«ПРИЗРАК ДОМА БРИАР»: ТАКАЯ, КАКАЯ ЕСТЬ!

«Призрак дома Бриар», впервые показанный в 2015 году на довольно серьезном жанровом фестивале Frightfest, добрался до России, поступив в прокат позавчера 20 января. Зарубежные журналисты пишут о фильме маловато хорошего — и RussoRosso решился проанализировать ситуацию.


«Призрак дома Бриар» / The Unspoken (2015)

Режиссер: Шелдон Уилсон
Сценарий: Шелдон Уилсон
Оператор: Эрик Дж. Голдштейн
Продюсеры: Джэми Горинг, Роберт Холми мл., Кевин Лисон
Дистрибьютор в России: «Парадиз» (в прокате с 20 января)


Очень, очень тяжело найти ресурс, на котором «Призрак дома Бриар» (2015, в оригинале скромно The Unspoken) не избивали бы почем зря, прямо как персонажа Дженнифер Джейсон Ли в «Омерзительной восьмерке» (2015). Metacritic засунул бедный инди-хоррор за плинтус, «КиноПоиск» с IMDb пестрят красными рейтингами, Variety в лице Оуэна Гляйбермана стебется, что у «Очень страшного кино» (2000) гораздо лучше получается напугать зрителя, а Ник Аллен с сайта имени Роджера Эберта буквально потрошит картину, после чего сжигает обезображенный труп напалмом, а потом смачно сплевывает на пепелище. И совершенно напрасно! А почему — сейчас разберемся.

The Unspoken с самого начала намекает, что он вовсе не то, чем кажется. Молодой полицейский приезжает на вызов в дом, где явно творится бесовщина. Появляется дата событий: 14 октября 1997 года. Стилистически это до того похоже на «Секретные материалы» (вплоть до шрифта титров), что каждую секунду ждешь фейдаута и заставки под музыку Марка Сноу. Ждешь почти подсознательно, но с такой уверенностью, что аж скулы сводит.

<
>

Подобно песчаной эфе, «Призрак дома Бриар» боковым ходом движется от одного клише к другому, в своем 95-минутном хронометраже собирая целую коллекцию не связанных друг с другом стилистических приемов. Одержимый нечистой силой дом, пустовавший почти 20 лет, пока в него не заселилась мать-одиночка с сыном, который уже пару лет не говорит из-за психологической травмы? Есть! Девочка-изгой, которой выпала доля сидеть с ребенком в том самом злосчастном доме, как-то связанным с ее семьей? Есть! Три агрессивных идиота, выбравшие совершенно не то время, чтобы проникнуть в чертов дом? Есть!

При этом сначала The Unspoken играет в примерную киношку о заколдованном здании, а через 28 минут являет зрителю хорошую олдскульную простетику и отрывает персонажу нижнюю челюсть без всяких отворачиваний камеры и монтажных склеек! Затем история растекается между полувялым саспенсом и детективно-мистической составляющей, параллельно сшивая дни полуартхаусными переходами. Зато в финальном шоудауне камера ведет себя гораздо скромнее, совершенно не фокусируясь на расчлененке. А в свободные места Шелдон Уилсон пихает все, что плохо лежит: звезду Бафомета, распятия, отношения отца и дочери, сексуальное любопытство у подростков и знойный Ford Bronco года этак 1989–90, урчащего восьмицилиндровым мотором объемом 5,8 литра.

Играясь и комбинируя имеющиеся ресурсы, «Призрак дома Бриар» в конце перевоплощается в студента, который, как выясняется, все это время пускал вам пыль в глаза, чтобы его «Бу!» выглядело эффектно. Поэтому после символического выкрика «Ха, купился!» все зависит от вашего внутреннего возраста: если внутри вы старый брюзга, то подобная шуточка вызовет лишь плевки да ворчание. А ребята повеселее могут посмеяться на титрах вместе с самим шутником Уилсоном.

<
>

Окей, The Unspoken — это метахоррор, поэтому судить его как рядовой би-муви не следует, но и у него есть свои проблемы. И кроются они в сценарии: по-видимому, Уилсон был очень занят, выписывая клише, и совершенно забил на персонажей. Больше других досталось местной троице траблмейкеров: они настолько карикатурно нехорошие, что им место в диснеевском мультфильме образца 90-х, а не в свежем инди-хорроре. Туда же (в помойку) летят мотивация персонажей и их поступки в кризисных ситуациях, не говоря уже о сюжетных дырочках, небольших, но многочисленных.

Что касается саспенса, который нагнетается в течение достаточно продолжительного отрезка времени, то тут все тоже не слишком радужно. Напряжение вроде бы создается проверенными приемами, но оно совершенно невязкое, не липнет и не увлекает с головой. Порой кажется, что вот еще чуть-чуть — и будет саспенс™, но додавить его как следует не получается.

Зато все это действо неплохо разыграно. Главную роль Анджелы отдали Джоделль Ферланд, которая на персонажах-ауткастах собаку съела (хотя странно, что девушка с такой яркой внешностью может быть ауткастом), Локлину Манро и Нилу МакДоне радуешься, как старым друзьям, все остальные тоже на своих местах (даже совершенно второстепенный Коул Виг). А вот Санни «Впервые-На-Экране» Сулджик подкачал: аутичный Эдриан с несмываемым покерфейсом в его исполнении вышел слишком натужным.

И самое главное — это откровенная пощечина в сторону современного тренда на паранормальные хорроры. Через фильм Шелдон Уилсон говорит, что все эти дома, духи, дьяволы и прочие одержимые уже немножко поднадоели и пора бы… А, это вы, мистер Ван! Нет-нет, очень ждем, конечно, проходите! А мы как раз о вас говорили! Разумеется, только хорошее! Вы располагайтесь, а Лилечка вам сейчас кофе принесет. Вы, кстати, какой пьете?

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.28MB | MySQL:206 | 0,635sec