Silent Hill: Shattered Memories

10 лет холода и мрака. К юбилею Silent Hill: Shattered Memories

Затертая пленка с помехами хранит на себе счастливый момент из прошлого: маленькая девочка бежит к отцу, который пакует вещи в машину. Стоит начать новую игру, как пленка снимается с паузы и несется дальше. Отец поднимает девочку в воздух, называя золотцем, а потом они вместе машут рукой тому, кто их снимает. Пленка обрывается, новый кадр: девочка выбегает из машины в парке развлечений и бежит к картонной фигуре, чтобы сфотографироваться с отцом. «Я люблю моего папочку!», — кричит счастливый ребенок. Пленка перематывается и повторяет последнюю сцену заново. А затем еще раз.

Сегодня этому счастливому смеху, а также всему, что последует за ним, исполняется десять лет.

We go back to the start

сэм барлоу

Сэм Барлоу за разработкой Her Story (2015)

Вышедший в 1999 году Silent Hill перевернул представление о том, каким может быть ужас в видеоиграх. Каждая последующая игра серии вносила в знакомую формулу что-то новое — вплоть до пятой части, которая попала в руки американской компании Double Helix. С тех пор над Silent Hill японцы не работали, и, по мнению фанатов, ни одна из игр не смогла приблизиться к оригинальной тетралогии. Понимали это и британские разработчики из Climax: выпустив Silent Hill: Origins, приквел первой части, они столкнулись со смешанными отзывами, но руки опускать не стали.

Первые слухи о том, что в работе находится ремейк Silent Hill 1, появились еще в 2006 году: поначалу речь шла о совмещении эстетики оригинала и недавно вышедшей экранизации Кристофа Ганса. Однако в Climax сосредоточились на Origins, увидевшей свет в 2007 году, а работу над ремейком временно отложили. В какой-то момент Origins начал казаться катастрофой: по неизвестной причине команда начала создавать черную комедию, вдохновленную сериалом «Клиника». Где-то на этом этапе бразды правления взял на себя Сэм Барлоу, буквально за неделю исправивший тон повествования, облик монстров и множество других проблемных мест игры — без увеличения сроков разработки и раздувания бюджета. Имя Барлоу всплывет и в Shattered Memories.

This will be different

Silent Hill: Cold Heart

После Origins британская студия начала серию питчингов, презентуя все новые и новые идеи. Одним из по-настоящему важных проектов компании стал, как ни странно, Brahms PD — рельсовый шутер для консоли Nintendo Wii. Идея принадлежала Уильяму Ортелу, продюсеру серии из американского офиса Climax: он хотел создать «первый по-настоящему интерактивный психологический хоррор». Игра велась от лица детектива полиции города Брамса, который потерял память и пытается найти своего напарника. Именно из Брамса в Сайлент Хилл прибыла Сибил Беннет — одна из ключевых героинь первой части Silent Hill.

Головная студия Konami идею забраковала, а вот в Climax увидели в ней потенциал — в частности, в вопросах психологии. Дело в том, что в перерывах между перестрелками детектив должен был посещать полицейского психиатра, который анализировал действия игрока и задавал немало вопросов, ответы на которые сильно влияли на игру. Таким образом, каждый играющий сталкивался с персональным кошмаром. Идею привнес вышеупомянутый Барлоу: в 1990-х он активно занимался созданием интерактивной литературы (пример можно увидеть здесь). Мысль о том, чтобы игра реагировала не только на то, какие выборы делает игрок, но и на то, как именно он играет, кажется свежей и сегодня.

Следующей попыткой Climax реализовать свои задумки стал Silent Hill: Cold Heart. Именно здесь начинают вырисовываться черты Shattered Memories: место тумана и ржавчины занимают снег и лед. Центром сюжета должна была стать Джессика — получившая тяжелую психологическую травму девушка, которая исследует Сайлент Хилл. На этот раз разработчики предусмотрели немало survival-элементов: Джессике нужно было искать еду и теплые вещи, чтобы не замерзнуть на улице при отрицательных температурах. Этот проект, как и Brahms PD, разрабатывался для Wii, психологическое профилирование также осталось на месте.

Однако подобный подход показался Konami излишне радикальным. В поисках лазейки Барлоу вспомнил о том, с чего начиналось их сотрудничество с японской компанией, — изначально речь шла о ремейке первой игры:

Если мы скажем, что новая игра — ремейк Silent Hill, мы сможем над ней работать. Нам ведь уже дали добро на его разработку.

Так Silent Hill: Shattered Memories начала медленно обретать свою форму.

«Контролер Wii — это почти фонарик, а наличие динамика помогает легко перенести радио», — сказал в одном из интервью Сэм Барлоу. Само собой, это не единственная причина выбора консоли. Забегая вперед, хочется уточнить, что позже игра вышла на PSP и PS2: на этот шаг Konami подтолкнули низкие продажи.

This game plays you as much as you play it

Гарри Мэйсон вместе с дочерью едет через загадочный туристический городок, но, не справившись с управлением, попадает в аварию. Очнувшись, он обнаруживает, что Шерил пропала, и отцу ничего не остается, кроме как отправиться на поиски.

Так начинается оригинальный Silent Hill. Так же начинается и Silent Hill: Shattered Memories. Правда, в оригинале Гарри сразу отправляется в путь, а ремейк (точнее, переосмысление) после вступительного ролика отправляет на кушетку к психотерапевту. Доброго врача зовут Майкл Кауфман — это еще один герой оригинальной игры. Едва ли не первое, что приходится сделать игроку, — пройти небольшое профилирование и разобраться с вопросами вроде «Алкоголь помогает мне расслабиться» или «Я никогда не изменял своему партнеру». И ответы действительно влияют на игру: к примеру, внешность и поведение Сибил Беннет полностью зависят от того, какие ответы выбрал игрок в стартовом тесте. Впрочем, влияют на игру не только решения, принятые на кушетке у Кауфмана, но и манера прохождения. Shattered Memories подмечает, на что и как долго смотрит игрок, — и соответственно подстраивается.

Тесты с каждым разом становятся все интереснее: банальный опросник возникает только раз за игру, а во время всех последующих сессий игроку предстоит заниматься чем-то иным. К примеру, красить карандашами картинку со счастливой семейной парой. Или определять по фото, кто на них спит, а кто уже умер. Или пытаться понять по картинкам, кто с кем находится в отношениях. Почти все тесты — адаптация реально существующих (пусть и с упрощениями), что позволяет составить точный профиль играющего, если он достаточно честен с игрой. Впрочем, обмануть ее не так легко: заявленная система отслеживания поведения и правда работает.

You live on Levin Street. It’s only a few blocks away

Silent Hill: Shattered Memories

Первая и единственная форма-опросник Shattered Memories

Геймплей Shattered Memories делится на три части: сессии у доктора Кауфмана, исследование мира и экшн-сегменты.

В процессе свободного исследования Сайлент Хилла Гарри ничего не угрожает: он спокойно перемещается, наведываясь в различные помещения и локации по всему городу, и взаимодействует с различными персонажами. Большинство из них — к примеру, медсестра Лиза Гарленд или Даллия Гилеспи — будут знакомы тем, кто проходил оригинальную игру. В основном, правда, и герои, и места сохраняют только свои имена и названия, меняя свой облик: та же Далия оказывается не безумной старухой, а вполне миловидной девушкой, еще и неравнодушной к Гарри. И так почти с каждым персонажем: знакомое имя всплывает чаще всего лишь для того, чтобы удивить неожиданной трактовкой образа. Меняется и облик локаций: в зависимости от поведения игрока по-разному выглядит множество деталей, поэтому игру интересно перепроходить снова и снова.

Также во время свободного исследования можно находить важные воспоминания в виде аудио, видео и текстовых сообщений, для чего Гарри использует свой мобильник. Телефон в игре — вещь невероятно полезная: здесь хранится карта города, в него встроена камера, плюс, само собой, с него можно звонить по множеству номеров, раскиданных по всему городу. Кстати, все сообщения, как и большинство ответов по телефону, от прохождения к прохождению также меняются.

Silent Hill: Shattered Memories

Пример мементо

Нельзя не сказать и о мементо — небольших предметах, которые на первый взгляд ничего не значат, но для контекста явно важны. Это может быть что угодно: как сломанная кукла, так и брелок для ключей или охотничий нож с гравировкой на рукояти.

Daddy, you can’t fight them. Run!

Silent Hill: Shattered Memories

Еще одним радикальным отличием от привычной для серии формулы стало полное отсутствие боевой механики. По словам Барлоу, отсутствие сражений в игре помогало расширить аудиторию. Стоит отметить, что игра вышла до Amnesia: Dark Descent, Outlast и других проектов, в которых герой был беспомощен, — на тот момент подобный подход казался крайне непривычным.

Но он работал. Сражения с толпами мелких, но противных врагов кажутся совершенно невозможными, и единственное, что остается делать Гарри, это бежать. Или прятаться. «Иной» мир Shattered Memories — это еще более холодная версия привычного мира, в котором лед и иней меняют все до неузнаваемости, превращая улицы и дома в странные лабиринты. Все в угоду сюжету, в котором Гарри до конца не осознает самого себя и происходящее вокруг. «Нет никакого смысла в том, что Гарри стреляет в зомби из дробовика», — вспоминает Барлоу. Команда разработчиков пересмотрела больше пятидесяти хорроров и раз за разом убеждалась в том, что герои чаще стараются убежать от врага, чем дать ему отпор, а экшн сосредоточен не в сражениях, а в погонях.

Гарри убегает от прошлого и собственных проблем, а город традиционно подкрепляет страхи их физическим воплощением. Облик монстров будет меняться в зависимости от психологического профиля игрока, отражая различные аспекты проявленного характера. Сами погони могут быть несколько раздражающими, но даже это чувство используется в игре удачно: когда вновь наступает мирное время, игрок действительно чувствует облегчение.

A whole universe of fantasy in a thick skull of yours

Silent Hill: Shattered Memories

Повзрослевшая Шерил Мэйсон

Говоря о Shattered Memories, тяжело удержаться от разбора финала, расставляющего все точки над i. Сейчас будет много спойлеров — мы предупредили.

История Shattered Memories выступает как своего рода постмодернистское переосмысление сюжета: при знакомом начале игра приходит к совершенно неожиданной развязке совершенно неожиданным путем. И самый неожиданный твист происходит именно в финале. Внимательный игрок, конечно, заметит его чуть раньше.

Дело в том, что Гарри давно мертв, а все события разворачиваются в голове у пациента на кушетке. И это не Гарри, которым дают управлять большую часть игры, а Шерил — та самая девочка, которую Гарри потерял после аварии. Она вот уже много лет не может смириться со смертью отца и продолжает его идеализировать, хотя на деле таким уж хорошим родителем он мог и не быть.

Сюжет игры оказывается попыткой 25-летней Шерил отрефлексировать произошедшую 18 лет назад трагедию, и то, насколько эта попытка будет удачной, зависит лишь от игрока. В финале можно не только принять собственное прошлое, но и не захотеть его отпускать — итог упирается во множество мелких выборов, сделанных на протяжении игры.

Если предыдущие игры серии шли по пути психологического хоррора, обращаясь к отдельным потаенным страхам конкретных персонажей, то Shattered Memories обращается напрямую к игроку. За счет этого создается персональный кошмар, ужас которого не лежит в плоскости кровавых ошметков или пугающих образов, а скрывается куда глубже. Особенно сильно это ощущается уже на титрах, когда игра выдает тебе настолько точный психологический портрет, что становится несколько не по себе.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 12.63MB | MySQL:209 | 0,722sec