ЭНТОНИ ХОПКИНС, ДЖОДИ ФОСТЕР И ТЕД ЛЕВАЙН ВСПОМИНАЮТ ДЖОНАТАНА ДЕММЕ

26 апреля умер Джонатан Демме — режиссер самой значимой экранизации истории Томаса Харриса о Ганнибале Лектере. На счету Демме довольно большое количество фильмов, однако именно «Молчание ягнят» стало знаковым культурным событием. Актеры Энтони Хопкинс, Джоди Фостер и исполнитель роли Буффало Билла Тед Левайн вспоминают, как им работалось с автором знаменитого триллера.

Энтони Хопкинс:

Меня переполняют шок и грусть от новости о кончине Джонатана. Он был одним из лучших и по-настоящему приятным человеком с прекрасным духом. Каждый день, проведенный с ним, был классным. Мои соболезнования семье.

Джоди Фостер:

Мое сердце болит от потери друга, учителя и человека столь исключительного и динамичного, что сдержать его мог только ураган. Джонатан был забавен, как его комедии, и глубок, как его драмы. В нем была чистая энергия, непрерывная подпитка для всех творческих людей. Его страсть к музыке была столько же сильна, сколько страсть к искусству в целом. Он всегда боролся за души. ДжейДи — самый любимый, дикая штучка, брат по любви, режиссер ягнят. Люблю этого человека. Люблю сильно.

Тед Левайн:

Он был одним из самых приятных людей, которых я знал. Он был словно 11-летний ребенок, его по-настоящему волновало то, чем он занимался. Одна из причин, по которой мне нравится то, что я делаю, — сотрудничество на проекте, и Джонатан предоставил мне для этого огромный шанс. Я запомнил это и использовал как критерий оценки других съемок, атмосферы на площадке, которой управляют режиссер и его первый помощник. Он был очень щедр по отношению к съемочной команде. Помню, как на съемках «Молчания ягнят» ассистент по реквизиту придумал решение какой-то проблемы, и Джон при всех отметил его на площадке. Он хвалил людей при всех, это было круто. <…>

Существовало беспокойство, что нас обвинят в том, что мы выставляем гомосексуальность в негативном свете. Я никогда не думал о Билле как о гее — он был психопатом. Критики на нас налетели, а другие обиделись на создание такого образа, но дело в том, что его не интересовали люди именно того же пола. Джон немного боялся последствий, но поддержал меня и позволил изобразить героя таким, каким я его видел. <…>

Я был на съемках в Венгрии. Шоураннер и еще один человек когда-то работали с Джоном, поэтому мы решили сделать фото и послать ему. Он ответил электронным письмом, в котором написал, что рад нас видеть и что хотел бы быть с нами. Я думал, мы передали привет, но в итоге это стало прощанием.

 

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter