«Бугимен»: Это не то, о чем вы подумали

8 июля в прокат выходит «Бугимен», второй режиссёрский опыт Талала Сельхами («Миражи»). О том, каким получился марокканский вариант «Оно», рассказывает Иван Афанасьев.


«Бугимен» / Achoura (2018)
Режиссер: Талал Сельхами
Сценарий: Джавад Лалу, Давид Вильмен, Талал Сельхами
Оператор: Матье Де Монгран
Продюсеры: Ламия Храиби, Талал Сельхами, Стефан Леру и др.


В детстве Надя потеряла близкую подругу – взрослым она сказала, что ту утащила тьма. Конечно, ей никто не поверил. Спустя некоторое время трое ее друзей – Али, Самир и Стефан – столкнутся с той же тьмой вновь, в том же самом доме, где пропала девочка. Через двадцать с лишним лет, по удивительному течению обстоятельств, они снова встречаются. В попытке разобраться, в чём дело, героям приходится вновь пережить встречу со сверхъестественным. Монстр, которого в разных культурах зовут по-разному, во всем мире занимается одним и тем же — жрет маленьких детей, предварительно маринуя их в страхе.

У «Бугимена» печальная судьба. Сделанный ещё в 2015 году фильм отправили на доработку, чтобы отшлифовать спецэффекты. Но в 2017 году вышел «Оно», с которым у фильма Талала Сельхами слишком много пересечений. На момент премьеры в 2018 году в Париже фильм выглядел морально устаревшим и даже вторичным, что, впрочем, не помешало ему собрать охапку наград и поучаствовать во множестве престижных жанровых фестивалей – от Ситжеса до Чикаго. Но публика не была столь же благосклонной. «Бугимену» не удалось избежать сравнений со своим высокобюджетным собратом, при желании можно предъявить претензии к сбоящей драматургии, к неидеальной графике, к общей бюджетности исполнения. Но хочется верить, что этот текст читает зритель, который копает чуть глубже.

Ведь родословная у фильма куда более интересная, чем может показаться, это не просто блеклый клон хоррора по роману Кинга. Монстр, которого в нашем прокате перевели, как Бугимен, в марокканской традиции зовут «бугитате» – это, в свою очередь, слово, которым зовут существо, приходящее к своим поражённым сонным параличом жертвам, чтобы душить их. Представленная в фильме тварь – порождение городских легенд о мистическом людоеде, которым мамы любят пугать детей, не желающих засыпать – иначе говоря, это наш «бука». В фильме также присутствует деталь, на которую невнимательный зритель может не обратить внимание. Столкновение с Бугименом происходит в доме времён французского протектората, во время праздника Ашуры (оригинальное название фильма), для детей – своего рода мусульманского Хэллоуина, для взрослых – дня поминовения мёртвых.

Таким образом, пришествие Бугимена для главных героев становится не просто случайным событием, а своего рода пробуждением коллективной памяти о временах, когда Марокко находилось под гнётом Франции, интервентов, пытавшихся уничтожить культуру чужой страны. Недаром всё начинается с выставки Стефана, ставшего большим художником, на которой тот представляет зрителям картины, запечатлевшие жуткое чудовище, что пытается сожрать человека. Встретив бывшего друга, Надя слышит его монолог о том, что она старалась забыть, выгнать из своей головы кошмарные воспоминания о столкновении с Бугименом – а он сделать то же самое не способен, и потому вынужден хранить память о монстре в своих творениях. Схватка с чудовищем обретает не только чисто практический характер, но и становится моментом закрытия гештальта о кошмарном прошлом, не только своём, но и всей страны. Бугитате как бы становится символом пробуждения от вечного сна – недаром потому и выбран именно этот образ.

Так что «Бугимен», несмотря на свою внешнюю простоту, не так уж и далёк от многими любимых интеллектуальных хорроров, в которых сквозь внешнюю жанровую драпировку проступают размышления о коллективной боли и ответственности. В остальном же это классический фильм ужасов с жуткой кракозяброй, что ненавидит человечество больше всего на свете и сожрало бы всех, но предпочитает именно детишек – лишая своего врага будущего. И – ничего не поделать! – параллелей с «Оно» действительно очень много. Братство «неудачников», собравшихся спустя годы для разборок со сверхъестественной мразью, панический страх за свою жизнь, отсутствие поддержки со стороны окружающих и финальная схватка – которая, к слову, впечатляет не в пример больше, чем клоунский (во всех смыслах) final fight с Пеннивайзом. Да и сама бугага сделана весьма интересно – хоть графика и несовершенна, создателям удалось с её помощью нарисовать по-настоящему жуткое существо, со своей мрачной харизмой.

Что касается национального колорита фильма, его тут, скажем прямо, немного – это можно посчитать за минус, ведь от словосочетания «марокканский хоррор» ждёшь, как минимум, чего-то уровня «Дашры» или «Тумбада». Но не хочется записывать это в недостатки – Сельхами явно намеревался создать фильм, который будет одинаково интересен и зрителям смежных культур, и тем, кто с марокканскими мифами совсем незнаком. Вышло, возможно, слегка безлико, но, опять-таки, жанрово «Бугимен» сложен на зависть. Есть проблемы с драматургией – наслоение флешбеков и сюжетных линий временами путает зрителя, настолько, что лично я врубился, что происходит, лишь ближе к середине. И всё-таки не хочется ругать этот фильм – он на удивление хорош, даже если сравнивать его с «Оно». «Бугимен» держит зрителя до конца и работает при почти втрое (!) меньшем хронометраже. А впечатляет местами и посильнее. В общем, постарайтесь, как главные герои, забыть о своём столкновении с фильмами Мускетти и взгляните на марокканский ужастик свежим взглядом – если, конечно, вы в детстве не боялись заглянуть под кровать.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 39.01MB | MySQL:109 | 0,439sec