«Смертельный выбор»: Выбор взаимодействия с реальностью


ПРОКЛЯТЫЙ ОСТРОВ

Ужасы мистической проклятой игры и кошмары повседневной реальности соединяются в ленте Тоби Микинса, показывая свою духовную общность — RussoRosso рассказывает про «Смертельный выбор» (Choose or Die), чтобы помочь вам самим выбрать кино на вечер.


«Смертельный выбор» / Choose or Die (2022)
Режиссер: Тоби Микинс
Сценарий: Саймон Аллен, Тоби Микинс, Мэттью Джеймс Уилкинсон
Оператор: Катрин Дерри
Продюсеры: Джон Зойс, Саймон Аллен, Себастьян Рейбо, Мэттью Джеймс Уилкинсон


Американское и британское кино на первый взгляд похожи, неслучайно в Голливуде так много англичан. Обратных примеров, когда бы американцы приезжали работать в Великобританию, не так много, но и одного Стэнли Кубрика хватит, чтобы уравновестить чаши весов. Для эстета и интеллектуала Кубрика английская земля была более предпочтительна в плане творчества, чем США, где кинопроизводство давно и прочно поставлено на коммерческие рельсы.

Видны эти различия двух кинематографий и на примере «Смертельного выбора» (в оригинале – «Выбирай или умри»). Игры не только экранизировали, они становились основой сюжета немалого количества фильмов, включая хорроры. Не во всех фильмах ужасов речь идёт о компьютерных играх. К примеру, полнометражный дебют Тоби Микинса отлично бы вписался в семантический ряд из таких интересных экземпляров, как «За вратами» и «Костяшка» (оба – 2016), пусть в них речь идёт о карточных играх, с густыми отсылками к прошлому веку. Микинс тоже очарован эстетикой 1980-х и пусть не использует ретро-стилистику в визуальном плане, зато она окружает главную героиню в виде плакатов и постеров, а также в разговорах влюблённого в Кайлу компьютерщика Айзека.

В качестве интересных совпадений можно привести и год создания игры – 1984, и пусть сейчас он ассоциируется с классической антиутопией Джорджа Оруэлла, однако в этот же год Уэс Крэйвен снял «Кошмар на улице Вязов», отсылки к которому есть в самом сюжете. Более того, за кадром звучит голос Роберта Инглунда.

Главные герои, Кайла и Айзек, персонажи чуть за 20, и легко можно было бы предположить, как бы их представили в американском кино. Однако у британцев молодёжь изображена не беспечными прожигателями жизни и потребителями фастфуда, а людьми со своими характерами, проблемами, страхами и желаниями. Можно, не покривив душой, сказать, что Кайла и Айзек легко вызывают симпатию, не в последнюю очередь благодаря своей непохожести на многих других своих сверстников, но ведь программисты вообще особый психотип.

Режиссёр, возможно, отталкивался от неплохого телехоррора с героями-программистами «Сотворить монстра» (2001), где также участвовала в роли самой себя звезда хорроров Джули Стрэйн. Кайла может даже напомнить главную героиню той картины – своей ранимостью и интровертностью.

Однако Кайла не инфантильна. Она живёт вместе с матерью в неблагополучном доме, в котором всем заправляет местный наркоторговец, который пользуется бедностью и отчаянием людей, чтобы продавать им наркотики. Мать Кайлы как раз бывшая наркоманка с подорванным здоровьем. Для того, чтобы заработать деньги на её лечение, Кайла работает в клининговой службе в ночную смену, хотя хочет быть программистом.

Тоби Микинс, в духе социальных драм английских мастеров Кена Лоуча и Майка Ли, реалистично изображает социальную среду, окружающую Кайлу. Бедность, преступность, отсутствие социальных лифтов (Кайлу не берут даже младшим программистом) и в довершение всего – игра прямиком из 80-х, которая могла бы быть ещё одним способом забыться, отвлечься от безрадостной реальности, которую чувствительное сердце героини не может принять, если бы эта игра не была способна влиять на наш мир. Режиссёр, объясняя необычные свойства игры, вводит тему проклятия, некую ошибку в изначальном коде, которая открыла портал между нашим миром и потусторонним. В этом лента Микинса оказывается родственна картинам про проклятые книги и фильмы, будь то «Девятые врата» (1999) или новелла Джона Карпентера «Сигаретный ожог» из «Мастеров ужасов». Кстати, участливый полицейский из фильма Микинса носит фамилию Карпентер – тоже своеобразная дань одному из символов хоррора 1980-х.

Конечно, «Смертельный выбор» не притворяется фильмом из той поры. Он вполне современно снят, некоторые сцены интересно стилизованы под компьютерные игры, да ещё и затрагивает тему настоящих, не придуманных режиссёрами, ужасов – бедности, беспросветного существования в мире трущоб, где за каждой дверью человеческая драма. Легко можно было бы провести аналогии с «Кэндименом» (1992), снятом в США, ну так и его автор, Бернард Роуз, англичанин.

Для британского кино многих жанров и направлений характерен повышенный интерес к социальным проблемам, в то время как в голливудском кино присутствует лакировка действительности – не зря американскую кинопромышленность именуют «фабрика грёз». Однако Тоби Микинс, как и его герои, фанат 80-х, оттого хоррор-составляющая его ленты хорошо продумана и разнообразна. Какого-то особого насилия тут нет, однако связь с эстетикой «Кошмара на улице Вязов» присутствует в смелом совмещении сна и реальности. Игра, подобно маньяку из снов, пользуется страхами Кайлы, чтобы сломить её. Победить в игре означает не просто одолеть монстра, но преодолеть свои слабости и обрести уверенность в себе.

Не слишком известная (надеемся, пока) Айола Эванс очень удачно выбрана на главную роль Кайлы. В её типаже сочетаются «пацанская» внешность, ранимость и в то же время решительность. Актриса играет свою роль в традициях драматического театра. Ей удаётся одним взглядом передать те эмоции, которые запрятаны глубоко внутри, в том числе и влюблённость в Айзека, которой она боится дать волю. Вообще за трогательными, неловкими попытками этих персонажей проявить нежность и заботу друг о друге следить особенно интересно. Восходящая звезда Эйса Баттерфилд в роли Айзека не тянет одеяло на себя, а деликатно подыгрывает не слишком опытной, но старательной партнёрше. А появление в кадре английского мэтра Эдди Марсана в роли Главного босса как всегда безупречно.

Дебют Тоби Микинса вышел вполне удачным. Его не портит неоригинальный сюжет, ибо сценарий фильма написан с умом, которым не всегда могут похвастаться синопсисы американских хорроров. Финал картины, в духе классики Крэйвена, обращается одновременно как к психологии, так и к христианству. Сражение с Главным боссом не просто умело поставлено, но скрывает целую философию. Героиня должна пожертвовать собой, буквально победить свой страх, справиться с собственными демонами, и так выиграть в игре. И, конечно, остаться такой же морально чистой, как была. Это-то и не удалось герою Марсана. Игра поглотила его, так что он стал её частью — воплощением эгоизма, жестокости и цинизма.

Зло уязвимо, так как не способно на жертву. Моральное превосходство героини – в её готовности умереть за свои идеалы, но не изменить себе. Вода, которой так боялась Кайла после несчастного случая с братом, в итоге стала её спасением. Кайла приняла своеобразное крещение, смывающее чувство вины, и обрела уверенность в себе. Это и есть супергерой в трактовке режиссёра – тот, кто силён духом и не боится жертвовать собой ради победы над злом. Ужасы игры и кошмары реальности соединяются в ленте Микинса, показывая свою духовную общность. Преступность и бедность действительно проклятие этого мира, которое существует, потому что люди заняты собой и не обращают внимания на страдания ближних. И героями оказываются те, кому не всё равно.
Ломая привычную, устоявшуюся систему равнодушия и цинизма, олицетворением которой выступает Главный босс, Кайла показывает иной путь взаимодействия с реальностью, кроме вечного невмешательства. Со злом нельзя мириться, иначе оно перестанет ужасать, трогать душу, а станет привычной картиной окружающего бытия. И тогда исчезнет всякое отличие добра от зла.

Share on VK
Андрей Волков

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

ПРОКЛЯТЫЙ ОСТРОВ

WordPress: 11.87MB | MySQL:101 | 0,175sec