«Бегущая в лабиринте»: «Куб» ползучий

1 июля в прокат выходит «Бегущая в лабиринте», новый фильм Матье Тури («Выжившие»). О том, как этот фильм творчески переосмысливает стилистику культового «Куба», рассказывает Иван Афанасьев.


«Бегущая в лабиринте» / Meander (2020)
Режиссер: Матье Тури
Сценарий: Матье Тури
Оператор: Ален Дюплантье
Продюсеры: Жюльен Дери, Давид Гоки, Эрик Жандарм и др.


Посреди загородной дороги лежит молодая девушка Лиза – очевидно, прилёгшая не отдохнуть, а разделить участь Анны Карениной. В последний момент она, правда, решает повременить с суицидом и садится в машину к симпатичному водителю, чтобы вернуться домой. Но этого не происходит: сперва мужчина, оказавшийся разыскиваемым в округе маньяком, пытается Лизу убить, в результате чего провоцирует аварию, затем девушка теряет сознание. Пробуждается Лиза уже в другом месте – минималистично оформленном лабиринте, состоящем из множества тесных комнат, соединенных весьма узкими проходами. На теле – странный костюм, похожий на наряд аквалангиста. На руке – браслет с таймером, отмеряющим время (явно не до раздачи вкусняшек). Впереди – бесконечные коридоры с кучей ловушек и существами не всегда человеческого вида и дружелюбных намерений.

«Бегущая в лабиринте» очень хочет казаться таким пост-хоррором про пытки, с тайными комнатами глубокого смысла, аллюзиями на то и сё и прочими атрибутами «новой страшной волны». Но стоит быть честным с самого начала: получается это у Тури, любителя прямолинейных, как балка, кондовых хорроров (см. его постапокалиптический «Выжившие»), довольно так себе. Самая его удачная находка — название, которое у нас, конечно, в погоне за привлечением зрителя в кинотеатры здорово переосмыслили; как минимум, называть фильм, в котором главная героиня большую часть времени ползает на карачках, «Бегущей в лабиринте», слегка нелогично, круче было бы только «Беги, Лиза, беги». Меандр (именно так переводится оригинальный тайтл) – многозначное слово, которым обычно называют излучину реки, видную невооружённым взглядом. Часто очередной «зигзаг» водоёма под воздействием естественных процессов отделяется от основного «тела» и становится старицей (маленьким озерцом без притоков).

Этот образ красиво рифмуется с судьбой героини: лечь на дорогу и умереть её вынудила смерть дочери. Отделение старицы от основной реки (меандрирование) и является метафорой потери. Но, среди прочего, меандр также встречается в качестве распространённого античного узора, означающего сразу несколько вещей – в первую очередь, его форма, похожая на волну, ассоциируется с силой стихии, в частности, с водой (поэтому, кстати, он является частью свастики). Лизе на пути к выходу (выходу ли?) предстоит пройти через основные из них: вода, огонь, воздух. Плюс, меандр также служил обозначением охотничьей ловушки. Собственно, здесь всё совсем уж просто: героиня действительно попала в западню, из которой так просто не выбраться. И не она одна: на пути ей встретятся и другие несчастные – либо живые, либо уже в виде обугленных косточек (как вариант – движущихся и норовящих цапнуть героиню за пятку). Лабиринт становится своего рода чистилищем на пути к… скажем так, гранд финале, чтобы обойтись без спойлеров.

Не удивлюсь, если окажется, что всё это я выдумал и режиссёр, прочитав текст выше, покрутит пальцем у виска и скажет, что взял лишь образ меандра (лабиринта) в качестве красивого названия. Но иначе и не объяснишь намеренное желание Тури максимально откреститься от объяснения происхождения лабиринта, которое тут присутствует в максимально отвлечённом виде: грубо говоря, «ну, короче была вспышка в небе и вот». Имеет ли загадочная конструкция внеземное происхождение (на что намекает дизайн некоторых существ), или же это некий правительственный эксперимент в духе «Куба» или «Платформы» (на который намекает ещё ряд признаков) – толком непонятно. Как и в случае со своими идейными предшественниками (особенно это касается фильма Винченцо Натали), «Бегущая в лабиринте» отказывается от демонстрации внешнего вида помещения, терзающего своих пленников. В принципе, можно представить себе, что это всё такая прогрессивная версия библейского Чистилища, даже очищающее пламя присутствует, в духе Данте: «Вы пройти должны укус огня, идите в жгучем зное… здесь мука, но не смерть». Неужто гипотетический хозяин лимбо не может быть техногиком?

Ну и как чисто жанровый опыт «Бегущая в лабиринте» способна вполне себе неплохо опалить ваше воображение: злоключения Лизы в узких коридорах лабиринта смерти не поражают воображение оригинальностью, но здорово держат зрителя за яйца хваткой умелого саспенса. Моменты, когда героиня ползком удирает от плетущейся за ней тварью, вполне способны нагнать страху на зрителя неискушённого, хотя и будут просто аттракционом для видавших виды хоррор-фанов. Скудность интерьеров, формирующая минимализм (не)рукотворного технолабиринта, оправдана малобюджетностью фильма, но идёт ему только на пользу – не смущают даже повторяющиеся локации, в которых некоторые детали меняются чисто для эстетики. Возможно, кому-нибудь хотелось бы получить от фильма чего-то большего – как минимум, более интересных и оригинальных ловушек (вспомним начало того же «Куба»), более проработанного характера героини или вменяемой предыстории. Но всё в пределах класса «европейский инди-хоррор», без изысков.

«Бегущая в лабиринте» вполне заслуживает своих скромных лавров. Надеюсь, зритель если не побежит, то хотя бы со временем доползёт до кинотеатров ради этой скромной, но довольно приятной жанровой поделки.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
ОЛЕНЬИ РОГА Advertisement
WordPress: 39.05MB | MySQL:113 | 1,017sec