«Дэниел ненастоящий»: травмы и внутренние бесы

«Дэниел ненастоящий» Адама Иджипта Мортимера стал одним из самых амбициозных хорроров 2019 года. В 2020 году Мортимер не почивал на лаврах, а снимал новый фильм, который выйдет, судя по всему, совсем скоро, ну а пока Ольга Шредер напоминает нам о том, чем же был хорош «Дэниел».


«Дэниел ненастоящий» \ Daniel Isn’t Real (2019)

Режиссер: Адам Иджипт Мортимер

Сценарий: Адам Иджипт Мортимер, Брайан ДеЛию

Оператор: Лайл Винсент

Продюсеры: Элайджа Вуд, Лиза Уэйлен, Джош С. Уоллер, Дэниэл Ноа


Впервые маленький Люк встретил Дэниела напротив кафе, в котором какой-то парень пару минут назад расстрелял посетителей. Хотя Дэниел и не был настоящим, он, как лучший друг, помог Люку справиться с психотравмой. А потом посоветовал придать маме (Мэри Стюарт Мастерсон) «суперсил» коктейлем из молока и упаковки таблеток, за что был символически заперт в игрушечном замке.

Люк (Майлс Роббинс) вырос и поступил в колледж. У него нет друзей, и он часто уезжает домой, чтобы проведать мать, психическое здоровье которой сильно ухудшилось. Когда мать Люка в приступе попыталась отрезать себе ножницами лицо, Дэниел (Патрик Шварценеггер) вновь вернулся и принялся помогать Люку наладить его паршивую жизнь, пока не решил, что было бы неплохо занять его тело.

Психологический хоррор Адама Иджипта Мортимера «Дэниел ненастоящий» выпустила кинокомпания Элайджи Вуда SpectreVision, занимающаяся малобюджетными жанровыми проектами. Многие из фильмов SpectreVision, в основном триллеры и хорроры, стали заметными событиями в жанре, например, «Девушка возвращается одна ночью домой» (2014) Амирпур, «Мэнди» (2017) Косматоса или «Цвет из иных миров» (2019) Стэнли.

«Дэниел ненастоящий» – тоже любопытный, но неоднозначный фильм, в котором за примитивными заигрываниями с темой одержимости прячется сложное исследование психологических травм героя, проблем его взросления и борьбы с внутренними бесами.

Как правило, в хоррорах и триллерах на тему психических заболеваний уделяется особое внимание механизму «триггеров» главного персонажа и деконструкции реальности в его сознании. Например, в «Наезднице» (2020) Джеффа Баены главная героиня, семья которой была разрушена тяжелыми психическими расстройствами, объясняла свои проблемы конспирологическими теориями о клонах и пришельцах. В «Дэниеле», несмотря на схожую размытость грани между реальностью и галлюцинацией, на первом плане все-таки находятся сложные взаимоотношения между Люком и Дэниелом, превратившиеся из симбиоза в губительное паразитирование.

Люк, испуганный тем, что у него может проявиться шизофрения, находит мистическое объяснение происходящему. Когда он узнает, что стрелок из кафе рисовал жуткие фигуры, то сразу же ассоциирует рисунки с воображаемым другом и решает, что Дэниел – это демон, приставший к нему после смерти стрелка. «Демона» замечает только художница Кэсси (Саша Лейн), с которой герой начал встречаться. Нарисовав за плечом Люка зловещую тень, Кэсси называет ее «темной стороной» личности, какая есть у каждого человека. Возможно, она оказалась права: Люк ищет опору, чтобы перестать чувствовать себя слабым и беспомощным, а Дэниел, спутник его страхов, служит ему защитой от внешнего зла, которая, увы, имеет ту же жестокую природу.

Дэниел расчетливый, остроумный и жестокий, он помогает Люку соблазнять девушек и заставляет его принимать решения, на которые у Люка не хватило бы смелости. В то же время в их отношениях есть некий неочевидный гомоэротизм: Дэниел открыто наблюдает за ним во время секса, ревнует, когда тот пытается сблизиться с другими людьми, а иногда пытается слипнуться с Люком в какое-то кроненберговское чудовище и присвоить его тело себе. Образ Дэниела сочетает в себе черты как токсичной маскулинности, так и скрытой квирности, он идеально вписывается в архетип игривого квир-злодея, который существует в американском кино уже сотню лет. Иронично, что Дэниела, регулярно подталкивающего Люка к стереотипно мужским поступкам вроде драк и «съема девочек», играет сын Арнольда Шварценеггера, иконы мужественности.

Если же воспринимать «Дэниела ненастоящего» буквально, то он превращается в нелепый микс «Бойцовского клуба» с «Вредным Фредом». В сущности, не важно, какое у Дэниела происхождение: он может быть галлюцинацией, альтер-эго, воображаемым другом, вышедшим из-под контроля, или демоном-трикстером, однако он все равно неотделим от Люка. Адам Иджипт Мортимер показал универсальную историю кризиса молодого человека, которому приходится бороться с тяжелыми проблемами в одиночестве.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
Марк Шредер

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

WordPress: 12.06MB | MySQL:114 | 0,334sec