«Нектар»: медовая бензопила

Почти год назад на Tribeca Film Festival прошла премьера «Нектара», коллаборации компании Dark Star Pictures и американского портала о хоррорах, наших коллег, Bloody Disgusting. И вот, в апреле 2021, картина вышла в интернет, к зрителям по всему миру. В одной из главных ролей – Сойер Спилберг, сын знаменитого американского постановщика. О том, каким вышел дебютный фильм Деверо Милберна – рассказывает Иван Афанасьев.


«Нектар» / Honeydew (2020)
Режиссер: Деверо Милберн
Сценарий: Деверо Милберн, Дэн Кеннеди
Оператор: Сара Каннингэм
Продюсеры: Дэн Кеннеди, Алан Дж. Пирсон, Майкл ДеРоза и др.


Молодая пара, студентка-биолог Райли и писатель Сэм, выбравшиеся в загородную поездку на машине, остаются на ночь в палатке в поле. В их отношениях явно не всё ладится, поэтому, когда в автомобиле садится аккумулятор, они дружно начинают обвинять друг друга во всех смертных грехах. А тут ещё и недружелюбный местный ломится, советует убраться подальше с его территории. Всё это вынуждает их заглянуть на огонёк в ближайшую усадьбу – там их встречает миловидно-зловещая пожилая мадам Карен, обещающая помочь. Она вызывает по телефону своего соседа, чтобы тот помог им с автомобилем, а сама предлагает поздний ужин в компании своего странного, сильно упитанного сына, чьё лицо замотано тряпками. Райли подозревает что-то нехорошее, но Сэм соглашается принять кров старушки и съесть её не очень аппетитную выпечку и невероятно жирные стейки. Сосед всё не идёт, поэтому паре приходится остаться на ночь. Нетрудно догадаться, что ничего хорошего им мне светит.

«Honeydew», очевидно, сделанный коллективом, взращённым на классических хоррорах, снимался с горящими глазами. Цитаты из всех субурбан-хорроров сразу, от «У холмов есть глаза» до «Избавления», преследуют на протяжении всего фильма. Особенно в этом плане «досталось» «Техасской резне бензопилой», который, очевидно, был ключевым источником вдохновения: дом старушки Карен, рассадка гостей за столом, обстановка вокруг – всё это напоминает о фильме Тоуба Хупера, вплоть до прямых заимствований. Иногда даже кажется, что в формате аудиовизуальной лекции, с закадровым голосом, указывающим на все реминисценции, фильм смотрелся бы ещё лучше. В своём исходном же состоянии «Нектар» выглядит не более, чем памятка по истории фильмов ужасов о недружелюбных жителях американских пригородов. Тут слегка приправим намёками на оккультизм, тут добавим психопатичных стариков, тут приукрасим каннибализмом и прочими кулинарными изысками. И, конечно, стилистика слэшера: по механике это совсем другое кино, однако все эти недружелюбные интерьеры, в которых наверняка запрятаны ножи под полой и мясницкие крюки, узнаются с первого взгляда.

Игра в подмигивания – здорово, все мы это любим. Другой вопрос, что ещё может предложить «Honeydew» искушённому зрителю, кроме джентльменского набора отсылок? Ответ – почти ничего. Интрига с фермером, который, в духе беккетовского Годо, всё никак не появляется, раскусывается примерно на том моменте, когда становится ясно, что он если и придёт, то лишь когда будет поздно. Зловещая старушка, готовящая куски сочного мяса, способного приманить и вендиго, не то что вегана – даже ничего не смыслящему человеку будет понятно, что от неё добра не жди. Удивительно, что это не понимают герои, когда остаются на ночь в неопрятном подвале, похожем на пыточную, которой попытались придать немного лоска. Вообще, нелогичность их поведения – одна из ахиллесовых пят фильма, которых так много, что он, фактически, выглядит одной большой пяткой. В хоррорах не всегда оправданное отсутствие здравомыслия у персонажей и чувства безопасности принимается, как должное – это один из столпов жанра. Но герои «Нектара» либо слепы, либо безмозглы – возможно, осознать опасность положения им мешает конфликт в собственных отношениях, но и об этом мы не узнаем почти ничего. Фильм удивительно «функционален», будто его создатели, погнавшись за стилистическими песнями о самом главном, забыли наделить свои болванки хоть какими-то мотивациями.

Поэтому на конечный результат их сценарных мучений попросту плевать. В финале фильм, вывернув в «неожиданную» плоскость (слегка проспойлеренную постером с кислородной маской на лице героини), пытается взять измором, предлагая набор довольно-таки отвратительных, завязанных на физиологии, сцен. Но к тому моменту, кроме раздражения, больше ничего не остаётся. Тут, наверное, надо сказать что-то про Сойера Спилберга. Что ж, он достаточно honey. В отличие от фильма – который, вполне себе dew, (роса, а точнее – вода).

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 12.03MB | MySQL:112 | 0,883sec