А БЕЗ МУЗЫКИ НЕ ХОЧЕТСЯ ПРОПАДАТЬ: КАК СОЗДАВАЛИСЬ САУНДТРЕКИ К ЛЮБИМЫМ ХОРРОРАМ

Запоминающаяся музыка составляет если не половину успеха хоррора, то уж точно приличную его часть. RussoRosso рассказывает, как создавались саундтреки к известным фильмам ужасов. Предупреждаем: некоторые из них лучше не переслушивать по ночам!


«ПСИХО» / PSYCHO
(реж. Альфред Хичкок, 1960)

Композитор: Бернард Херрманн

Сейчас это трудно представить, но изначально Хичкок в качестве саундтрека к своему триллеру хотел использовать джаз. К счастью, мастер вовремя одумался и пригласил композитора Бернарда Херрманна, с которым ранее уже сотрудничал в «Головокружении» (1958) и «На север через северо-запад» (1959). Херрманну для создания музыки порой нужен был целый оркестр, а иногда хватало пары струнных, как в случае «Психо». Вообще помимо новой визуальной выразительности картина Хичкока породила своеобразную «теорию струн» фильмов ужасов, которая гласит: хочешь больше саспенса — используй скрипки. Херрманн выстроил весь саундтрек только на струнных инструментах. Результат оказался настолько впечатляющим, что Хичкок удвоил гонорар композитора до 34 501 долларов. Отдельного упоминания заслуживает и знаменитая сцена в душе. Режиссер планировал сделать ее абсолютно немой, но передумал, когда услышал, какое аудиосопровождение к ней записал композитор. Тревожные скрипки превратили убийство в произведение чистого искусства! Сам Хичкок позже признавался, что треть всего эффекта «Психо» достигается за счет музыки.

«РЕБЕНОК РОЗМАРИ» / ROSEMARY`S BABY
(
реж. Роман Полански, 1968)

Композитор: Кшиштоф Комеда

За свою недолгую жизнь польский джазовый пианист и композитор Кшиштоф Комеда успел написать музыку к 70 фильмам, в том числе к картинам Романа Полански «Двое со шкафом» (1958), «Нож в воде» (1962), «Тупик» (1966), «Бал вампиров» (1967). Вот как Полански описывал первую встречу с Комедой: «Сначала он казался совершенно неприступным, таким же холодным, как и его музыка. Но когда я получше узнал его, то понял, что под этой сдержанностью скрывалась страшная застенчивость, что это была лишь оболочка, под которой притаился нежный и очень умный человек». Последней их коллаборацией стал саундтрек к хоррору про ужасы материнства «Ребенок Розмари» — нервная потусторонняя колыбельная без слов, под которую не то что не уснешь — свет в доме тушить не станешь. Увы, вскоре после этого композитор погиб, став не последней жертвой так называемого проклятия Розмари, витавшего над фильмом.

«ИЗГОНЯЮЩИЙ ДЬЯВОЛА» / EXORCIST
(реж. Уильям Фридкин, 1973)

Композитор: Майкл Олдфилд

По первоначальному замыслу саундтреком к «Изгоняющему дьявола» должна была стать музыка известного джазового пианиста и композитора Лало Шифрина. Но в итоге его материал не подошел, так как Фридкин (внимание!) посчитал его слишком мрачным. Впрочем, работа Шифрина не осталась напрасной: несколько лет спустя она зазвучала в «Ужасе Амитивилля» (1979). А Фридкин для своего хоррора выбрал музыку с дебютной пластинки британского мультиинструменталиста Майкла Олдфилда Tubular Bells. Главный трек альбома с его клавишными, напоминающими звон колоколов, стал лицом «Изгоняющего дьявола», а спустя год его оценили и музыкальные академики, вручив автору Grammy в номинации «Лучшая инструментальная композиция». К слову, Фридкин и после успеха фильма не проявил особого постоянства в выборе композитора: позже режиссер признался, что, если бы услышал музыку классиков немецкой школы электроники Tangerine Dream до съемок «Изгоняющего дьявола», то пригласил бы к сотрудничеству их. В итоге этот творческий союз возник через четыре года в картине Фридкина «Колдун» (1977), ремейке «Платы за страх» (1953), больно ударившем по карьере режиссера.

«ТЕХАССКАЯ РЕЗНЯ БЕНЗОПИЛОЙ» / THE TEXAS CHAIN SAW MASSACRE
(реж. Тоуб Хупер, 1974)

Композиторы: Вейн Белл, Тоуб Хупер

В случае c «Техасской резней бензопилой» история короткая, но эффектная: чтобы добиться максимально аутентичной атмосферы скотобойни (на которую похож дом Кожаного лица), Тоуб Хупер в качестве музыкального фона использовал фонограмму с записью мычанья скота, отправляемого на убой. Что тут скажешь, не фильм, а настоящая резня.

«ЧЕЛЮСТИ» / JAWS
(реж. Стивен Спилберг, 1975)

Композитор: Джон Уильямс

Музыкальные темы Джона Уильямса всегда уникальные и мощные (как, например, открывающая заставка к «Звездным войнам»). Пожалуй, из всех киношных композиторов он самый легендарный. Со Спилбергом Уильямс сотрудничал во время съемок «Списка Шиндлера» (1993), «Парка юрского периода» (1993), «Индианы Джонса», «Инопланетянина» (1982) и, разумеется, «Челюстей». Причем в этом аквахорроре ему удалось сделать музыку не фоном, а полноправным участником действия. Раньше такое мог проделать разве что только Бернард Херрманн. Кстати, Уильямс тоже использует для нагнетания саспенса струнные инструменты, а также пульсирующий ритм, который постепенно приближает мелодию к кульминации весом несколько тонн с огромной острой пастью. Все это принесло композитору заслуженные премии «Оскар» и BAFTA, а Спилберг неоднократно подчеркивал, что музыка Уильямса во многом определила успех фильма. Однажды режиссер даже с иронией поинтересовался, о чем думал композитор, когда сочинял саундтрек. Кажется, он думал о Брюсе — так в честь адвоката Спилберга на съемках называли большую белую акулу. И, вероятно, ему от этого было не по себе.

«ОМЕН» / OMEN
(реж. Ричард Доннер, 1976)

Композитор: Джерри Голдсмит

Еще одна оскароносная хоррор-запись. На сей раз отличился Джерри Голдсмит. Чтобы музыка к «Омену» звучала как можно более жутко, композитор написал оркестровый саундтрек с хоровыми вставками. В итоге дьявольщина чувствуется в каждой ноте и каждом диссонансе — неудивительно, что на премьере фильма особенно впечатлительным стало плохо. Для самого Голдсмита успех «Омена» вылился во внушительный гонорар в 250 000 долларов. Не иначе как это была дьявольская сделка.

«ХЭЛЛОУИН» / HALLOWEEN
«НЕЧТО» /
THE THING
(реж. Джон Карпентер, 1978, 1982)

Композиторы: Джон Карпентер («Хэллоуин»), Эннио Морриконе («Нечто»)

Во время работы над фильмом любимым занятием почетного пенсионера Джона Карпентера было написание музыки — для него это был как бы отдых после стресса на съемках. Большая часть электронных композиций режиссера (так называемый карпентеркор) — это импровизации. При этом он черпает вдохновение не в электронной музыке, а в классике. Огромное влияние на него оказал Бернард Херрманн: каждый раз, когда Джон встает за синтезатор, он вспоминает этого композитора, использовавшего в основном простую инструментовку. Сам Карпентер тоже тяготеет к минимализму и склонен к упрощениям. По его мнению, музыка должна усиливать сцены, но не перетягивать на себя внимание. Такую неназойливую, невидимую музыку Карпентер называет «подковерной»: «Ведь ковер обычно лежит под ногами, и вы его не замечаете». Подковерной режиссер именует и музыкальную тему к «Хэллоуину». «Знаменитой она стала из-за необычного и странного вступления. Такая музыка поддерживает образ, драматичность, но ее крайне трудно создавать», — признается Карпентер.

Быть может, поэтому для такого большого студийного проекта, как «Нечто», он впервые не стал создавать музыку сам — место композитора занял легендарный Эннио Морриконе (хотя изначально это должен был быть Джерри Голдсмит). Он написал темы, похожие на работы самого Карпентера. Например, главная мелодия Humanity (Part 2) — минималистичная синтезаторная композиция, в которой монотонно повторяющийся, подобно сердцебиению, ритм создает напряжение, ощущение тревоги и безнадежности.

«АД КАННИБАЛОВ» / CANNIBAL HOLOCAUST
(
реж. Руджеро Деодато, 1980)

Композитор: Риц Ортолани

История встречи группы исследователей с племенем людоедов в амазонских джунглях (ставящая, в отличие от, скажем, комедии «Боги, наверное, сошли с ума» (1980), знак равенства между двумя типами мышления, одинаково ведущими к бессмысленной жестокости) происходит под неуместную, казалось бы, заглавную музыкальную тему. К «Аду каннибалов» разносторонний композитор Риц Ортолани (в его портфолио музыка более чем к 200 фильмам самых разных жанров, среди которых мелодрамы, вестерны и даже эротические картины Тинто Брасса) сочинил крайне нежное и красивое аудиосопровождение, под которое молодому Пьеру Ришару впору было раскинуть руки навстречу очередному избалованному мальчугану. Однако вместо этого нас ждет максимально жесткий и реалистичный хоррор, на все сто оправдывающий свое название, — и такой эмоциональный контраст срабатывает на ура.

«ПЯТНИЦА 13-Е» / FRIDAY THE 13TH
(реж. Шон С. Каннингэм, 1980)

Композитор: Гарри Манфредини

Иногда тревожная и пугающая музыка рождается прямо из слов, как, например, в случае «Пятницы 13-е». Рассказывает композитор Гарри Манфредини: «Если вы перемотаете на конец фильма — на сцену, когда Памела Вурхиз готовится расправиться с героиней Эдриан Кинг, — то услышите, как Памела говорит сама себе, но как бы голосом своего сына Джейсона: “Убей ее, мамочка!” Я подумал: это именно то, что надо!» Что же тогда сделал Манфредини? «Я просто взял первые звуки от слов kill («убей») и mammy («мамочка»), пошел к микрофону и записал эти ki и ma, — продолжает рассказ композитор. — Затем мы пропустили их через штуковину под названием эхоплекс — и получилось то самое “Ки-ки… Ма-ма…”, ставшее визитной карточкой франшизы».

«ВОССТАВШИЙ ИЗ АДА» / HELLRAISER
(реж. Клайв Баркер, 1987)

Композитор: Кристофер Янг

Считается, что Кристофера Янга студия New Line Cinema навязала Клайву Баркеру. Впрочем, такой выбор неудивителен: композитор собаку съел на создании музыки, способной вызывать мурашки. И продолжает этим заниматься до сих пор: на его счету звуковое сопровождение к «Проклятию» (2004), «Затащи меня в ад» (2009), «Синистеру» (2012). Что, однако, не помешало ему написать музыку и к «Сладкому ноябрю» (2001): мурашки все-таки тоже бывают разные.

Оркестровый саундтрек «Восставшего из ада», несомненно, вышел удачным: он создает нужную атмосферу. Но, возможно, Клайв Баркер был прав, когда хотел использовать в фильме музыку своих приятелей из британского индустриального коллектива Coil, которую они даже успели записать. Именно такой звуковой фон лучше всего подошел бы демонам в коже и с бодимодификацией. В конце концов, не зря первоначальное название фильма было «Садомазохисты из потустороннего мира».

«ХИЩНИК» / PREDATOR
(реж. Джон МакТирнан, 1987)

Композитор: Алан Сильвестри

Музыку к «Хищнику» (а затем и к его продолжению) написал композитор трилогии «Назад в будущее» Алан Сильвестри — и она запоминается ничуть не меньше, чем бицепсы Арнольда Шварценеггера и морда инопланетного охотника. Саундтрек содержит несколько тем, которые по сути пересказывают содержание фильма. Вот под угрожающую военную мелодию фортепиано в нижнем регистре и ударных через джунгли вымышленной страны Вальверде пробираются американские коммандос со спасательной миссией. Медленные тревожные фанфары (эту тему значительно расширят в сиквеле) намекают, что в джунглях они не одни. Далее пульсирующий ритм литавр толкает персонажей к неизбежной гибели в середине фильма. Также Сильвестри использует классические для хоррора медные тарелки и струнные, но больше работает с лучше соответствующими атмосфере неизвестности синтезаторами. Так и хочется, перефразировав Шварца, сказать композитору: «Ну и талантливый же ты, парень!»

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.39MB | MySQL:233 | 0,686sec