«ДОКАЗАТЬ, ЧТО ЖАНРОВОЕ КИНО В РОССИИ ВОЗМОЖНО»: ЕВГЕНИЙ ПУЗЫРЕВСКИЙ — О ФИЛЬМЕ «МАМА ВСЕГДА РЯДОМ»

Увлеченный киноман и амбициозный режиссер Евгений Пузыревский, о короткометражке которого «Он был его другом» (2016) мы уже писали, в конце 2016 года выпустил новый фильм под безобидным названием «Мама всегда рядом». Работа задумана как часть будущей полнометражной картины «Семейный ужин», состоящей из трех взаимосвязанных историй, действие которых развивается в 1930-х, в 1990-х и в наше время.

Авторский синопсис планирующегося проекта: «После загадочной смерти матери молодая девушка переезжает жить к отцу, с которым не виделась много лет. Она изо всех сил пытается стать частью новой семьи, но ее мачеха совершенно уверенна, что в девушке прячется жестокий убийца.

У одинокой старушки, страдающей провалами в памяти, объявляется сын и просит несколько дней присмотреть за семилетней внучкой. Сможет ли женщина обрести семью, если она их даже не помнит, а за ее внучкой охотятся все бандиты города?

Поздней ночью в загородный дом врывается отчаянная женщина с ружьем и с порога стреляет в хозяина. Но нападавшая не знает, что мужчина в доме не один».

RussoRosso побеседовал с Евгением Пузыревским о его планах, взглядах на жанровое кино и состоянии современной российской киноиндустрии. Кроме того, режиссер поделился эксклюзивными фотографиями со съемочной площадки, на которых можно увидеть работу с пластическим гримом для брутальных сцен.

Денис Салтыков: «Мама всегда рядом» — часть готовящегося полнометражного фильма «Семейный ужин». Насколько я понимаю, это последний из трех эпизодов. Почему вы решили начать именно с него, а не пойти в хронологическом порядке?

Евгений Пузыревский: Из-за денег. А если точнее, то их отсутствия. У серьезных продюсеров есть стереотип, что у русских триллеров нет зрителя, поэтому эти фильмы регулярно проваливаются в прокате. Попробуйте вспомнить хоть один русский триллер за последние лет десять, который провалился в прокате. Или хотя бы вообще любой русский триллер. Не вспомнили? А потому что их нет, но они загадочно «регулярно проваливаются в прокате».

Мне несколько раз предлагали написать/снять триллер-сериал. Но не триллер-фильм. Поэтому мы сделали ход конем и с помощью финансовой поддержки Solaris Promo Production сняли самую дешевую в производстве часть картины — современную. Так как действие других историй происходит в 1930-х и 1990-х годах, там только на реквизите можно погореть финансово.

Теперь интересно, зайдет русский триллер (пока хотя бы в короткометражном виде) или у него действительно нет зрителя. Может, он есть и попросит добавки — тогда нам будет проще организовать съемки оставшейся части фильма. Что касается хронологии, она — в моем кино точно — вещь достаточно субъективная. Все три части будут идти вперемешку и влиять друг на друга, поэтому, даже если вы посмотрели «Мама всегда рядом» и вроде знаете, чем она закончится, все равно удивитесь в конце фильма. По крайней мере, я на это надеюсь.

Д. С.: Я задумался и стал перебирать в уме русские триллеры. Те, что вспоминаются с ходу, несопоставимы с вашим по брутальности и графическому насилию. Я имею в виду фильм-катастрофу «Метро» (2012), эротическую «Саранчу» (2013), приключенческих «Беглецов» (2014). Наверное, картины Юрия Быкова тоже можно отнести к этому жанру. У вас же явно крен к хоррор-триллеру типа французских «Месть нерожденному» (2007) и «Мученицы» (2008).

Е. П.: Все перечисленное — это не триллеры, а фильмы с элементами триллера. Ту же «Бриллиантовую руку» (1969) также можно назвать триллером за сцену с кошкой и летающей рукой (по крайней мере, в детстве она жуть как пугала). Сейчас нет чистых жанров, поэтому под эту категорию можно многое подогнать. Но нельзя сделать на стене тени от жалюзи и сказать, что у нас нуар. Так же и с триллером: если в кадре есть труп и кровь, то это не значит, что фильм относится к этому жанру.

Та же «Саранча» только продается как эротический триллер, но на самом деле там ни эротики, ни триллера особо нет. Есть крепкая драма, есть неплохая концовка, есть несколько сцен обнаженки (на мой взгляд, шикарное тело Паулины Андреевой вывезло весь фильм). Но хоть раз вы переживали за персонажа? Боялись за него и последствия его действий? Думали: «А что будет дальше?»? Кричали: «Да ладно!»? Если сравнивать с тем же «Основным инстинктом» (1992) (а с чем ещё сравнивать, если они явно на него намекают?), то у Верховена эротики почти нет (но при этом все хотят Шэрон Стоун). И действительно не знаешь, как дальше будут развиваться события, и волнуешься за главного героя. Я не говорю, что «Саранча» — плохой фильм (я его с интересом посмотрел), но обещанного триллера я там не увидел.

Насчет французов: это стопроцентные эксплотейшны, так сказать, «пыточное порно». Жанр мною любимый (какой шикарный грим в «Мученицах»!), но далеко не приоритетный. В фильме «Мама всегда рядом» суть же вовсе не в кровянке. Это лишь форма, с помощью которой я рассказываю историю.

Д. С.: Как вы для себя определяете жанр и какие ваши любимые его образцы в зарубежном кино?

Е. П.: Если говорить о любимых источниках вдохновения, это, конечно же, Южная Корея (вот где идеальное жанровое кино на любую тематику!). А если рассматривать американцев, то это Финчер. Его «Семь» (1995) можно пересматривать бесконечно и каждый раз находить что-то новое: как мелкие фишечки в сюжете, так и технические приемы. Плюс Джереми Солнье своей «Зеленой комнатой» (2015) недавно очень отличился.

Д. С.: Возможно, Паскаль Ложье про «Мучениц» тоже сказал бы, что для него кровь лишь форма, а главное — история.

Е. П.: Если кровь в «Мученицах» лишь форма, тогда это довольно-таки ФОРМАльная история. (Смеется.)

<
>

Д. С.: Чем же для вас триллер отличается, скажем, от хоррора? Что случится с историей «Мамы…», если рассмотреть ее как фильм ужасов?

Е. П.: Лично я не пытался пугать зрителя — мне больше хотелось заставить его хорошенько понервничать. Единственный страх, который я планировал вызвать у смотрящего, — страх отвлечься и пропустить что-то интересное. Круто же, когда во время фильма тебе не хочется копаться в телефоне. Триллер — это когда ты привел девушку в кинотеатр в надежде на прилюдное лобызание, а в итоге и попкорн не съеден, и оба остались нецелованные, но при этом заряженные эмоциями от просмотра.

В принципе, наш фильм можно рассматривать и как ужасы (хотя я так не считаю). Ведь у каждого свой порог ужасности. Например, мой отец сказал мне после просмотра: «Хоть я и бывший военный, который не раз видел развороченные трупы, но на некоторых моментах отворачивался». А вот другой человек, искренне верующий христианин, который и мухи не обидит, написал: «Я давно так не смеялся». Я тоже считаю, что фильм получился довольно забавным и юмора в нем больше, чем страха. Но не уверен, что все со мной согласятся.

<
>

Д. С.: Вернемся к сюжету. Если даже тот, кто посмотрел фильм «Мама всегда рядом», удивится в конце полнометражного «Семейного ужина», а три истории картины не будут разделены строгой хронологической последовательностью, планируете ли вы доснимать сцены и для современной части сюжета? Или все новое будет показано в эпизодах о 1930-х и 1990-х?

Е. П.: Где-то 90 % того, что планируем доснять, — это 1930-е и 1990-е. Из современной истории будет пара мини-сцен, посвященных тому, что происходило до событий в доме, и один большой эпизод, действия которого разворачиваются после. Он же является финалом всего фильма. Еще есть несколько современных кадров, снятых нами, которые не вошли в финальный монтаж, но влияют на дальнейший сюжет. Плюс мы думаем, как визуально улучшить то, что есть в коротком метре, и не исключено, что доснимем какие-то детали. Однозначно в «Маме…» сделаем более мрачную цветокоррекцию и более проработанный звук (мы работали в сжатые сроки и не всё успели).

<
>

Различная цветокоррекция для короткометражки (первый кадр) и для полного метра (второй кадр)

Д. С.: А какие-то из актеров «Мамы…» появятся в новых сценах?

Е. П.: Если скажу, кто вернется к своим ролям, это будут спойлеры. Мы хотим сохранить интригу.

Д. С.: Состав очень интересный: тут тебе и известный Денис Шведов, и Александра Харитонова из «Дома-2», и начинающая карьеру в кино Ангелина Стречина в очень ярком образе. Вам было легко с ними работать? У них не возникло проблем с жанром?

Е. П.: Если получится договориться со всеми, кого я хочу видеть в своем фильме, то в полном метре каст будет еще необычнее. И, соответственно, до финала доживут не все. (Смеется.)

Что касается актеров из «Дом-2», как я уже говорил, никто из продюсеров особо не горел желанием связываться с кровавым кино. А в «Доме-2» сказали: нам, мол, нравится, возьмите наших участников (любых на выбор), а мы вам поможем со съемками без какого-либо вмешательства и цензуры с нашей стороны. И после репетиций та же Саша Харитонова в кадре работает лучше, чем большинство наших профессиональных актеров. Многие даже удивляются, когда узнают, что она из «Дома-2».

Единственный минус подобного сотрудничества — то, что многие зрители и так не особо любят русское кино, а если там еще и «Дом-2» засветился, они сразу лупят единицы на «КиноПоиске», даже не посмотрев фильм.

Насчет проблем с жанром у актеров: здесь нет однозначного ответа, так как у нас в каждом цехе с ним проблемы. Возьмем, например, сценарный. Когда я искал соавтора, многие, как только слышали слово «триллер», начинали присылать истории типа «Бабка поймала такси, они заехали в лес, и она там зверски убила таксиста. Конец!» или «Двое подростков оскорбили деда, он их заманил в гараж и жестоко убил. Конец!». То есть все работает по логике «много крови и немотивированного насилия». Это, мол, и есть триллер. А когда я спросил у одного из сценаристов, почему все настолько примитивно, то получил искренний ответ: триллеры, мол, это для дебилов, а им нужно, чтоб все было просто. В головах у нас сидит странный стереотип, что драмы (даже если они несмотрибельные) — это высший пилотаж, а все, что веселит/пугает/интересует зрителя, — это примитив для дураков. Пока это мы в себе не переборем, так и будет у нас в стране жанровое кино очень и очень глубоко в…

Приведу пример из своей практики. Был я как-то на одном показе, где среди прочих шла моя предыдущая короткометражка «Он был его другом». Так вот, еду я в лифте с режиссерами, и они между собой гордо общаются, рассказывают, о чем их кино. И, как ни странно, у того и у другого это «экзистенциальный фильм о человеке, который ищет свое внутреннее “я”». Я на вопрос, о чем мой фильм, ответил: «У меня кино о том, как парень парню голову молотком пробивает». Режиссеры от меня отошли и больше со мной не разговаривали. Но в итоге с их фильмов 2/3 зала ушло, а после моего все зрители остались — и мы довольно интересно пообщались. У людей скептическое отношение к жанру. Так что надо выйти из подполья и доказать, что жанровое кино в России возможно.

<
>

Д. С.: В интернете легко найти ваши подборки умного кино, а ваше намерение совмещать интересную неглупую историю (право на которую пытаются узурпировать режиссеры из вашего примера, снимающие драмы) с острым сюжетом, завлекающим зрителя и не заставляющим его скучать, — это, по-моему, знак двойной требовательности к себе. Как вы думаете, что важнее для режиссера хорошего триллера: эрудиция и насмотренность или профессиональное техническое мастерство?

Е. П.: В идеале бы, конечно, иметь и то, и другое. Но мало насмотренности — важна любовь к жанру. Сразу видно, кто снимает триллеры/ужасы, будучи их ярым фанатом (и таким многое можно простить), а кто делает это, потому что модно/дешево/заставили (нужное подчеркнуть). Если брать для примера модную сейчас тему о фильмах про зомби, то, выбирая между «Поездом в Пусан» (2016) и «Войной миров Z» (2013), я предпочту корейцев. Тех же «Ходячих мертвецов» стало невозможно смотреть, после того как уволили Фрэнка Дарабонта. Но как у русского кино есть «Защитники» (2017), так и у медали есть вторая сторона. И излишняя насмотренность, бывает, даже мешает. Например, придумал какую-нибудь фишку, а потом вспоминаешь, что она была где-то использована. Придумываешь другую, а ей уже кто-то воспользовался. И все эти «а вдруг обвинят в плагиате» сильно тормозят фантазию.

Вот визуальная часть и техническое мастерство очень важны. Триллеры и ужасы без визуальной и особенно звуковой составляющей — это как зима без соплей: вроде и можно обойтись, но ощущения не те. Если бы Ардженто и Бава снимали какой-нибудь условный Лассе Халльстрём, то их бы никто не смотрел. При желании вполне можно обойтись без трупов/монстров/крови, если историю грамотно снять визуально. И Жак Турнёр тому пример.

Д. С.: Какой интересный пример с Жаком Турнёром! Это же очень любопытная история: есть студия RKO, которая выпускает в 1941 году ориентированного на эстетов и интеллектуалов «Гражданина Кейна» и чуть не разоряется, но приходит продюсер Вэл Льютон, привлекает режиссера Турнёра — и, начиная с фильма «Люди-кошки» (1942), они спасают RKO с помощью низкобюджетных триллеров/ужасов. А ведь в тот период в США многие скептически смотрели на такие жанры. Как вы относитесь к современному российскому кино? Верите ли, что жанр станет у нас развиваться и сделает отечественную киноиндустрию более разнообразной?

Е. П.: Я позитивный человек и позитивно отношусь к будущему жанрового кино в России. Но само по себе оно не станет таким светлым и радужным. Для этого надо работать. Много работать. Сейчас, когда выходит любой русский жанровый фильм, тут же все — от бесчисленных блогеров до зрителей — вооружаются лупами и давай выискивать недостатки. Легко сказать: «Русское кино в жопе!» — и срубить на этом волну хайпа. Гораздо сложнее хвалить за удачные моменты. Или не просто обругать, а посоветовать, как избежать ошибок в будущем.

У меня нет профессионального кинообразования, и я потратил уйму времени, чтобы чему-то научиться самостоятельно. Я прекрасно понимаю, что это долго и сложно. Поэтому, снимая «Семейный ужин», мы хотим сделать бесплатную онлайн-киношколу. То есть, если зрителю интересно, как правильно ставить свет или варить кровь, мы запишем мини-уроки на это тему, основываясь на ситуации, которая происходит в этот момент на площадке. Не у всех есть деньги на киношколы (у меня, например, нет), и, если такое обучение поможет кому-нибудь из Челябинска или Улан-Уде снять первую короткометражку, значит, мы старались не зря.

Сейчас все кино сосредоточено в Москве и Питере, а когда работают одни и те же, кровь становится густой и не идет по венам. Нужно новое вливание. Например, региональное. Надеюсь, мы найдем поддержку как среди блогеров и журналистов, так и среди обычных зрителей. Русское жанровое кино серьезно больно, и в правую руку у него воткнута капельница с лекарством, а во все остальное тело натыканы иглы с ядом. Причем этими иглами орудуют не только врачи и родственники, но и все остальные — от уборщицы до случайных прохожих.

Недавно я был очень удивлен, когда после провала «Времени первых» (2017) все яростно радовались, что Бекмамбетов облажался. Хрен с ним с фильмом и с тем, что он очень даже неплохой. Главное, что Бекмамбетов обосрался. И больше всего этому радуются именно коллеги-киношники. Это всё из серии «Пусть мой дом сгорит, главное, чтоб у соседа сгорело больше». Мы плывем в одной лодке. Если ковырять дырку под соседом, ты тоже утонешь.

<
>

Д. С.: Мы уже несколько раз затронули отдельные русские фильмы. Давайте дополним тему: какие недавние русские фильмы кажутся вам наиболее удачными?

Е. П.: Мне нравится, что делает Святослав Подгаевский. Сами фильмы (в основном из-за актерской игры и слитых финалов) пока не сильно зацепили, но он явно у нас в стране флагман в жанре ужасов. Первые 2/3 «Дуэлянта» (2016) шикарны как по режиссуре, так и по операторской работе (но после сцены секса в карете весь серьезный настрой улетучился и, к сожалению, хотелось смеяться). «Хардкор» (2015) Найшуллера отличный — посмотрел в кино с огромным удовольствием. Довольно интересен камерный «Коллектор» (2016) (но опять печаль-беда с финалом). Также, на мой взгляд, получилась интересная «Коробка» (2016) — хороший пример, как снимать подростковое кино.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.42MB | MySQL:208 | 0,713sec