КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КАННИБАЛИЗМА КАК МЕТАФОРЫ

Мы уже обращались к теме каннибализма в материале о вкусной и здоровой пище, а теперь в ее продолжение публикуем перевод статьи профессионального кикбоксера из Тайланда Элайджи Тейлора с разрешения автора и редакции сайта «Birth.Movies.Death».

Выход Raw Джулии Дюкорно снова напомнил нам о том, насколько эффективным может оказаться жанровый фильм в качестве средства для исследования тяжелых и запутанных тем. Обращение к серьезной идее и взгляд на нее через призму жанрового кино могут увлечь дискуссией людей, которые не стали бы интересоваться ею при других обстоятельствах. Хотя это отчасти и кажется контринтуитивным, именно хоррор может сделать непростой предмет для обсуждения более доступным. С помощью шокирующих преувеличений этот жанр помогает исследовать некоторые из реальных человеческих страхов, которые широко распространены в обществе и с комфортом в нем существуют.

Raw становится современным примером умного хоррора, который использует висцеральную, табуированную тему в качестве комментария, позволяющего говорить о чем-то более близком и понятном. От фильма про каннибализм можно и не ожидать такого неподдельно оказывающего влияние подтекста. Тем не менее истории о том, как люди едят людей, используются как метафоры с достаточно большим успехом. Представляем вашему вниманию поверхностный взгляд на некоторые из наших любимых фильмов про каннибалов и на то, что на самом деле репрезентирует каннибализм в кино.

«ПЕЛЬМЕНИ» / DUMPLINGS
(реж. Фрут Чан, 2004)

Блестящий фильм «Пельмени» Фрута Чана, изначально вышедший как короткометражка в антологии «3… экстрима» (2004) и выпущенный позже как полнометражная картина, содержит одно из наиболее вызывающих беспокойство изображений каннибализма в кино. По сюжету актриса, обеспокоенная тем, как старение повлияет на ее внешность и карьеру, отправляется к знахарке, которая обещает помочь ей сохранить молодость и красоту с помощью необычного подхода. Средством для этого становятся пельмени, сделанные из мяса человеческих младенцев после аборта. Здесь на передний план выходит идея, выделяемая контекстом, в который погружена эта история. В Китае до сих пор коммунистическое правительство, но за последние годы страна пришла к одной из наиболее крупных свободных экономик в мире. После договора 1997 года о передаче власти над Гонконгом от Объединенного Королевства Китайской Народной Республике Гонконг был заявлен как регион со статусом особой экономической зоны и смог сохранить свою капиталистическую экономическую систему. Несмотря на коммунистическое правительство, большинство людей в Китае, когда их опрашивают, выражают поддержку капиталистическому строю. «Пельмени» легко считываются как комментарий на тему опасностей капитализма. Успешная знаменитость, принадлежащая к богатым элитам, отчаянно откликается на поддерживаемые культурой стандарты красоты. У красоты появляется стоимость — как денежная, так и нравственная. Предсказуемым побочным эффектом капитализма на высшем уровне становится превращение в товар всего, что может потенциально быть продано, и повсюду оказываются сломленные эксплуатируемые люди, готовые заплатить за это любую цену.

«ТЕХАССКАЯ РЕЗНЯ БЕНЗОПИЛОЙ» / THE TEXAS CHAIN SAW MASSACRE
(реж
. Тоуб Хупер, 1974)

Первая «Резня» стала знаковым событием для хорроров. Как первопроходец в жанре слэшеров, фильм помог закрепить тропы, которые впоследствии стали опорными для фильмов ужасов. Также он представил одного из самых знаковых и ужасающих злодеев в истории хорроров — Кожаное лицо. Любой настолько известный фильм с такой большой культурной значимостью приглашает зрителей искать в нем подтексты, и, разумеется, существует бесчисленное количество интерпретаций материала. Историю о том, как новая городская молодежь отправляется в бесцельную поездку и встречает семью каннибалов из глубинки, рассматривают как аллегорию на войну во Вьетнаме или сокрушительное разоблачение опасностей, скрытых в вездесущем патриархате. Хотя эти темы, несомненно, находят отражение в фильме, одно из самых очевидных прочтений связанно именно с употреблением в пищу человеческой плоти. Отчасти «Техасская резня бензопилой» о том, как получают и употребляют мясо в современном обществе. В самом начале один из персонажей-жертв, Франклин, подробно рассказывает о том, как на бойнях убивают и свежуют животных. Салли, которая станет «последней девушкой», вклинивается: «Я люблю мясо. Давай, пожалуйста, сменим тему!» Далее в фильме с жертвами происходит все то, что описывает Франклин. Их головы пробивают молотами, их самих подвешивают на крюки, с них снимают кожу, их рубят на части и, в конце концов, едят. Такая прямая параллель была настолько эффективна, что Тоуб Хупер не ел мясо во время съемок, а Гильермо дель Торо стал вегетарианцем на некоторое время, после того как посмотрел фильм.

«ЛЮДОЕД» / RAVENOUS
(реж. Антония Бёрд, 1999)

Эта преступно неоцененная хоррор-сатира содержит в себе подтекст в количестве, достаточном для отдельной статьи. Судя по всему, этот фильм содержит комментарий на тему безудержности западной экспансии и «явного предначертания», а также жертв, на которые готовы пойти люди, чтобы обрести власть. Но самым интересным становится то, что фильм ухитряется переворачивать представления зрителей о моральном центре истории. Главным персонажем, на первый взгляд, становится Джон Бойд. Прошедший Американо-мексиканскую войну Бойд на самом деле не хочет воевать. Он выживает благодаря тому, что притворяется мертвым, прячась среди тел погибших сослуживцев, и кровь одного из них капает ему в рот. После этого в нем что-то надламывается — и он не может переносить даже вида крови. Он мало разговаривает в первой части фильма и вообще не располагает к себе. В конечном счете Бойд оказывается под командованием полковника Ивза, еще одного персонажа, пробовавшего на вкус человеческую кровь. Ивз прямо противоположен Бойду: опыт каннибализма, наоборот, встряхнул его. Он упивается силой, которую придает ему поедание плоти. Большое внимание в фильме уделяется тому, как Ивз пытается убедить Бойда признать свою истинную натуру. То, что вкус крови придал Бойду сил, — правда. Он почувствовал себя уверенным и храбрым. Но он отрицает эту часть своей натуры и считает это неправильным и запретным. Когда Ивз пытается переманить Бойда на свою сторону («Быть каннибалом — одиноко»), очень тяжело ему не сочувствовать. Он искренен по отношению к себе. Он свободен и просто хочет, чтобы Бойд следовал его примеру. Ивз говорит о новой зрелости, которую можно получить, помещая чью-то плоть внутрь себя, и здесь сложно не заметить некоторый гомоэротический подтекст. В итоге Ивз оказывается тем человеком, у которого есть черты, выделяющие его среди других. Его непривычные пристрастия и аппетиты делают его отчужденным, но отсутствие стыда и гордость за то, что делает его другим, дают ему силу, которую невозможно не заметить.

«МЫ ТАКИЕ, КАКИЕ ЕСТЬ» / WE ARE WHAT WE ARE
(реж
. Хорхе Мишель Грау, 2010)

История семьи каннибалов, жизнь которых погружена в эзотерический уклад. Когда умирает отец, добывать пропитание для семьи начинают его дети-подростки. Двум братьям приходится похищать людей или заманивать их к себе домой, чтобы следовать особому ритуалу. После потери мужа мать семейства сходит с ума, и дети лезут из кожи вон, чтобы заполнить пустоту этой потери. Сын, который должен был стать новым главой семьи, сначала отказывается от своей роли. Он очень чуткий, нервный, неуверенный в себе. Природа в нем борется с образом жизни — он мог бы стать другим, лучшим человеком, если бы вырос в иной среде. Откуда взялись такие традиции, фильм не объясняет, как не упоминается и о том, что будет, если семья не сумеет выполнить ритуал или найдет другой источник еды. Создается впечатление, что это какая-то священная традиция, которая передается младшим поколениям еще до того, как они успеют в ней усомниться. Альфредо заманивает в дом потенциальную жертву — молодого гея. Его брат Джулиан похищает проститутку. Также они пытаются выкрасть ребенка из компании беспризорников в переходе. Они охотятся на меньшинства, на тех, кто угнетен, потому что так научил их отец. Более того, полиция, кажется, не очень заинтересована в том, чтобы расследовать такие убийства и исчезновения. После вскрытия врач говорит детективу: «Вы не поверите, сколько людей едят друг друга в этом городе». Этот фильм — медленно разгорающаяся хоррор-история, показывающая ужасы консервативного среднего класса, приверженного гнилым традициям, и городов, которые позволяют, чтобы низший класс не только подавляли, но и охотились на него.

RAW
(реж. Джулия Дюкорно, 2016)

Raw — это история Жюстин, домашней девочки-вегетарианки, которая поступает в ветеринарный колледж. Во время ритуального посвящения, которое устраивают всем новым студентам, ее заставляют попробовать мясо. В результате у нее развивается непреодолимая тяга к нему. Вместе с аппетитом растет и ее уверенность в себе. Проходит время — и она уже не выглядит тихоней: девушка проходит трансформацию, меняется. Неожиданно Жюстин понимает, что ей хочется того, что ей всегда запрещали родители, того, что культура обычно считает неправильным. Да, это фильм про каннибалку, но еще это фильм про молодую женщину, которой трудно осознавать свою зреющую сексуальность. Эти две линии идеально сплетаются на протяжении фильма. Жюстин начинает осознавать свою сексуальность и свою тягу к мясу, несмотря на то что в привычном ей окружении это воспринимается как что-то плохое. Фильм оказывается на удивление знакомым и воспринимается не просто как феминистская история о сексуальном пробуждении, а как история о каждом, кто когда-либо был отвергнут за свои желания. Способность пробудить такую эмоцию и сентиментализм с помощью столь неожиданной темы — знак мастерства в жанровом кино.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter