«Тельма»: Любовь укуренной ведьмы

В российский ограниченный прокат 65 копиями вышла авторская хоррор-драма «Тельма». Фильм успел прокатиться по фестивалям и не только собрать теплые отзывы от зрителей и критиков, но и номинироваться на «Оскар» от Норвегии. RussoRosso рассказывает, что получилось из сочетания авторского стиля и жанрового сюжета.


«Тельма» / Thelma (2017)

Режиссер: Йоаким Триер
Сценарий: Йоаким Триер, Эскиль Вогт
Оператор: Якоб Ире
Продюсеры: Томас Робсам, Стефан Апельгрен, Томас Эскильссон и другие
Дистрибьютор в России: «Артхаус» (в прокате с 23 ноября)


Отец с ружьем и маленькая дочь идут по толстому льду, под которым можно разглядеть рыбу. Они заходят в лес, и, пока девочка завороженно смотрит на молодого оленя, мужчина направляет ружье на нее. Какое-то время он медлит, а затем уводит ствол в сторону. В этой сцене выжили все: и лесной зверь, и девочка… и отец. Так начинается «Тельма» — история о взрослении девушки, которую чрезмерно опекают строгие христианские родители. После вступительной сцены действие переносится в университетские будни. Естественные науки начинают интересовать Тельму уж точно не меньше ежевечерних разговоров по телефону со строгим (хоть и не кажущимся жестоким) отцом и матерью в инвалидной коляске. Перемены в жизни героини не ограничиваются переездом в Осло, вместе с ним следуют первый бокал вина, первая студенческая дружба, первая таинственно врезающаяся в стекло ворона и первый припадок с подозрением на эпилепсию. Со вступающей во взрослую жизнь девушкой начинает твориться бесовщина, а в довершение всего Тельма замечает в себе не совсем дружескую симпатию к новой подруге. Интеллектуально-тусовочный флер студенчества сопровождается тревогой, источник которой мистический лишь отчасти.

Режиссер Йоаким Триер и его постоянный соавтор сценариев Эскиль Вогт сняли фильм, который сочетает характерную для европейского авторского кино озабоченность формой с жанровыми элементами сюжета. Создатели не уходят от своей излюбленной темы семейных травм, но на этот раз не стесняются показать, что жанр хоррора им тоже симпатичен. А для передачи месседжей подходит не хуже, чем чистая драма. Стилистическая изысканность в «Тельме» крепко сплетается с жанром, так что пытаться отделить одно от другого — дело неблагодарное.

Триер и Вогт чуть ли не с первых кадров обозначают авторскую позицию: настоящее зло — это не алкоголь, травка и ночные вечеринки, а жестокий традиционализм. В Норвегии авторы решают обозначить цитаделью консерватизма не церковь и не институты власти, а семью, которая продолжает давить на Тельму даже на расстоянии. Хорошо усвоившая, что такое «правильное» поведение, героиня не в состоянии подавить «неправильные» желания. Так в фильме появляется тема гомосексуальности, и авторы развивают ее через серию эротических эпизодов. Наиболее ударным из них становится фантазия Тельмы во время вечеринки, где героиня решается попробовать косяк. Пока отпущенное на волю подсознание рисует страстный лесбийский секс, рядом роняет челюсть парень, с которым Тельма безуспешно попыталась скорректировать свой греховный половой интерес. А вокруг шеи ползет змей, библейский искуситель и одновременно виновник болезненных припадков. Змей наглядно воплощает ограничения, которые героиня усвоила на телесном уровне. Строгая религия в фильме Триера и Вогта не уменьшает, а приумножает зло, истязая Тельму и порождая в ней рефлексивное ведьмачество, из-за которого страдают и ее близкие.

Эффектно рассказанная история сочетается с просвещенческим пафосом многих современных кинематографистов, а техническая выверенность фильма делает его идеальным кандидатом на международное признание фестивальщиков и синефилов. От Норвегии «Тельма» заявлена кандидатом на «Оскар», а в России фильму предстоит обрести свою аудиторию в ограниченном прокате. Симпатия отечественных зрителей этой работе, кажется, обеспечена: для тех, кто решит пойти на нее в кино, разговор будет идти на знакомую тему. Агрессивный традиционализм, гомофобия и чрезмерное давление со стороны религии — для российских ценителей европейского авторского кинематографа это ужас пострашнее всяких ведьм.

Читайте также:

У фьордов есть глаза: Топ-10 скандинавских хорроров
«Снеговик»: Между нами не растает лед

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Хотелось бы посмотреть. Трудно сказать сходу понравится или нет.

WordPress: 14.13MB | MySQL:194 | 0,887sec