«ПЛАНЕТА ОБЕЗЬЯН: ВОЙНА»: ОБЕЗЬЯНЫ НЕ СЕРФЯТ

Сегодня вышла в прокат третья часть перезагруженной франшизы о войне между людьми и обезьянами. RussoRosso подмечает в ней то, чего в предыдущих главах не было и в помине.


«Планета обезьян: Война» / War for the Planet of the Apes (2017)

Режиссер: Мэтт Ривз
Сценарий: Мэтт Ривз, Марк Бомбэк, Рик Джаффа, Аманда Сильвер
Оператор: Майкл Серезин
Продюсеры: Аманда Сильвер, Питер Чернин, Дилан Кларк, Рик Джаффа и другие
Дистрибьютор в России: Fox (в прокате с 13 июля)


Начавшись с восстания, разгоревшись до революции, противостояние людей и обезьян перешло в стадию полномасштабного конфликта, весьма напоминающего последнюю войну в истории планеты. Вопрос «Чьей планеты?» пока еще остается открытым: на стороне обезьян — численное и физическое превосходство, а также бесстрашный и одновременно мудрый лидер Цезарь. У людей тоже появляется свой полководец — полковник МакКалло, нечто среднее между Уолтером Курцем из «Апокалипсиса сегодня» (1979) и постапокалиптическим фюрером. И он ведет в последний бой не только армию отлично вооруженных солдат, но и остатки приспешников Кобы, проигравшего Цезарю борьбу за звание вожака всех разумных гоминид.

«Последний бой» — сказано достаточно громко. Третий фильм перезагруженной франшизы действительно расставляет точки над умлаутами, но делает упор не на зрелищность, а на драматичность. Если в предыдущих двух частях ребут вел себя как примерный блокбастер, щедро одаривая зрителя не только месседжем, но и бойким экшном, то в триквеле Мэтт Ривз неожиданно переключается на внутренние конфликты персонажей и продолжительные обсуждения моральных дилемм в стиле видеоигр BioWare. Цезарю приходится выбирать между семьей, будущим его вида и местью. Полковник также вынужден воевать сразу на нескольких фронтах: очищение человеческой расы, война с обезьянами за господство на планете и грядущая битва с другими представителями человечества, несогласными с радикальными методами МакКалло. Соответственно, доминирующая роль в картине отведена диалогам и монологам ключевых персонажей либо ситуациям, где эти самые персонажи могут себя проявить. Для 140-минутного хронометража подобный нарратив слишком неспешен. Это не то чтобы однозначно плохо — скорее напоминает атмосферный doom metal: одни на нем засыпают, другие приходят в восторг, третьи не могут взять в толк, почему так медленно и патетично.

Помимо максимального раскрытия персонажей вытеснение экшна позволяет сконцентрироваться на социальных комментариях. Состояние, до которого дошло человечество уже сегодня (перенаселение, внешнеполитические скандалы, последствия глобального потепления, которые уже можно наблюдать за окошком), делает «Планету обезьян» как никогда актуальной. Это позволяет зрителю любого возраста, пола и общественного статуса за два с небольшим часа сделать моральный выбор и заодно лишний раз проговорить себе проблемы, которые ставит далеко не каждое развлекательное кино. Собственно, это было одним из главных плюсов ребута еще с первой части: помимо очевидного развлекательного элемента «Планета обезьян» акцентировала внимание на вопросах, которые в других блокбастерах были лишь побочным бонусом.

Чтобы зритель не ушел в глубокую меланхолию во время сеанса, фильм оснащен достаточно широким поясом чекпоинтов, на которых можно передохнуть. По всему хронометражу рассыпаны отсылки к оригинальной франшизе и особенно выделены кивки в сторону «Апокалипсиса сегодня». В сюжет введен персонаж Плохой Обезьяны — классический comedy sidekick, которого постоянно сопровождают ситуационными подколами. Он помогает «Войне» избежать излишне серьезной мины, правда, в конце эпичность ситуации все же берет свое и заполняет кадр столь густым слоем, что даже финал «Властелина колец» начинает казаться скромным.

Фильм можно хвалить очень долго, и каждое слово будет по делу: технология performance capture — на высоте, объем проделанной работы художников-постановщиков — титанический, к игре актеров не придерешься (особенно удивил Стив Зан), оператор Майкл Серезин — просто волшебник. Да еще и сам фильм аккуратно состыкован с оригиналом 1968-го, превращая трилогию в один большой приквел. Красота? Не то слово! Однако всегда есть некое но. В данном случае это упомянутая тяжеловесность и твердокаменная патетичность нарратива. «Планета обезьян: Война» — фильм, который очень приятно вспоминать, но не настолько интересно смотреть, хотя в контексте всей истории выбор Ривза снять ленту именно в таком ключе понятен и логичен. А если последний пазл позволяет картинке обрести цельность, то, черт возьми, не все ли равно, какой он формы?

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.13MB | MySQL:205 | 0,636sec