КТО ПРЯЧЕТСЯ ЗА МРАКОМ: «СТРАХ ТЕМНОТЫ»

Компания «Парадиз» с 17 ноября показывает в российском прокате австралийский хоррор «Страх темноты». RussoRosso попытался разобраться, стоит ли чего-то ожидать от этой картины.

Успешный психиатр Сара Фэйтфул (Мейв Дермоди) получает от полиции впавшую в шоковое состояние пациентку Скай Уильямс (Пенелопа Митчелл), подозреваемую в убийстве своего молодого человека. Пара поехала в домик на озере поэкспериментировать с DMT, и, как водится, все пошло совсем не так, как хотелось бы: остолбеневшую Скай с красными аллергическими пятнами на лбу нашли в одной из комнат коттеджа, а парень попросту исчез, оставив на стенах кровавые разводы. Все, что девушка может произнести, — это какая-то испуганная ересь про темноту. После неудачного сеанса гипноза Сара просит у полиции 48 часов и затевает собственное расследование, в ходе которого начинает сомневаться, настолько ли слова Скай лишены смысла. Тем более что у Сары вдруг проявляется такая же аллергия, что и у подозреваемой, а институтский преподаватель Скай несколько раз попытался сбежать со встречи, да еще и признался, что сам любил побаловаться диметилтриптамином.

Не стоит, наверное, пытаться перечислить все фильмы, где тьма несет в себе опасность, однако симптоматично, что только в этом году кроме австралийского «Страха темноты» Кристофера Фитчетта вышло еще два хоррора с похожими названиями — «И гаснет свет…» Дэвида Ф. Сандберга и «Темнота» Грега МакЛина. С последним обозреваемый фильм связывает разве что то, что их создатели оба родом из Австралии, а вот схожесть с первым местами становится даже слишком навязчивой. Впрочем, что удивляться тому, что свет в хоррорах лучше не выключать?

Страх темноты, как объясняют в картине с одноименным названием, присущ человеку еще с доисторических времен. Однако такое обилие новых фильмов на схожие темы говорит скорее о кризисе воображения: запас монстров исчерпался, и теперь режиссеры стали в прямом смысле прятаться за мраком. Тут уже невозможно относиться без благодарности к Джеймсу Вану: конечно, он и в хвост и в гриву использует сюжетные тропы и наработки старой школы, но хотя бы делает из этого увлекательное зрелище.

Обидно и другое: вильнув в смелом направлении, детище Фитчетта, выступившего здесь еще и в качестве сценариста, встает на предсказуемые рельсы триллера про копание в подсознании с вызывающим зевоту твистом в финале. Возникает ощущение, что сцена трипа Сары и последовавшего за ним сна попала сюда из другой, более интересной картины. Завораживающая красота австралийских аутбэков режиссеру, судя по всему, приелась, поэтому зрителю предлагают всего пару кадров живописного озера.

Очевидно, что у фильма, в котором в какой-то момент пытаются связать психоделические наркотики, сюрреалистов и верования индейцев в демонов, было бы чуть больше шансов на успех, чем у слепого следования проторенными тропами Шьямалана, Аменабара и других любителей неожиданностей. Увы, Фитчетт думает иначе, и не беда, что на этот раз подсказку зрителю поднесут чуть ли не под самый нос, когда заговорят о схожести судеб врача и пациентки. Остается только надеяться, что за каждую попытку удивить всех в последнюю минуту притянутым за уши объяснением сценаристов будут штрафовать. Может, тогда им будет страшновато так уж халтурить при отсутствии оригинальных идей.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter