«ВЕЛИКАЯ СТЕНА»: СИНИЕ ДЕВУШКИ ПРОТИВ ЗЕЛЕНЫХ МОНСТРОВ

На этой неделе в российский прокат выйдет «Великая стена» — крупнобюджетный американо-китайский экшн со звездным составом и атакующими гигантскими ящерицами. Режиссером стал Чжан Имоу, один из самых известных кинематографистов из КНР. RussoRosso советует посмотреть кино на большом экране.


«Великая стена» / The Great Wall (2016)

Режиссер: Чжан Имоу
Сценарий: Карло Бернард, Даг Миро, Тони Гилрой
Операторы: Стюарт Драйбёрг, Чжао Сяодин
Продюсеры: Джон Дашни, Питер Лоэр, Чарльз Ровен, Томас Тулл
Дистрибьютор в России: UPI (в прокате с 16 февраля)


Эта история началась в январе 2016 года, когда кинематографический мир всколыхнуло известие: китайский мультимиллиардер Ван Цзяньлинь за 3,6 миллиарда долларов купил одну из ведущих американских кинокомпаний Legendary Entertainment, создавшую такие хиты, как «300 спартанцев» (2006), «Темный рыцарь» (2008) и «Мир юрского периода» (2015). Таким образом, он стал первым в истории китайцем, превратившимся в голливудского могола. Отвечая на вопросы журналистов, не собирается ли он посредством кино пропагандировать в Америке социалистические идеи, Ван Цзяньлинь с характерной прямотой заявил: «Я бизнесмен и покупаю вещи, чтобы делать деньги. Меня не волнуют интересы правительства — меня волнует прибыль». После чего на сдачу прикупил еще компанию Dick Clark Production, владеющую «Золотым глобусом», премией Billboard Awards и конкурсом красоты «Мисс Америка». Если учесть, что Ван Цзянлинь уже является крупнейшим кинопрокатчиком мира и строит в курортном городе Циндао самую большую на планете частную кинокомпанию Oriental Movie Metropolis, становится ясно, что в его планах — создание гигантского китайского-американского конгломерата в сфере энтертейнмента, который сможет контролировать изрядную часть глобального рынка. Это не на шутку взволновало американских конгрессменов: 17 из них подписали коллективное письмо правительству с требованием проверить, не создает ли крестовый поход Ван Цзяньлиня и его корпорации Dalian Wanda по скупке всего и вся в американском шоу-бизнесе угрозы национальной безопасности.

Пока такая угроза не обнаружена, экстравагантный Ван выпустил на свежекупленной студии Legendary самую дорогостоящую на сегодня китайско-американскую копродукцию «Великая стена» с бюджетом в 150 миллионов долларов и Мэттом Дэймоном в главной роли. Поставил эту ленту живой классик Чжан Имоу, который в интервью выглядел несколько озадаченным тем фактом, что это фэнтезийный экшн, повествующий о битвах с гигантскими плотоядными ящерицами. «Я раньше никогда не снимал фильмы про монстров и немного волнуюсь, — сообщил он журналистам. — Но я сделаю все возможное, чтобы получилось качественное кино для глобального рынка».

Качественное кино для глобального рынка в исполнении Чжана оказалось бодрым, дурным и очень напоминающим фильмы моего детства — про Синдбада и Ясона, с циклопами, скелетами, динозаврами и старым добрым техниколором. Чжан Имоу всегда был искусным колористом и в «Великой стене» остался верен своим принципам. Приятно наконец увидеть цветной фильм, который смотрится по-настоящему цветным, без идиотической цветокоррекции, когда весь кадр — синевато-стальной, коричневато-золотистый или вообще того цвета, который раньше именовали детской неожиданностью. У Чжан Имоу пустыня желтая, ящерицы зеленые, небо голубое, а воины вообще всех цветов радуги.

<
>

Самыми эффектными в этом калейдоскопе выглядят, конечно, летающие синие девушки. Правда, кидаться ими в гигантских ящериц показалось мне несколько нецелесообразным занятием. Ящерицы в девушках ничего не понимают — они их просто едят. Между тем девушек можно было бы использовать совсем по другому назначению, а ящериц поливать, например, кипящей смолой или «Боярышником» иркутского производства. Но летают синие девушки красиво, проделывая изящные воздушные кульбиты, и вообще, на мой взгляд, заслуживают отдельного фильма, в котором бы Мэтт Дэймон у них под ногами не путался. Впрочем, в отношениях между Дэймоном и главной синей девушкой Линь Мэй (Цзин Тянь) нет никакой химии. По правде сказать, актерская игра и у того, и у другой на таком уровне, что они могли бы приветствовать друг друга словами: «Здравствуй, дерево!» Ну а сценарий картины вообще писали топором какие-то дровосеки.

Мэтт Дэймон и Педро Паскаль играют европейских наемных воинов, отправившихся в неведомые земли, чтобы найти «супероружие» — порошок, который горит в воздухе, — проще говоря, порох. Порох герои нашли, но вместе с ним обнаружили целую кучу китайцев, сражающихся на Великой стене с полчищами гигантских тао-тие — демонов из древнекитайской мифологии, символизирующих всепожирающую жадность. (Эпические сцены штурма крепости монстрами выдают, что Чжан Имоу является поклонником фильма «Звездный десант» (1997).) Командует китайцами Стратег Ван (Энди Лау), который не столько участвует в сражениях, сколько разгуливает по своему переполненному старинными манускриптами кабинету, изрекая глубокомысленные сентенции на ломаном английском. Есть и другие китайцы, но они так быстро и героически погибают в сражениях, что среднестатистический российский зритель вряд ли запомнит их лица. В крепости герои встречаются с еще одним европейцем — Баллардом (Уиллем Дефо), который живет там уже 25 лет, но до сих пор не избавился от идеи украсть у китайцев порох и сбежать в Европу. С этого момента перед героями встает нравственный выбор: остаться и принять неравный бой с монстрами вместе с китайскими воинами или попытаться обмануть их и скрыться с добычей. Этот выбор авторы сценария явно считают центральным в фильме.

<
>

Забавно, что героям картины, средневековым европейцам, впервые увидевшим монстров с клыками и когтями, идеально подходящих под описание адских демонов, не приходит в голову упасть на колени, помолиться и вообще предложить китайцам немедленно уверовать в Иисуса Христа и отправить гонцов к Папе Римскому за квалифицированной помощью. Собственно, первая реакция средневекового европейца, узри он подобное чучело, просто не могла быть другой. Но китайская цензура очень не любит Папу Римского и вообще все религии и конфессии, а также запрещает распространять «феодальные суеверия». Ну а Голливуду не впервой прогибаться под китайцев. Поэтому реакция Мэтта Дэймона на страшилищ совсем не похожа на религиозный экстаз: ну, монстры и монстры, что мы, в видеоигры не играли? Впрочем, долго размышлять персонажам картины вообще не приходится. Первое столкновение с тао-тие происходит уже где-то на четвертой минуте фильма, а к 15-й мы уже видим полномасштабное эпическое побоище. «Великая стена» — это просто разухабистый нон-стоп-экшн с полетами по воздуху, взрывами, подземными ходами и чудесными спасениями в последний момент.

Все, кто боялся, что «Великая стена» окажется замаскированной китайской пропагандой, могут расслабиться: никаких тайных смыслов там нет. Впрочем, как и явных. Там вообще нет никаких месседжей, за исключением тех, которые можно почерпнуть из «Трех мушкетеров»: быть верным и честным хорошо, а подлым и коварным плохо. А разве в эпосе про Синдбада были какие-то другие? И вроде как никому это не мешало. В общем, полтора часа честно воевать с гигантскими ящерицами без нудных голливудских потуг на философию и подтексты — это не самое скверное времяпрепровождение. И пусть «Великая стена» похожа на типичный фильм Роджера Кормана, только с бюджетом в 150 миллионов долларов, она заслуживает просмотра на большом экране. Хотя бы ради синих девушек и ощущения, что смотришь старое техниколоровское фэнтези, только Рэй Харрихаузен теперь реинкарнировался в китайца.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.2MB | MySQL:212 | 0,644sec