Интервью со Степаном Бурнашевым, режиссёром фильма «Проклятие. Мёртвая земля»


ОМУТ

Якутские фильмы – самобытны и не пытаются копировать уже существующие миры. Их ужасы основаны на народных мифах и легендах, а реальность чаще всего подаётся в своём натуральном виде. Так, будто это документальное кино, ода нашей обыденности, в которой происходит что-то невероятное. Тем обострённее, ближе и страшнее смотрятся их хорроры. Об этом феномене и фильме «Проклятие. Мёртвая земля» Дмитрий Бортников поговорил с режиссёром Степаном Бурнашевым. 


Дмитрий Бортников: Расскажите, как вы пришли в мир кино?  

Степан Бурнашев: Это было в 2009-2010 годах. Тогда многие в Якутии начали снимать кино, и мы с братом придумали молодежную комедию «Мечтать не вредно». Бюджет был мизерный. Получился любительский видеофильм. Он выходил в прокат в кинотеатре «Центральный» в малом зале. Он отбил расходы, но мне не понравился результат, и я дал зарок этим больше не заниматься. Долгое время стеснялся этой работы, а сейчас благодарен. Благодаря этому фильму, я понял, что кино — это очень большой труд. В итоге пришел обратно в кино в 2012-м, уже осознавая к чему быть готовым.

ДБ: Кому принадлежит идея фильма?

СБ: Идея фильма принадлежит Семёну Шишигину. Многие мечтали сделать ремейк на легендарный фильм Эллэя Иванова «Проклятая земля», и я в том числе, но ко мне обратился Семен и предложил снять сиквел. К слову, хочу заметить, что мы разрабатывали сценарий таким образом, что он смотрится, как самостоятельная история: если вы не смотрели «Проклятую землю», вы все равно поймете, о чем она.

ДБ: Алексей Амбросьев мл. – сам режиссёр. Почему над «Проклятьем. Мёртвая земля» он работал только как сценарист?

СБ: Я с Алексеем сотрудничаю с 2012 года, как со сценаристом. Он мне писал сценарии к фильмам «Последний день» (2013) и «Республика Z» (2018). Он известен не только как режиссёр, но и как сценарист – у него очень много работ. Например, хит этого года «Зина и Лёха. Операция хвост и вымя» тоже написал Алексей.

ДБ: Якутские ужастики очень самобытны. Как вам удается не потерять это при съемках и монтаже?

СБ: Просто я сам вырос в этих реалиях. И сознательно или нет, всё это передаётся на экран. С детства я вырос на байках и страшилках Якутии. Параллельно смотрел американские ужастики. И всегда мечтал, чтобы кто-то снимал кино по нашим легендам и историям кино.

ДБ: Как вы думаете, почему именно жанр ужасов так распространён в якутском кинематографе?

СБ: Я бы не сказал, что это самый популярный жанр в нашем кинематографе. Это раньше все снимали ужастики и комедии, а сейчас якутское кино весьма разножанровое. Другой вопрос в особенностях якутских фильмов ужасов. Они самобытны и уникальны. Может поэтому они так выделяются на фоне прочих хорроров?

ДБ: При съёмке подобных историй часто миксуются жанры. «Проклятие» – тоже смесь? Какие жанры можно найти в этом фильме?

СБ: У меня всегда получается микс жанров. Это делается неосознанно. Просто хочется рассказать глубокую историю, а она не «помещается» в рамки одного жанра. Так и этот фильм не исключение. По-моему «Проклятье. Мёртвая земля» состоит из ужасов, мистики и семейной драмы.

ДБ: Какие фильмы ужасов и триллеры зацепили вас больше всего?

СБ: В детстве я обожал фильмы «Кошмар на улице Вязов», «Полтергейст», «Зловещие мертвецы», «Муха» и, конечно же, «ОНО». Я с этой кассетой ходил в гости и показывал друзьям, а сам подсматривал, как они реагируют. До сих пор некоторые друзья обвиняют меня в том, что с тех пор из-за меня они боятся клоунов. Из недавних, мне понравились «Ритуал», «Ведьма» и «Тихое место». А вот на счет «Солнцестояния» я еще не определился – нравится мне фильм или я его ненавижу. Ещё вспомнил фильм «Другие». Я его смотрел в студенчестве и был потрясен финалом. Кажется, я собрал тогда других ребят и пошел смотреть этот фильм второй раз. И, думаю, тогда я тоже наблюдал за реакцией.

ДБ: Какие у вас планы на ближайшее время, есть ли в них место ужастикам или триллерам?

СБ: Скоро, помимо «Проклятье. Мёртвая земля», в прокат выйдет мелодраматическая история про развод – «Наша зима», а в следующем году – триллер «Айта». Есть уже написанные сценарии, есть идеи и я определенно вернусь к жанру ужасов.

ДБ: И напоследок, как вы думаете, есть ли кто-то или что-то страшнее самого человека? 

СБ: Если рассуждать про «тонкий» мир, то он определенно существует. Другой разговор уже про соприкосновение с этим миром. Если живешь правильно, тогда с тем миром у тебя будут пути параллельные.  А страшнее ли это, зависит от каждого из нас.

Share on VK
Дмитрий Бортников

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

WordPress: 11.94MB | MySQL:104 | 0,140sec