Advertisement

Джулиан Ричингс — о любимых фильмах ужасов и границе между хоррором и другими жанрами

В российский прокат выходит снятый для платформы Shudder мистический хоррор «Реинкарнация: Пришествие дьявола» (Anything for Jackson), уже успевший собрать немало лестных отзывов от критиков. Одну из главных ролей в нём исполнил Джулиан Ричингс — актёр, больше известный яркими эпизодическими появлениями на экране — Мистер Смерть в «Сверхъестественном», Трёхпалый в оригинальном «Повороте не туда», разрезанный на кусочки в первые же минуты Алдерсон в «Кубе». Мы поговорили с Джулианом о его последней на данный момент роли, узнали, какие фильмы ужасов ему самому больше нравятся, и что он думает о хорроре как о жанре.

Дмитрий Соколов: Первый вопрос — о фильме «Реинкарнация: Пришествие дьявола» (Anything for Jackson), в котором вы играете одну из главных ролей. Расскажите пожалуйста, в чем для Вас был основной творческий вызов при работе над этой картиной? И что было наиболее интересной частью работы на съемках?

Джулиан Ричингс: На мой взгляд, это фильм о людях, которые находятся в отношениях очень давно. Эта пара друг друга хорошо знает, оба привыкли друг к другу… И вот эти они решают сделать нечто чудовищное. Для меня это фильм о человеке, который следует за своей женой, даже если знает, что она делает плохой выбор. Мне было интересно показать, как человек ведет себя в такой ситуации, показать ведомого персонажа с симпатичной стороны, заставить зрителя сопереживать ему, даже если этот герой совершает плохие поступки.

В общем, это история о динамике отношений в паре, которая давно вместе. И вот муж оказывается в очень трудном, очень тяжелом положении. Он помогает жене похитить девушку, держит ее в заточении. Было сложно, но и интересно показать, как он будет себя вести. Что он будет делать дальше?

Д. С.: Здесь еще любопытно, что эта история подана через сюжет про экзорцизм, только наоборот — главные герои хотят не изгнать монстра из человеческого тела, как, например, в «Изгоняющем дьявола», а наоборот, призвать его, сделать так, чтобы умерший ребенок родился заново. В связи с этим вопрос: есть ли у вас любимый фильм про экзорцизм, или, может быть, любимый мистический хоррор вообще?

Д. Р.: «Изгоняющий дьявола» хорош, да. В свое время на меня произвел впечатление «Где дети?» 1986 года, хотя это и не хоррор в чистом виде, но он тоже имеет дело с темой потери ребенка, в нем тоже исследуются похожие ситуации. Но мой любимый фильм всех времен — это «Ночь охотника» 1955-го, фильм о проповеднике-самозванце, который на самом деле серийный убийца. Да, он не об экзорцизме, это не «Изгоняющий дьявола», но в нем ощущается тот же ужас. Это фильм, в котором много напряжения, тревоги, связанной с детьми, а еще с тем, что что-то меняется в привычной жизни, что-то за завесой… и оно начинает постепенно раскрываться.

<
>

Д. С.: Да, очень известный фильм, мощный, там еще убийцу играет Роберт Митчум. Кстати говоря, об актерских работах. Вы сыграли, помимо, фильмов, в большом количестве сериалов, назову только два — в «Сверхъестественном» сыграли Смерть, а в «Королевском госпитале» начальника охраны. Есть ли у вас какой-то любимый хоррор-сериал?

Д. Р.: Знаете, я смотрю огромное количество фильмов, много хорроров, но много и других жанров. А вот с сериалами все немного иначе. В кино мне нравится возможность погрузиться на полтора-два часа в историю, там можно быстро настроиться на определенное настроение, и если я хочу чего-то атмосферного, мрачного, то я включаю фильмы. В сериалах совсем другой темп, другое развитие событий. В общем, если в кино я предпочитаю ужасы, то в сериалах мне ближе драма.

Д. С.: В вашем последнем фильме особенно хорошо, как мне кажется, удался баланс драмы и хоррора. При этом в истории довольно много юмора, хотя многое из происходящего на экране скорее страшно, чем смешно.

Д. Р.: О да, действительно. Из-за своей внешности я часто играю аутсайдеров, людей, которые находятся вне общества, злодеев, но я стараюсь изображать их с какой-то долей человечности, пытаюсь показать их симпатичными, вызывающим сочувствие. Так и в «Anything for Jackson» я стремлюсь дать понять, что движет моим героем, что делает его монстром, кем-то странным, страшным, что заставляет его совершать те поступки, которые он совершает. Мы с Шейлой [Маккарти] отлично провели время на съемках, мы добивались того, чтобы показать обычных, понятных людей, которые делают жуткие вещи — но так, чтобы зрители им сочувствовали.

Д. С.: Думаю, именно это они и почувствуют. Фильм рассказывает о людях, которые на поверхности кажутся совершенно нормальными, но вблизи оказываются чудовищами, хотя то, что движет ими, для многих быстро становится понятным. В связи с этим мой следующий вопрос: что для вас главное в хорроре, что отличает его от всех остальных жанров? Где, скажем так, пролегает главная граница между хоррором и не-хоррором?

Д. Р.: На самом простом уровне, фильм ужасов — это рассказ о человеческих страхах. Вообще кино — это же представление, репрезентация нашей повседневной жизни. Множество картин показывают нам то, чего мы хотим добиться, к чему мы стремимся. Ну, знаете, там, большие машины, аккуратные дома, красивые улыбки. В общем, показывают нам приятную жизнь, показывают ее сверкающую, внешнюю сторону. Так вот, а хорроры — это те фильмы, которые говорят нам: « А что если… что, если что-то пойдет не так? Что, если со всей этой идеальной жизнью что-то не так? Что, если кто-то напорется на этот идеал, сломается об него? Что, если в этом доме призраки? Что если этот человек — не тот, за кого себя выдает?» Фильмы ужасов показывают нам то, что лежит под этой блестящей поверхностью обычной жизни — нашу беззащитность перед миром. Думаю, хоррор-кинематограф это по большей части кино об уязвимости.

Д. С.: Думаю, вам в полной мере удалось показать это в последней работе. «Anything for Jackson» рассказывает о людях, которые попали в жуткую ситуацию, хотя до этого у них была совершенно обычная жизнь. И когда они осуществляют свой план, их жизнь тоже меняется не сразу, она трансформируется медленно, на поверхности все остается как обычно, но зрители видят, что главные герои — не те, за кого себя выдают, с ними происходят все более и более страшные, необъяснимые вещи. Думаю, это во многом заслуга ваших актерских работ.

Д. Р.: Спасибо! Я также думаю, что это то, что мне нравится в фильме. Его сюжет — о том, что лежит под поверхностью. Но это ещё и история о том, как человек может симпатизировать злодеям. И о том, как люди способны делать ужасные, очень плохие вещи, если они убеждены, что ими движет любовь. Мой персонаж, Генри, любит свою жену и делает для нее все, а она, в свою очередь, делает все для Джексона. Мы понимаем, что Генри любит ее, он убежден, что все это ради любви к ней и к своему внуку — даже если то, что они делают — очень, очень плохая вещь.


Читайте также:

Дети — это ад: рецензия Дмитрия Соколова на фильм «Реинкарнация: Пришествие дьявола»


Мы выражаем огромную благодарность компании Экспонента Фильм за организацию этого интервью.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
Дмитрий Соколов

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

WordPress: 39.09MB | MySQL:115 | 1,119sec