«Умри, чудовище, умри»: Что писали критики о каннской creature-feature-новинке

В конце прошлой недели завершился 71-й Каннский кинофестиваль, на котором было чем поживиться и поклонникам фильмов помрачнее. Одной из наиболее интригующих премьер стала картина аргентинского постановщика Алехандро Фаделя «Умри, чудовище, умри» (Murder Me, Monster aka Die, Monster, Die) о расследовании дела обезглавленной женщины в провинциальном городке:

Полицейский из глубинки расследует дело, в котором фигурирует обезглавленный труп женщины. Главным подозреваемым становится муж его любовницы, которого быстро отправляют в психиатрическую клинику, потому что тот твердит о каком-то монстре. Полицейский пытается восстановить картину того, что произошло на самом деле.

Монстр в фильме действительно появится, один из кинокритиков как раз уделил ему особое внимание в своей рецензии:

Впечатляет и работа мастеров грима и спецэффектов, благодаря которым как по волшебству на экране появляются отрезанные головы, ужасные раны, омерзительный зеленый гной из разлагающихся тел и, наконец, сам монстр, который может быть как реальным, так и воображаемым. Он выглядит и знакомо, и необычно: дешево и сердито, как в «бэшках», и в то же время угрожающе — с жуткими рядами зубов и по-змеиному извивающимся хвостом, как у Чужого.

Аллан Хантер, Screen Daily

Другие журналисты были не столь воодушевлены происходящим на экране, однако и их отзывы намекают на то, что перед нами работа из числа тех, которые появляются не каждый день:

Является ли фильм чем-то большим, чем просто навязчивая попытка продемонстрировать новаторский подход, — большой вопрос: несмотря на многозначительный шепот в диалогах, воспринимать все это всерьез в любом случае не получается. Однако сочетание эффектных планов Фаделя и импрессионистской палитры производит впечатление — фильму хватает художественной значимости, чтобы его затянуло в ненасытную черную дыру культового кино.

Тим Роби, The Telegraph

Слишком много времени посвящено вопросу о том, является убийцей человек или некое магическое существо. Талантливое актерское исполнение оставляет слишком много места, которое нечем заполнить: в итоге появления эстетически нелепого монстра оказывается недостаточно, чтобы произвести должное впечатление, и «Умри, чудовище, умри» страдает от плоского финала. Возможность снять по-настоящему волнующее и уникальное кино, увы, упущена.

Зои Тамара, The Upcoming

Фадель дебютировал в 2012 году мрачной атмосферной драмой «Дикари» (Los Salvajes), и уже тогда был заметен интерес постановщика к чему-то инфернальному. В «Умри, чудовище, умри» режиссер, судя по всему, почувствовал себя на порядок более раскрепощенно.

Премьера фильма состоялась в рамках секции «Особый взгляд» — это второе по калибру отделение Каннского форума.

<
>
Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
RussoRosso

Автор:

WordPress: 12.63MB | MySQL:197 | 0,268sec