«Чон-И»: мелодрама с роботами

Фильм «Поезд в Пусан» несомненно стал одним из главных событий кинематографа XXI-го века. Мало кто остался равнодушным к картине, которой удалось совместить в себе зомби, сильную психологическую драму и отражение социальных проблем общества. В январе на платформе Netflix вышла новая фантастическая работа режиссёра Ён Сан-хо – «Чон-И». Андрей Волков эмоционально рассказывает, что не так с кино про далёкое будущее и почему оно не дотягивает до внушительного дебюта своего же создателя. 


«Чон-И» / JUNG_E (2023)

Режиссёр: Ён Сан-хо
Сценарист: 
Ён Сан-хо
Оператор: Ю Джи-сон
Продюсеры: 
Пён Сын-мин, Ён Сан-хо


«Чон-И» — новый фильм автора «Поезда в Пусан» Ён Сан-хо. С момента впечатляющего дебюта в игровом кино аниматора Сан-хо прошло уже почти семь лет. Ныне постановщик работает исключительно в игровом сегменте и об анимации не вспоминает. Вот только последующие работы режиссёра, будь то «Телекинез» или же сиквел «Поезд в Пусан 2: Полуостров», отнюдь не приводили критиков и зрителей в состояние экстаза, судя по оценкам на IMDB и КиноПоиск. После фантастического экшна «Телекинез» новый фильм Сан-хо – попытка снять что-то серьёзное на фантастическом материале. К сожалению, достойного фильма у него не вышло, так что впечатляющий по меркам южнокорейского кино бюджет в 16 000 000 долларов был потрачен впустую, если, конечно, не считать хорошие спецэффекты, хотя на фоне долгожданного сиквела «Аватар: Путь воды» они покажутся прошлым веком.

Увы, несопоставимы и таланты режиссёров. Как известно, один раз и палка стреляет, так чего удивляться, что амбициозный аниматор Ён Сан-хо сумел запомниться своим игровым дебютом. «Поезд в Пусан» в будущем прочно войдёт в классику жанра, но если у Джеймса Кэмерона почти каждая режиссёрская работа достойна оваций и не только благодаря великолепному визуальному ряду, то у южнокорейского постановщика после блестящего начала выходят лишь середнячки.

«Чон-И» претендует на фантастическую драму – с неё и спрос выше, чем с какого-нибудь «Инопланетного вторжения: Битва за Лос-Анджелес», если кто-то помнит этот экшн Джонатана Либесмана. К числу немногочисленных плюсов стоит отнести участие зрелых актрис на главных ролях – 55-летней южнокорейской звезды Канг Су-ён и 45-летней Ким Хён-джу, уже снимавшейся у Сан-хо в хоррор-сериале «Зов ада». К сожалению, для Канг Су-ён, не появлявшейся на больших экранах больше 10 лет, «Чон-И» стала последней работой – актриса умерла от инсульта в мае прошлого года, задолго до выхода картины в прокат.

В последнее время наметился хороший тренд приглашать на главные роли в блокбастеры зрелых актрис, как бы компенсируя долгие годы голливудского представления о женщине только как сексуальном объекте. В прошлом году вышли «Крик» с 48-летней Нив Кэмпбелл и 57-летней Кортни Кокс, «Матрица: Революция» с 54-летней Кэрри Энн-Мосс, наконец, «Затерянный город» с 57-летней Сандрой Буллок, которая так же женственна, как и в молодые годы. Вот и в «Чон-И» Ким Хён-джу, играющая мать главной героини, учёного Ён Со-хён (в исполнении Канг Су-ён) привлекательно выглядит (хоть сейчас в ромком) и хороша в боевых сценах, ведь её персонаж – герой гражданской войны. После гибели в последнем бою, мозг Чон-И был клонирован, а на основе её личности компания, завладевшая её сознанием, решила создать идеального солдата. Воспоминания о дочери, которой нужно заработать на операцию, стали бы для неё стимулом сражаться как можно лучше. Однако война неожиданно была завершена перемирием, и из идеального солдата Чон-И решили сделать линейку игрушек и даже секс-кукол.

Режиссёр, очевидно, хотел поразмышлять на темы «Бегущего по лезвию» и «Я, робот». Есть ли у машин сознание и где граница, отличающая человека от того, что было создано его руками и обрело самовосприятие? Конечно, постановщик, блестяще вставивший социальный подтекст в зомби-хоррор «Поезд в Пусан», желал предаться рефлексии относительно жадности корпораций, которые готовы торговать роботами, созданными на основе воспоминаний реально существовавших людей, невзирая на чувства их близких. Для этой же цели он использует в качестве мотивации матери рисковать своей жизнью на войне не просто жажду денег, а именно потребность спасти своего ребёнка от рака, оплатив дорогостоящую операцию.

Вот только будущее, изображённое Ён Сан-хо, вызывает много вопросов. Кадры города XXII века чуть ли не точная копия города будущего из «Соляриса» Андрея Тарковского, который выдающийся режиссёр сумел увидеть в Японии во время заграничной командировки. Кино действительно способно преображать действительность, а для убедительного антуража будущего порой и декорации не нужны. Всего лишь правильно снять и смонтировать реально существующие в Японии небоскрёбы, скоростные дороги и тоннели. Тарковский был пророком и сновидцем, оттого его фантастические притчи даже сейчас поражают воображение, когда прокат штурмует насквозь компьютерный сиквел «Аватара» с многомиллионными маркетинговыми вложениями.

Также будущее из «Чон-И» вызывает воспоминания о «Я, робот» Алекса Пройаса, который в год выхода не вызвал энтузиазма у критиков, но время доказало, что они не правы. Пройасу удалось пройти по тонкой грани зрелищного кино и не растерять при этом философию Айзека Азимова. А вот концепция «Чон-И» страдает неумелыми подражаниями западным образцам и алогичным повествованием. Странное будущее какое-то у Ён Сан-хо – роботов делать научились, даже мозг клонировать умеют (а в «Шестом дне» утверждалось, что это невозможно), но рак лечить врачи и в XXII веке неспособны. Деньги в этом будущем заработать можно только на войне, убивая роботов, причём сражения Чон-И с роботами, несмотря на хорошую физическую форму актрисы и захватывающие съёмки, не вызывают доверия, а скорее заставляют задуматься – способен ли человек без всякой защиты сражаться с кучей роботов? В «Матрице», помнится, люди бились с машинами, управляя другими роботами. И почему вообще подросшая дочь Чон-И так расстроилась, что на основе сознания её матери сделают игрушки и секс-куклы? То есть кучу клонов для войны делать можно, а вот игрушки нельзя? Странная мораль у дочери.

Линия злодеев полностью провалена. Едва ли можно воспринимать как противников представителей компании, пусть и озабоченных увеличением прибыли. Ведь Ён Со-хён сама на них работала всю жизнь, почти до старости дожила, бог знает сколько лет корпела над созданием клонов со встроенным сознанием своей матери, а тут вдруг решила святой стать. Проблему, которая неизбежно возникла бы в таком сюжете перед режиссёром-сценаристом – мать в обличии робота узнаёт своего ребёнка – Ён Сан-хо решил очень просто. Его главная героиня просто стёрла воспоминания матери о дочери, чтобы ей это жить не мешало в обличии робота. Спасибо, господин режиссёр – мы только на драму настроились, уже платки приготовили, а тут облом такой.

Финальную сцену со сражением Чон-И с руководителем лаборатории в вагоне скоростного поезда можно было бы похвалить, если бы Ён Сан-хо поменьше воровал сюжетных поворотов из концовок «Бэтмен: Начало» и «Вспомнить всё» (2012). Само сражение подозрительно напоминает эти фильмы, а уж побег робота-матери от умирающей дочери, которая говорит ей, живи для себя (это робот-то!), обо мне не думай, и вовсе переводит фильм в разряд документальных лент «Discovery Channel». Чон-И, стоя на скале, осматривает природный простор, словно смелый лев или гордый орёл – спешите видеть!

Ён Сан-хо, сняв в 2016 году без преувеличения выдающийся социальный зомби-хоррор, с тех пор ищет себя в других проектах и пока без особого успеха, но если сиквел «Поезда в Пусан» получился хорошим стандартным экшном, то попытка вернуться к более сложному кино в «Чон-И» с треском провалилась. Лента не способна предложить зрителю ничего оригинального – сплошь заимствования из других фильмов. Также тут есть видимость драматического конфликта – отношения матери и дочери – но нет подлинной драмы, убедительных мелочей, психологических нюансов, то есть всего того, что делает драму драмой, заставляет зрителя примерять судьбы героев на себя и ощущать их страдания как свои собственные.

Режиссёр задал сам себе высокую планку, но не сумел взять её, сняв для Netflix маловразумительную фантастику. Учитывая высокие требования руководства компании к выпускаемой под их маркой продукцией, не факт, что американская студия предложит режиссёру новый контракт, ведь «Чон-И» сейчас под шквалом огня и отнюдь не роботов, а дерзких критиков и недовольных зрителей. Впрочем, Ён Сан-хо настолько проникся фантастическим жанром, что активно снимает у себя на родине мини-сериал «Паразит: Серый». Посмотрим, удастся ли ему реабилитироваться.

Share on VK
Андрей Волков

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

WordPress: 12.19MB | MySQL:117 | 0,867sec