«Черновик»: И твою матрешку тоже

Сегодня в широком превью в российских кинотеатрах начинает идти экранизация романа Сергея Лукьяненко «Черновик». RussoRosso считает, что новых «Дозоров» в отечественном кино не случилось.


«Черновик» (2018)

Режиссер: Сергей Мокрицкий
Сценарий: Денис Курышев, Сергей Артимович, Максим Бударин и другие
Оператор: Александр Тананов
Продюсеры: Наталья Мокрицкая, Ульяна Савельева и другие
Дистрибьютор в России: WDSSPR (в прокате с 31 мая, широкое превью с 25 мая)


Москва. Контора по разработке компьютерных игр торжествует. Предположительно талантливый геймдизайнер Кирилл (Никита Волков) отбивается от обожания выпившей секретарши, заслуживает фамильный тост от начальника и удостаивается подробной смартфон-видеохроники от лучшего друга Константина (Евгений Ткачук). Кириллу невесело, так как его отшила любимая девушка Анна (Ольга Боровская), которая уже некоторое время встречается с солидным мужчиной в костюме (Евгений Цыганов). Скоро геймдизайнеру станет еще грустнее, так как родные и близкие начнут буквально его забывать, а в квартире поселится дама с флуоресцентным взглядом и искрометным ф.и.о. Рената Ивановна Иванова (Северия Янушаускайте). Всё это начало удивительных приключений, в рамках которых Кирилл узнает, что он в некотором роде избранный. Правда, на роль таможенника между мирами: теперь ему предстоит сидеть в водонапорной башне и пропускать людей из Москвы в город Кимгим, где нет нефти и газа, поэтому нет и войн (sic!). Новая вакансия, разумеется, станет уникальной возможностью для того, чтобы наладить личную и профессиональную жизнь и вообще почувствовать себя человеком, а не песчинкой в суровой бетономешалке московской жизни.

Когда-то экранизации Сергея Лукьяненко в аранжировке Тимура Бекмамбетова доказали, что российское кино способно собирать неплохую кассу и даже производить фильмы-события. Полтора десятилетия спустя Сергей Мокрицкий наглядно демонстрирует, почему мода на городское фэнтези стремительно сошла на нет. «Ты создаешь миры, но для меня в твоем мире нет места», — с надрывной интонацией написанного на бегу российского сериала сообщает Анна Кириллу в первой же сцене амбициозного отечественного тентпола. Дальше лучше не будет: к пафосным и неживым диалогам (у «Черновика» будет четырехсерийная версия на телеканале «Россия», что многое объясняет) добавляется не слишком увлекательное приключение в Москве и городе-побратиме Кимгиме, а заодно череда сцен из галереи «влажный сон патриархата» (при виде Кирилла стойку вожделения принимают все без исключения героини).

Написанный в середине 2000-х первоисточник страдал тем же заскорузлым взглядом на мир, который Лукьяненко не слишком успешно старался выдать за мировоззрение 26-летнего юноши. Однако в свалке попыток писательской самоиронии (вряд ли среднестатистический молодой человек так часто думает о писателях-фантастах), раздражающих квазиострот и потока повседневной нетерпимости (сам Кирилл в шутку обвиняет себя лишь в «бытовом шовинизме») скрывается емкая фраза: «Пошлость вообще бессмертна». Именно она метко описывает и роман, и «Черновик» кинематографический — с его летающими робоматрешками и ресторанами, где антураж подмосковной столовой сочетается с большой артисткой Пересильд в роли манекена для ночнушки с рюшками. Да и не объяснить без этой максимы, почему отвратительно нарисованную на компьютере «ломку», когда лицо Кирилла становится прозрачным, демонстрируют с такой навязчивой частотой вместо того, чтобы стыдливо скрывать при любом удобном случае.

На экране телевизора, впрочем, это не будет так бросаться в глаза, как и чересчур роскошное использование артистических ресурсов: от Андрея Мерзликина и Никиты Тарасова, появляющихся на один прочувствованный монолог, до совсем зашедших покурить Дмитрия Хрусталева, Ирины Хакамады и Ян Гэ. Вероятно, в четырех сериях им достанется больше экранного времени, хотя бы на уровне гостей какого-нибудь «Вечернего Урганта». В эпизоде также возникает радиоведущий Александр Плющев в майке-алкоголичке, а в камео фигурируют сам режиссер и сам писатель — еще один тревожный звоночек: так же себя недавно увековечили Хомерики и Минаев в чудовищном триллере «Селфи». Впрочем, куда показательнее оказывается соло Никиты Волкова, ранее снявшегося в не менее уморительном и стыдном фэнтези под именем «Дед Мороз. Битва магов» (2016). Как бы Евгений Ткачук ни хлопотал возле него лицом за себя и за того парня, как бы ни закатывали глаза все женщины разом, Волкову не удается обмануть зрителя и создать внутри этого разваливающегося конструкта не героя-болванчика (матрешку?), а подобие личности.

Вероятно, оно и не нужно: идеальный герой фэнтези — это человек без свойств, проводник читательских комплексов в мир писательских (или режиссерских), а от их плотности «Черновик» аж фонит. Совсем уж фатально, что свойств и сюжетных мышц нет у самого фильма, который фактически заканчивается тем, что «все только начинается», так и не объяснив, что и почему в этом стерильном плохо написанном и продуманном мире должно побуждать к эмпатии. У «Ночного дозора» (2004) хотя бы были налет хоррора, отягощенный отцовством Хабенский и кукла с паучьими лапками. А что, кроме матрешек на экспорт и невразумительного объяснения всех бед человечества (газ и нефть), может предложить «Черновик»?

Читайте также:

Сергей Лукьяненко высоко оценил экранизацию «Черновика»

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Так отстой фильм? Я так и думал.

WordPress: 12.52MB | MySQL:199 | 0,291sec