«Кровавое рождество»: бескровный не слэшер


ВЕДЬМА: РЕИНКАРНАЦИЯ

Работа, подарки, итоги года – период перед новым годом каждому может показаться самым настоящим адом, а авторы ужасов только и ждут любого повода, чтобы снять фильм о наших кошмарах. Вот и Джо Бегос подсуетился со своим «Кровавым рождеством», но картина вышла неоднозначной. Кто-то называет её одной из лучших за год, а Андрей Волков, например, сомневается, что это годное кино. Почему? Читайте в его рецензии.


«Кровавое Рождество» / Christmas Bloody Christmas (2022)

Режиссёр: Джо Бегос
Сценарист:
Джо Бегос
Оператор: Брайан Соуэлл
Продюсеры: 
Джо Бегос, Джош Этье


В этом году сложился целый тренд на обращение к эстетике 1980-х в жанровом кино. «Дневная смена», «Смертельный выбор», наконец, недавняя «Чёрная пятница» – все эти хорроры так или иначе переосмысливали наследие давно ушедшего десятилетия, которое, с одной стороны, было более консервативным, по сравнению со свободными нравами 1970-х, а с другой – именно в этот период в США наступил расцвет хоррора и в целом массовой культуры. Все эти ленты стремятся даже визуально передать особенности эпохи, мимикрируя под фильмы той поры.

Вот и «Кровавое Рождество» хоррормейкера Джо Бегоса снято в насыщенной цветовой гамме, с непременным эффектом состарившейся плёнки. Так как действие фильма происходит в канун Рождества, то в цветовой палитре упор делается на зелёный и красный цвета, ведь перед нами рождественский слэшер. Его поэтическое название (дословно – «Рождество, кровавое Рождество») отсылает к культу 1980-х – «Тихой ночи, смертельной ночи», где орудовал маньяк в костюме Санта-Клауса. К рождественским слэшерам также можно отнести давнее «Чёрное Рождество» Боба Кларка, которое герои обсуждают между собой.

Персонажи фильма – не совсем тинэйджеры, а скорее взрослые люди за 20, но их характеры от этого не претерпели никаких изменений. Пока роботизированный Санта по неизвестной причине не выйдет из строя и не начнёт свою кровавую одиссею по маленькому городку, герои, прежде всего Тори и её приятель, сотрудник рок-магазина, Робби, говорят только о сексе, намекая на то, что ничем другим на Рождество заниматься не нужно. Тори даже осуждает парня своей сестры, который не пьёт, представьте себе. Зато Тори и Джефф напиваются, как местный кузьмич дядя Вася. Зачем молодому режиссёру представлять рок-сообщество в максимально непривлекательном виде, как бы давая пас тем моралистам, которые убеждены, что все беды в мире от молодёжной культуры? А ведь хорроры 1980-х как раз легко вбирали в себя рок-музыку, что подтверждают и сами герои, перечисляя рок-песни, звучащие в фильмах тех лет. Саундтрек Стива Мура от рока далёк и представляет собой стандартную электронную музыку, исполненную на синтезаторе. Любопытно, что композитор когда-то начинал с андеграундных слэшеров «Башня Рэдсинов» (2006) и «Большие шары» (2008), саундтреки которых были гораздо ближе к року той поры.

Также интересно, что Джо Бегос взял за образец не столько слэшер тех лет, а самого «Терминатора». Роботизированный Санта уничтожает всех, кого видит, планомерно и методично, используя в основном топор. Какой-либо особой жести в «Кровавом Рождестве» нет, а действие напоминает скорее триллер. По какой-то причине Санта стал преследовать Тори, словно Терминатор Сару Коннор. Имеется даже нападение Санты на полицейский участок, где Тори хотела укрыться. Возможно, лента Бегоса не вызывала бы недоумение слишком большим сходством с культовым фильмом Джеймса Кэмерона, если бы режиссёр сумел создать саспенс, указание на который заложено в само название жанра (thrill – волнение). Однако однообразные и ничем непримечательные убийства очень скоро начинают утомлять, а ничего другого в «Кровавом Рождестве» нет.

Если о главных героях зритель знает хоть что-то, то второстепенные персонажи не только не прописаны, но без всякого повода появляются перед камерой. Точнее, повод есть, но чисто внешний – чтобы было кого убивать. Оттого Санта сначала уничтожает целую семью, о которой зритель не знает ничего, кроме того, что они жили в большом доме и готовились праздновать Рождество. Следующей жертвой Санты становятся уже сестра Тори и её парень, а затем сосед. Совершенно случайные, абстрактные персонажи, чьи смерти не вызывают никаких чувств в зрителе. Даже сама Тори со своим кавалером не слишком-то оплакивает убийство сестры и её ухажёра. Слишком правильные были – не бухали, не занимались сексом под ёлкой, да ещё и детей, наверно, хотели. Пропаганда чайлдфри столь явная, что на неё сложно не обратить внимание. И это расходится не только с современной российской социальной политикой, но и с реалиями американских 1980-х, когда вновь, после молодёжных бунтов и контркультурного поведения середины 1960-1970-х, стал цениться уютный огонёк домашнего очага.

«Кровавое Рождество» представляется не только бессмысленным хоррором, в котором для слэшера слишком мало сцен ужаса, а для триллера – катастрофически недостаёт саспенса, но неким переосмыслением 1980-х на культурном уровне, когда оболочка от хоррора старой школы, а содержание современное. Гендерные роли хоррор Джо Бегоса переосмысливает самым радикальным образом – так, как никаким феминистским движениям не снилось. Здесь в людях ценится только их умение заниматься сексом и слушать правильную музыку (рок). При этом секс понимается как некое соревнование – кто кого, извините, затрахает. Можно ли выдумать более карикатурный слэшер, как специально вбирающий в себя все те недостатки, которые этому жанру приписывают его противники?

То же самое касается и рока. Рок слушают самые разные люди, и даже ваша бабушка не против поколбаситься? Нет, уверяет Бегос, фанаты рока – это наркоманы, алкаши и извращенцы, противники семьи и хороших манер. Ну-ка, Санта, бери топор, мочи их. Если авторы «Дневной смены», «Проклятия Бридж-Холлоу» и «Смертельного выбора» довольно бережно отнеслись к наследию 80-х, удачно переработав его под современные реалии, то Джо Бегос воспроизвёл только внешнюю форму, а содержанием сделал как будто пародию на жанр.

Но вот плохо то, что это не пародия, ведь тон рассказа серьёзнее, чем в «Гамлете». Или Джо Бегос тоже не любит Рождество, как его героиня, поэтому решил фанатам хоррора подложить сюрприз под ёлку, или он так видит слэшер. В целом, вышло зрелище уровня «Неистового Санты», да и то из слэшера Тодда Нюнса запоминался хоть отрезанный пенис, который с аппетитом хрумкал ушастик, а вот «Кровавое Рождество» вышло и не кровавым, и вообще не слэшером. Впечатление такое, как будто посмотрел порно, только без секса.

Share on VK
Андрей Волков

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

ВЕДЬМА: РЕИНКАРНАЦИЯ

WordPress: 11.99MB | MySQL:112 | 0,175sec