«Медея»: долг платежом красен


МАКСИН XXX

Родовые проклятия – тема неубиваемая и многогранная. Режиссёр Игорь Волошин и сценарист Василий Сигарев выпускают в прокат фильм «Медея», чтобы окончательно обозначить новую главу становления российских фильмов ужасов. О тонкой грани между авторским и пугающим в этой работе рассказывает Дмитрий Бортников.


«Медея» (2023)

Режиссёр: Игорь Волошин
Сценарий: Василий Сигарев
Оператор: Григорий Рудаков
Продюсеры: Полина Задорожная, Роман Борисевич


Парикмахер Елизавета Кукушкина живет с сыновьями Мишей и Яриком в большой квартире на двадцать первом этаже. Пытаясь затянуть бракоразводный процесс, героиня ухудшает взаимоотношения с бывшим мужем и много пьёт. Всё усложняется, когда её начинает преследовать женщина, которая утверждает, что является родственницей девушки, предостерегая от родового проклятья, но детдомовская Елизавета не доверяет незнакомке. Предоставленные доказательства убеждают героиню срочно хватать Мишу и Ярика и бежать куда глаза глядят, но тёмные силы уже за спиной, и за жизни детей ещё придётся побороться.

Режиссёр фильма — Игорь Волошин, чьи первые работы «Нирвана» и «Я» показали его, как человека неординарного и способного создавать собственные миры, в которых реальность всегда где-то рядом с героями. Сценарий картины написал Василий Сигарев, у которого даже обычные, казалось бы, истории всегда выходят авторскими и жутковатыми.

Главным отличием «Медеи» от других российских ужасов являются техническая составляющая, звук, музыка и визуальный ряд. А «персонажи», которых герои видят во снах и галлюцинациях, гораздо страшнее и опаснее того, что другие вырисовывают с помощью спецэффектов и аниматроники. Кстати, той же дорогой, шли недавние «Сёстры», но по желанию авторов из них были убраны все скримеры, которых в детище Волошина и Сигарева как раз достаточно.

Задействованная в основном в проектах мужа Ольга Симонова так прониклась своей героиней, что совсем непривлекательная личность Лиза Кукушкина всё равно вытягивает из зрителей положительные эмоции, потому что в её ситуации не сопереживать попросту невозможно. Как и братьям Колпачковым, чьи герои кажутся разбалованными и отбившимися от рук, но как только появляется реальная опасность, их хочется жалеть гораздо больше взрослых героев. Кирилл Полухин и Олег Васильков, как обычно создали образы неоднозначные, но важные для проекта. В крошечных, но запоминающихся ролях засветились Павел Деревянко и Паулина Андреева.

«Медея» заманивает параллелями с «Тварью» и «Мертвыми дочерями», покоряет отношением и атмосферой приближающихся ужаса, страха и сумасшествия и забавляет отношением к религии и неоднозначностью всего, что видят зрители. Это история о прощении и поиске точек соприкосновения. Это напоминание, что даже самое крошечное действие может привести к последствиям, способным погубить, как взрослых, так и их отпрысков, а также разрушить мир и навсегда изменить всё, что происходит вокруг вас. А уж существуют ли проклятия или это всё было придумано, чтобы показать, что нельзя заострятся только на своих желаниях и потребностях, каждый будет решать сам.


Читайте также:

Интервью с продюсером фильма «Медея» – Полиной Задорожной

Share on VK
Дмитрий Бортников

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!


ОДЕРЖИМАЯ
WordPress: 12.03MB | MySQL:111 | 0,900sec