«Судная ночь. Начало»: Наркодилеры против ку-клукс-клана

В российский прокат выходит «Судная ночь. Начало» — приквел к популярной франшизе и ее первый фильм, снятый не Джеймсом ДеМонако, который остался сценаристом, а участником фестиваля «Сандэнс» Джерардом МакМюрреем. RussoRosso считает, что «Начало» ничуть не уступает другим частям франшизы.


«Судная ночь. Начало» / The First Purge (2018)

Режиссер: Джерард МакМюррей
Сценарий: Джеймс ДеМонако
Оператор: Анастас Н. Микос
Продюсеры: Майкл Бэй, Джейсон Блум, Эндрю Форм и другие
Дистрибьютор в России: UPI (в прокате со 2 августа)


Первый кадр фильма — лицо безумного темнокожего фрика крупным планом. Парня зовут Скелетор, и у него явно проблемы: в диалоге с хладнокровным белым мужчиной он без стеснения рассказывает, что главным удовольствием в жизни считает кокаин, потому что только он позволяет Скелетору спустить пар и не начать мочить всех вокруг. У его белого собеседника, как мы отлично понимаем, есть одно решение.

В приквеле франшизы показана первая Судная ночь, которую партия Новых Отцов-основателей, потеснившая на политической арене США демократов и республиканцев, запускает как ключевую инновацию. Как мы знаем, практика объявлять каждый год отмену всех законов на 12 часов прочно закрепится, а пока действие происходит на экспериментальной площадке — Стейтен-Айленде, нью-йоркском острове – спальном районе, о котором Джеймс ДеМонако в 2009 году снял полнометражный режиссерский дебют. В фильме основное население острова не италоамериканцы (которые сейчас составляют примерно треть от живущих в реальном Стейтен-Айленде), а малоимущие афроамериканцы. Новым Отцам-основателям удобно экспериментировать на бедных: помимо того что в их районе в целом ожидается больше агрессии, их еще и легче подтолкнуть к резне — пять тысяч долларов каждому, кто не уедет на ночь с острова, и дополнительное поощрение всем, кто решит активно участвовать в Судной ночи.

Главные герои в «Начале» — социальная активистка, ее бывший бойфренд-драгдилер Дмитрий (почему авторы выбрали именно такое имя, доподлинно неизвестно, но если интерпретировать совсем уж смело, то можно предположить, что это отсылка к Дмитрию Карамазову из романа Достоевского — у этих персонажей есть некоторые сходства) и ее же юный брат (для нас он свой парень, у него на стене висит постер «Хэллоуина» 2018 года). Харизматичным антагонистом выписан Скелетор: его образ авторы открыто позаимствовали из слэшеров и даже снабдили орудием Фредди Крюгера из «Кошмара на улице Вязов 3» (1987): прикрепленными к руке шприцами. Впрочем, как понятно всем знакомым с франшизой зрителям, главная опасность — не наркотики и уличные хулиганы, а алчные и жестокие политиканы, которых в приквеле воплощает гаденький Арло в аккуратном пиджачке. Также авторы знакомят нас с архитектором Судной ночи — социальным психологом, которая почему-то считает происходящее экспериментом без привязки к политике.

«Начало» — яркий шаг в эволюции франшизы. От занятного home invasion «Судная ночь» легко перешла в экшн-хоррор в стилистике эксплуатационного кино. Приквел, особенно в последней трети, сделан как ураганный блэксплотейшн, в котором детектив Шафт из названного в его честь фильма (1971) обретает суперсилу Шварца из «Коммандо» (1985). И здесь уже становится неважно, что профессиональные наемники из группировки типа французского Иностранного легиона идут зачищать здание ночью без камер ночного видения.

У «Начала» есть и свежая визуальная примочка: чтоб Новым Отцам-основателям было легко следить за ходом эксперимента, активным участникам Судной ночи выдаются линзы со встроенными камерами, благодаря чему глаза уличных бойцов начинают модно светиться. Это дополняет ставшие традиционными маски и наряды убийц из предыдущих частей. В этот раз галерея костюмов больше изобилует ультраправой символикой: балахонами ку-клукс-клановцев и прочими вариациями на рыцарскую тематику. И это не просто жанровые изыски авторов: режиссер Джерард МакМюррей копировал костюмы реальных участников ультраправого марша с факельным шествием 11–12 августа 2017 года в Шарлотсвилле, закончившегося уличными столкновениями, травмами и даже убийством одной антифашистки.

Авторы приквела подчеркивают: вообще-то ночь, когда закон можно нарушать без последствий, не обязана становиться массовой резней. Это время можно использовать для занятий сексом на улице, отвязных вечеринок и прочих радостей жизни. Даже тяжелые наркотики показаны как значительно меньшее зло, чем жесткая экономическая политика, которая может оправдываться властью в каких угодно терминах, но все равно так или иначе закончится, как в песне Dead Kennedys, убийством бедных.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Описано привлекательно. Спасибо. Интерес и отвращение к приквелу получены.

WordPress: 12.51MB | MySQL:220 | 0,526sec