Хуан Карлос Медина — об апокалиптических мотивах и важности пара изо рта в «Големе»

К выходу викторианского хоррор-детектива «Голем» RussoRosso получил комментарии режиссера Хуана Карлоса Медины о персонажах фильма, сюжете и трудностях на съемочной площадке.


О сюжете

Я всегда был большим поклонником Питера Акройда и, увидев название сценария, сразу понял, о какой книге речь. А когда узнал, что сценарий написала Джейн Голдман, а продюсером стал Стивен Вулли, который для меня легенда британского кино, то сразу решил, что проект будет очень интересным. Сценарий я прочел залпом — он был безумно увлекательным, и я понял, что хочу участвовать.

Действие разворачивается в 1880 году в промышленном и самом грязном районе Лондона Лаймхаусе. Это был район старых доков, где проживал рабочий класс, грязный район. Здесь совершается несколько страшных убийств, их расследует инспектор Джон Килдер. В процессе он встречает разных персонажей, включая юную звезду мюзикла Элизабет Кри. Ее обвиняют в убийстве мужа, она главная подозреваемая, и над ней идет суд.

Другие персонажи фильма, попадающие под подозрение Килдера, — реально существовавшие знаменитости той эпохи. Например, имя Дана Лено знали все, он был крупнейшей звездой мюзикла, предшественником Чарли Чаплина и стендап-жанра. Его театр был театром жизни. Постановки были жестокими и полными гротеска, как и жизнь на улицах Лондона в те времена. Еще один подозреваемый — Карл Маркс, который работал и учился в Лондоне всю свою жизнь. Все его теории основаны на наблюдениях за тамошним рабочим классом. И Джордж Гиссинг, известный писатель того времени, описывал свои наблюдения за представителями лондонских низших классов. Последний подозреваемый — это сам муж Элизабет, которого отравили. Каждого из этих персонажей окружает завеса тайны, и, чтобы приподнять ее, Килдер пускается в воображаемое путешествие по Лондону разных лет.

Жанр детектива всегда меня интересовал и восхищал: история раскрытия убийства в нем — это не совсем триллер, а нечто совершенно другое. Зрители в «Големе» могут рассчитывать на знакомство с интереснейшими гротескными персонажами и темным безумным Лондоном Викторианской эпохи.

Визуально мы пытались соответствовать описанию, которое оставили нам исторические личности той эпохи, впервые побывав в Лондоне. Включая Достоевского, французского поэта Поля Верлена, Карлайла и Октава Мирбо. Каждый из этих великих писателей при первом посещении Лондона испытал шок от города, от натиска, от напряжения, от контраста, грязи, красоты и уродства, ненависти и любви. Это человечество во всем его многообразии. И каждый из них был настолько шокирован, что описывал Лондон как некий апокалиптический город, Вавилон девятнадцатого века, который вот-вот поглотит пламя. И сам Акройд упоминает об этом в своей книге. Мы пытались передать это ощущение.

Об актерах

Актер Дуглас Бут меня поразил: пришел на пробы, полностью изменив внешность до неузнаваемости. И в этом образе он начал играть, ему удалось меня удивить. В чем-то он даже перегибал палку, но это отлично вписывалось в образ персонажа. Уверен, таким вы Дугласа еще не видели, это удивительно.

Разумеется, с работами Оливии Кук я был знаком. И знал, что она отлично справится с ролью Элизабет — очень сложного персонажа. Для этой роли нужен жизненный опыт, знание и понимание человеческих эмоций. Оливия с первых репетиций подтвердила свой талант, удивительно видеть в столь юном создании такой интеллект, трудолюбие и настойчивость.

А Билл Найи не только талантливейший актер, но и истинный джентльмен. Его всегда окружает атмосфера дружелюбия и теплоты, он словно заряжает воздух вокруг себя, рядом с ним всегда приятно находиться и работать. Он не просто легенда британского кино — хотя уже одного этого было бы достаточно, чтобы гордиться совместной работой с ним, — но еще и самый благородный и добрый человек из всех, с кем мне приходилось работать.

О съемках

Это амбициозное гротескное кино. Основные декорации мы создали на заброшенной мельнице на севере Англии. Каждый раз, когда мы снимали уличные сцены, погода портилась: шел ливень, дул сильнейший ветер. На выходных я не мог сомкнуть глаз, поскольку боялся, что ветер испортит декорации, — и ведь так и случилось, причем не раз.

Актерам тоже было непросто, но плюс в том, что подобные трудности способствуют созданию нужной атмосферы. Такие мелочи, как пар из ноздрей лошади или изо рта актера, бледная кожа, грязь на улицах, дождь и мерзлота. Все сложности компенсировались визуальным результатом.

У нас была отличная команда, и только благодаря этому мы успешно всё закончили. Нам помогали чудесные люди.

Читайте также: 

«Голем»: Три причины посмотреть фильм в кинотеатре

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
RussoRosso

Автор:

WordPress: 14.15MB | MySQL:197 | 0,629sec