VARIETY НАЗВАЛ СЕРИАЛ THE OA ОДНИМ ИЗ САМЫХ ВАЖНЫХ СОБЫТИЙ ГОДА

Сериал The OA рассказывает о слепой девушке Прейри, которая после семи лет безвестного отсутствия неожиданно возвращается домой прозревшей. Героиня просит называть ее The OA, а окружающие не уверены, как к ней относиться: одни считают ее чудом, другие опасаются.

Кинокритик Variety Питер Дебрюж написал статью, где утверждает, что сериал Зала Батманглиджа и Брит Марлинг очень важен для будущего сторителлинга и является в этом смысле настоящим прорывом. Дебрюж рассматривает The OA как длинный семичасовой фильм, авторы которого смогли разглядеть в формате Netflix потенциал, позволивший им рассказать историю, не укладывающуюся в рамки стандартных для полнометражного кино двух часов.

Те, кто хочет узнать о стиле Батманглиджа и Марлинг побыстрее, могут посмотреть одну из двух предыдущих их совместных работ — полуторачасовой психологический триллер «Звук моего голоса» (2011). По словам Дебрюжа, этот фильм похож на сериал, в котором клиффхэнгеры встречаются каждые 10-15 минут, подводя к загадочному открытом финалу.

В отличие от большинства телевизионных сериалов, в которых финал зависит от рейтингов, концовка первого сезона The OA полностью подчинена истории. Семичасовой нарратив имеет начало, середину и конец — то, чего критики ждут от фильмов, плюс недоступная двухчасовым работам глубина. Именно глубиной и характерен рассказ главной героини, а сцены из ранних эпизодов при пересмотре приобретают новое значение. Дебрюж считает, что сейчас, когда сериалы невозможно воспринимать без ироничного отстранения, к The OA нужно относиться исключительно серьезно, поскольку шоу «смотрит зрителям прямо в глаза». По его словам, работе Батманглиджа стоит дать время, чтобы она успела разогнаться. Кинематографисты намеренно заставляют зрителей сомневаться в том, что они видят, и скептически относиться к героине и ее рассказу.

Еще одно отличие ТВ от кино, которое отмечает Дебрюж, — это разная культура анализа и обсуждения. Несмотря на то что сериал появился практически из ниоткуда (люди из Netflix не афишировали его создание), он быстро нашел отклик у аудитории. История постоянно усложняется — так стремительно, что зрители не успевают понять, что же они смотрят: «Комнату» (2015), «Коматозников» (1990) или «Прощай, детка, прощай» (2007). Важно, что рассказ о похищении фокусируется на жертве, а не на преступнике или бравой команде представителей закона. «Когда в нашем обществе к женщинам проявляется насилие, правосудие следует редко, а даже если и следует, то настоящий вызов — это поиск не возмездия, а способа пережить травму», — говорит Дебрюж. Он называет The OA «практически бескомпромиссным рассказом», после которого не остается ощущения, что продюсеры Netflix указывали Батманглиджу и Марлинг, что делать. Критик также надеется, что сериал, не будучи идеальным, все же войдет в историю попыткой по-новому выстроить рассказ, вдохновит на шаг кинематографистов, которые сомневаются, питчинговать ли проекты для Netflix, Amazon или HBO, и немного изменит мир фильмов, в котором всё привыкли делать по проверенным схемам.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
RussoRosso

Автор:

WordPress: 14.16MB | MySQL:191 | 0,689sec