«Пылающий»: Come on baby, light my fire

В российский прокат ворвался «Пылающий» — новый фильм Ли Чан-дона. RussoRosso поясняет, почему свежий каннский хит является чем-то большим, чем просто экранизацией рассказа Харуки Мураками.


«Пылающий» / Burning (2018)

Режиссер: Ли Чан-дон
Сценарий: О Джон-ми и Ли Чан-дон по рассказу Харуки Мураками
Оператор: Хон Гён-пхё
Продюсеры: Ла Чан-дон, Ли Джун-дон и Ок Кван-хи
Дистрибьютор в России: «ПРОвзгляд» (в прокате с 5 июля)


Молодой писатель Чжонсу (Ю А-ин), так и не начавший писать первый роман, встречает старую знакомую Хаэми (Чон Джон-со) на выходе из супермаркета, где та работает зазывалой в короткой юбке. Слово за слово они начинают общаться, как будто и не было долгих лет разлуки — последний раз молодые люди виделись в старших классах, когда Чжонсу назвал девушку уродиной. Совсем скоро Хаэми отправляется в небольшое путешествие в Африку, откуда возвращается вместе с новым знакомым — загадочным и богатым Беном (Стивен Ян).

Режиссер Ли Чан-дон снимает не так часто, как его более плодовитые южнокорейские коллеги (Ким Ки Дук, Хон Сан-су), но каждый новый его визит на кинофестивали сопровождается наградами и благосклонными отзывами критиков. «Пылающий», свежий фильм Ли Чан-дона, — экранизация рассказа Харуки Мураками «Сжечь сарай», в общих моментах повторяющая сюжет первоисточника, но создающая совсем другое настроение.

Попытки ленивого сравнения рассказа и экранизации лучше пресечь сразу — забрать бы книги все да сжечь. И пусть тут упоминается и Гэтсби, с которым сравнивают таинственного Бена, и Фолкнер, которого так любит Чжонсу, — фильм, к счастью, остается фильмом. Ли Чан-дон выстраивает повествование на недомолвках, секретах и странностях.

Две локации — сельская обитель Чжонсу и город, в котором обитают Хаэми и Бен, — остро противопоставлены друг другу. Фетиш гэтсбиобразного незнакомца — поджигать старые теплицы — проще всего объяснить замашками урбанистичного гедониста, избавляющего мир от всего, что не соответствует его вкусам.

Однако все попытки провести причинно-следственные связи, додумать психологию персонажей за них самих в итоге никуда не ведут. Иллюзорность мира — и фильмического, и нашего — подчеркивается здесь неоднократно: Хаэми, практикуясь в пантомиме, чистит невидимые мандарины, ее кот по имени Бойлер какое-то время невидим для зрителя, а материализуется позже. Но тот ли это кот, и существуют ли вообще правильные ответы и корректные вопросы? Кажется, сам Ли Чан-дон в это верит слабо, пуская в одной из сцен на телевизионный экран Дональда Трампа — главного символа эпохи постправды.

К счастью, все попытки актуализировать «Пылающего» легко рушатся точно так же, как и попытки анализа. Именно тогда и начинается кино — безумно красивые съемки на рассвете и закате (оператор Хон Гён-пхё до этого снимал фильмы По Джун-Хо и заметный южнокорейский хоррор «Вопль», 2016) заставляют здания и персонажей тонуть в приятном полумраке. Стоит ли удивляться, что кто-то из них может запросто исчезнуть, рассеяться как дым? И все эти коты, мандарины, трампы и гэтсби прекрасно подойдут для растопки большой кинематографической печи, раскаленной и пылающей, обдающей жаром всех, кто рискует пройти мимо и неосторожно прислониться к заслонке.

Хаэми, вернувшаяся из Африки, рассказывает о двух концептах голода у бушменов: малый можно утолить телесной пищей, большой — познанием мира. Зрительская неудовлетворенность, когда не существует ничего точного, а все окружающее оказывается в итоге зыбким и призрачным, останется и после того, как титры поползут по экрану, а в зале зажжется свет.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Sergey Korneev

    Фильм отличный. Однако сразу два момента вызывают вопрос. К чему материал о нем на Руссо россо? Не, ну если хоррор понимать максимально широко, то ждём рецензию на Аркадия Паровозова. Второй: в общих чертах? Конечно, рассказ короткий и фильм идёт чуть дальше, но он, по сути, дословная экранизация.

    • Alexey Svirsky

      Мы обозреваем не только фильмы ужасов, но и жанровое кино в узком понимании термина (фантастика, нуар и прочее), так что в рецензии на «Пылающего», показанного в том числе и на фестивалях фантастического профиля, нет ничего удивительного.

      • Sergey Korneev

        стало ещё забавнее. а что по фантастическому профилю в «Пылающем»? не, фильм-то отличный, но действительно странно его записывать в жанровое. хотя, вроде, да, ему приклеили жанр триллера из-за концовки.

        • Denis Saltykov

          Там скорее «и прочее», чем фантастика, но, как по мне, жанр триллера фильму не зря приклеили. Не думаю, что нужно оставлять такое кино исключительно на откуп критиков общего профиля. В концовке есть кровь, но дело не в ней — а в саспенсе и паранойе, которыми пронизан весь сюжет.
          Ну и в целом в вопросах выбора, на что публиковать рецензии, а на что нет, я скорее за ответ «да», когда есть сомнения. В тех случаях, когда ни у кого из редакции не возникает и мысли написать про фильм или мультфильм (Аркадия Паровозова, хах), вот тогда и понятно, что писать не надо. А так — мы доверяем себе и своим авторам. Границы жанра очень условны, это совсем не точная наука, хотя многим фанатам и нравится так думать.Их право, равно как и право редакторов и авторов RR причислять «Пылающего» к триллерам (солидаризируясь заодно и с отборщиками жанровых фестивалей).

WordPress: 12.43MB | MySQL:198 | 0,374sec