«Тихоокеанский рубеж 2»: Эдуард Хиль успокаивает кайдзю

Сегодня в российский прокат вышел «Тихоокеанский рубеж 2» — продолжение блокбастера пятилетней давности про гигантских роботов, защищающих человечество от вторжения монстров из параллельного измерения. RussoRosso объясняет, почему на сиквел стоит идти как фанатам первой части, так и всем остальным.


«Тихоокеанский рубеж 2» / Pacific Rim: Uprising (2018)

Режиссер: Стивен С. ДеНайт
Сценарий: Стивен С. ДеНайт, Эмили Кармайкл, Кира Снайдер и Т. С. Наулин
Оператор: Дэн Миндел
Продюсеры: Джон Бойега, Кейл Бойтер, Гильермо дель Торо и другие
Дистрибьютор в России: Universal Pictures International (в прокате с 22 марта)


Со времен войны против кайдзю (гигантских чудовищ из другого мира) прошло десять лет, и в новое вторжение мало кто верит. Егеря — огромные роботы, когда-то спасшие Землю от порабощения, — теперь либо стоят в ангарах, либо разобраны на запчасти, которые перепродают ушлые контрабандисты. Один из таких дельцов — молодой и строптивый Джейк Пентекост (Джон Бойега) — во время очередной вылазки попадает в лапы стражей порядка и получает то самое предложение, от которого нельзя отказаться: вернуться к работе с егерями и подготовить новое поколение пилотов. Компанию ему составит девочка-вундеркинд Амара (Кэйли Спэни), у которой большие способности к сборке егерей из металлолома и столь же большие проблемы с дисциплиной. Долго мучиться с тренировками им не придется: на горизонте маячит перспектива возвращения кайдзю, и заканчивать обучение герои будут вынуждены уже в боевых условиях.

Режиссер второй части Стивен ДеНайт ранее никогда не снимал полнометражного кино, зато много лет работал на ТВ, причем с очень разными сериалами: от «Баффи» до «Спартака». Можно было бы опасаться, что в своем дебютном фильме ДеНайт сосредоточится на развитии персонажей и драматическом компоненте — но, к счастью, режиссер (и соавтор сценария) помнит, что снимает историю о битве гигантских роботов с гигантскими чудовищами. При этом фильм четко, но без догматизма следует главному правилу сиквелов в блокбастерах: больше, громче, зрелищней.

Да, там, где раньше был один монстр, теперь трое (или целая толпа мелких). Там, где был линейный сюжет с минимальной интригой и максимумом драк между роботами и монстрами, теперь сразу несколько полноценных сюжетных линий, каждой из которых хватило бы на отдельный фильм. Есть тут и про последствия тотальной автоматизации, и про трудность дружбы в условиях работы на крупную корпорацию, и про комплексы и чувство вины. В определенный момент кажется, что авторы «Тихоокеанского рубежа 2» еле удержались, чтоб не вставить в фильм сцену грязного секса человека с мозгом кайдзю. Но, помимо количественных изменений, сценаристы (кроме ДеНайта здесь их еще трое) позаботились и о качественных: во-первых, добавили много второстепенных персонажей, а во-вторых, умело связали воедино корпоративные интриги вокруг егерей с главной угрозой — повторным вторжением кайдзю.

Впрочем, все это лишь дополнения к главному блюду. Визуально второй «Тихоокеанский рубеж» ни в чем не уступает первому. Наблюдать за тем, как огромные роботы и столь же огромные монстры колошматят друг друга на фоне разлетающихся в клочья автострад и небоскребов, — удовольствие, хорошо знакомое любому поклоннику «Кинг-Конга», «Трансформеров» или «Годзиллы». Отдельно хочется отметить финальную битву, которая содержит больше сюжетных поворотов, чем в ином среднестатистическом блокбастере наберется за весь фильм.

Разумеется, никакой серьезности здесь ждать не стоит — по настроению сиквел созвучен первой части, и юмора стало даже больше. Лучшая шутка связана с неожиданным появлением песни Эдуарда Хиля, звучащей в очень небанальном для нее контексте. В остальном все достаточно привычно, и, хотя в фильме нет убойных one-liners, шутливая атмосфера поддерживается уместными снижениями пафоса типа подколов девушки-кадета на тему недостаточно большого размера груди. В какой-то момент егеря, отметелившие кайдзю, без стеснения показывают робофаки поверженному врагу.

Правда, насыщенность сценария событиями и вторичными сюжетными линиями порой ведет к заметным швам. Так, например, история прошлого Амары обозначена, но никак не развита. Еще более заметная проблема — слабая проработка кадетов как самостоятельных персонажей. Хотя их, кроме той же Амары, явно больше двух-трех, реально запоминается разве что стервозная русская блондинка Вик (Иванна Сахно) — остальные сливаются в безликую массу молодых актеров.

И все же масштабность, драйв и красота боевой хореографии егерей и кайдзю берут верх над всем остальным. «Тихоокеанский рубеж 2» — это тот самый сиквел, которому удалось то, что вообще редко удается сиквелам: сохранить все хорошее, что было в оригинале, добавить что-то новое и не нарушить при этом единства стиля.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Посмотрю. Хотя после пересмотров первой части я чего-то остыл.

WordPress: 15.15MB | MySQL:207 | 0,867sec