«ЭКСПЕРИМЕНТ “ОФИС”»: НАРОДНЫЙ ХОРРОР ПО-СОВРЕМЕННОМУ

Австралийский режиссер Грег Маклин (интервью читайте по соседству), заручившись сценарием Джеймса Ганна, задорно раскрашивает красным блеклые офисные пространства колумбийской корпорации. RussoRosso считает, что у постановщика все получилось.


«Эксперимент “Офис”» / The Belko Experiment (2016)

Режиссер: Грег Маклин
Сценарий: Джеймс Ганн
Оператор: Луис Дэвид Сансанс
Продюсеры: Джеймс Ганн, Питер Сафран, Дэн Клифтон, Саймон Хэтт, Джимми Холкомб
Дистрибьютор в России: «Экспонента» (в прокате с 6 июля)


Сюжет «Эксперимента “Офис”» прост настолько, что, кажется, идущему в кино человеку трудно ошибиться в выборе: трейлер и синопсис ясно дают понять, что будет происходить на экране в течение полутора часов. В изолированной местности в районе столицы Колумбии Боготы стоит большое правительственное здание, занятое корпорацией «Белко». Компания помогает американским предпринимателям, работающим в Колумбии, нанимать сотрудников из США. При всей кажущейся скромности такой деятельности «Белко» претендует на обширный контроль над своими сотрудниками. Например, для их же безопасности в кожу каждого вшили специальный чип, который позволяет отслеживать перемещения носителя. Ну, это же Богота! Вот похитят кого-то — и тогда по чипу человека будет легче найти. Одним прекрасным утром возле здания появляется новая охрана со злыми собаками, а всех колумбийских сотрудников отпускают домой. Оставшиеся 83 американца уже через пару десятков минут после начала рабочего дня оказываются заблокированы в здании, а хладнокровный голос невидимого начальства («голос бога», как в шутку называет его один из персонажей) сообщает, что теперь работники корпорации должны убивать коллег. Вживленные в головы чипы оказываются детонаторами, которые зловещие экспериментаторы намерены взрывать при первых признаках непослушания или в том случае, если бойня будет проходить недостаточно интенсивно. Фильм предлагает отчасти забавное, отчасти мрачное зрелище, в котором пугающе знакомые офисные работники жестоко мочат друг друга, подчиняясь сложившимся обстоятельствам.

Давно написанный ныне широко популярным Джеймсом Ганном сценарий напоминает два источника. Первый — реальный и широко известный эксперимент Стэнли Милгрэма, в котором испытуемым предлагалось бить током другого человека за неправильные ответы. Йельский психолог пытался разобраться в том, как так вышло, что большинство немцев подчинились Третьему рейху, но в итоге пришел к пугающим выводам: оказалось, что подчиниться чужому авторитету и вести себя жестоко, мысленно отказавшись от ответственности, готово большинство людей в разных странах. Второй источник, который напоминает «Эксперимент “Офис”», — японский антиутопический фильм «Королевская битва» (2000), где 42 школьника должны были убивать друг друга на небольшом острове. Сценарий Ганна в руках культового хоррор-режиссера Грега Маклина превратился в кино одновременно простое и интересное, при этом не сводящееся к историям-предшественникам.

Безумие в «Белко» начинается гораздо естественнее, чем на острове в гротескной «Королевской битве». Абсолютная нормальность корпорации в фильме Маклина и Ганна — большой плюс сюжета. Сидящие в кинозале офисные работники легко могут содрогнуться, услышав на первых же минутах «Эксперимента “Офис”» честное: «Ты читал, что мы подписывали, когда на работу устраивались? Мы даем этим людям право делать с нами что угодно». Трагикомизм ситуации возникает из реалистичного сеттинга, где шутка «Нормальные не работают в “Белко”» в устах одного из сотрудников корпорации звучит именно что совершенно нормально. Обычный офисный день едва ли не естественным образом перетекает в бойню, где огнестрел, ножи, топоры и даже степлер становятся рабочими инструментами паникующих людей в деловых костюмах.

Создатели «Эксперимента “Офис”» не стесняются прямо проговаривать идейные мотивы фильма: жестокость крупных корпораций, хрупкость человеческой психики и склонность подчиняться авторитету, моральная сомнительность политического реализма (это пессимистический взгляд на мир, при котором прагматичная борьба против окружающих видится нормальным залогом собственного существования). С экрана не раз донесутся возгласы «Да будьте же вы реалистами!» или «Такова человеческая природа!». В ответ главный положительный персонаж Майк (в исполнении Джона Галлахера-мл.) искренне скажет: «Обстоятельства не отменяют законов морали». Все эти тезисы иллюстрируются ультранасилием, поданным с большой любовью к жанру.

Сложная хореография убийств в интерьерах корпорации — главное достоинство «Эксперимента “Офис”» как экшн-хоррора. Каждый работник «Белко» набросан как узнаваемый типаж, а дальше Ганн и Маклин умело разбивают персонажей на группы и разводят по всему зданию. В итоге в огромной многоэтажке становится трудно найти квадратный метр, не заляпанный кровью. Фанатам жанра может быть интересно гадать, кого и как убьют (ну-ка попробуйте после недолгой экспозиции предположить, кто первым погибнет от рук коллеги, — вас ждет сюрприз), а можно и расслабленно смеяться над черным юмором создателей фильма. На шутки «Эксперимент “Офис”» совершенно не скупится — они густо рассыпаны по сюжету вплоть до финала. Чего только стоит единственный кадр, снятый во время бойни за пределами территории «Белко»: бродячая собака подходит к забору здания и деловито его метит. Это кино в своей нарочитой идейной простоте и развлекательной жестокости посреди узнаваемой галстучно-офисной рутины, пожалуй, смело может претендовать на звание современного народного хоррора.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Сергей Половников

    Фильм просто огонь. Но в ряд фильмов для сравнения стоило бы поставить и немецкий Das Experiment начала 2000-х

    • Denis Saltykov

      Das Experiment тоже хорош, да. Оригинальные эксперименты социальных психологов Милгрэма и Зимбардо похожи по целям, вот и фильмы по ним имеют много общего. Еще интересной для сравнения с The Belko Experiment мне кажется франшиза «Судная ночь» — там тоже массовое насилие в условиях изначального неравенства.

      • Сергей Половников

        Не могу с вами согласиться. Все же «Судная ночь» хоть и проходит (в первом фильме) в замкнутом пространстве, все же она охватывает (изначально, а не раскрываемо в концовке) куда большую социальную группу, чем в «Эксперименте» и «Эксперемент Белко». Я бы остановился именно на трех фильмах (помимо упомянутых двух — «Королевская битва», хотя там тоже акценты слегка на другом, там не эксперимент, а продуманная политика. Вот как раз «Королевская битва» может стать мостиком к «Судной ночи», но ведь тогда можно уйти совсем далеко — до «Голодных игр» и вообще к «Бегущему в лабиринте»)

        • Denis Saltykov

          Если говорить об охвате социальных групп, то и я не соглашусь. Если я верно понял, то вы имеете в виду, что в «Судной ночи» потенциальные участники ситуации — все члены общества, а в «Белко» — офисные работники. Но здесь есть важная оговорка: так как эксперимент в корпорации Белко проводили социологи, мы имеем право предположить, что набор американских сотрудников в корпорацию шел по принципу репрезентативной выборки (когда ограниченное количество людей представляет нужные социальные группы, максимально включая возможные подгруппы). Это важный пункт в отборе участников эксперимента для социологов, поэтому не вижу причин считать, что экспериментаторы в фильме Ганна-МакЛина пренебрегли им. А если американские сотрудники в Белко отобраны по принципу репрезентативной выборки, то мы имеем «Судную ночь» в миниатюре, просто вместо антиутопических США тут ограниченная локация. В обоих случаях в действии не участвуют высшие власти: «новые Отцы-основатели» в «Судной ночи» и заказчики эксперимента в «Белко».
          И важное сходство между «Судной ночью» и «Экспериментом Белко» — по-моему, в базовом тезисе фильмов, который позволяет разворачивать их сюжеты именно так, как это сделано: в условиях предшествующей иерархии при объявлении формального равенства и провокации на конкуренцию иерархия воспроизведется и усилится.