«Фульчи как фальшивка»: караван историй

Для фанатов хоррора Лючио Фульчи не нуждается в дополнительных представлениях, его имя говорит само за себя, Фульчи — одна их самых заметных фигур в итальянском хоррор-кинематографе, как в зомби-, так и в джалло-поджанре. На Венецианском кинофестивале 2019 года прошла премьера картины «Фульчи как фальшивка», не так давно она добралась и до российских зрителей. О том, чего стоит ждать от этого документального фильма рассказывает Максим Бугулов.


«Фульчи как фальшивка» / Fulci for fake (2019)

Режиссер: Симоне Скафиди
Сценарий: Симоне Скафиди
Оператор: Патрицио Сакко
Продюсеры: Даниэле Болькато, Гьяда Маццолени, Клаудио Россони и др.


За свою жизнь Лючио Фульчи снял множество фильмов, особенно отметившись на ниве комедии, но в историю вошел как один из самых известных хоррормейкеров. Несмотря на народную любовь, подобно Дракуле пересекающую океан времен, фамилию итальянского режиссера окружает флер ремесленничества, в отличие от коллеги и давнего соперника за внимание зрителя Дарио Ардженто.

В попытке изменить отношение к творчеству хоррор-маэстро, собрать обскурные подтексты его работ в единый пазл и отделить правду от вымысла Симоне Скафиди снял документальную ленту «Фульчи как фальшивка».

Очевидно, прямолинейный подход к жанру, превращающий документальный фильм в фестиваль «говорящих голов», претил Скафиди: к личности легендарного постановщика он идет окольным путем, не забывая поддерживать огонь своего эго масштабными референсами.

Оригинальная вывеска фильма (Fulci for fake) написана белым цветом, а большая часть фамилии Лючио (ulci) – выделена красным. Собрав лишь белые буквы воедино, мы получаем F for fake. Точно также называлась культовая лента Орсона Уэллса «Фальшивка» (1973), изначально задуманная в качестве документалки и в итоге превращенная в размышление о природе подделки как таковой (сам Уэллс полагал свое творение «совершенно новым жанром»).

Одними буквами оммаж не ограничивается: первые кадры являют актера (Николя Ночелла), загримированного под Лючио. После небольшого монолога о постижении сути личности Ночелла срывает с кожи гримерские накладки, доводя символизм до апогея.

В этой форме и развивается дальнейший нарратив: притворяющийся актером человек интервьюирует дочерей, друзей и коллег именитого кинематографиста. Откровения о хоррор-маэстро разбавляются размышлениями несуществующего лицедея об истинной личности постановщика – и все ради несуществующего же байопика.

Сомнительная эклектика быстро выдыхается до размера упражнения, этакой кинематографической зарядки, но почти не мешает транслировать информацию от современников напрямую зрителю. Слабое место «Фульчи как фальшивки» – расстановка акцентов. Хотя съемочная группа и успела взять интервью у обеих дочерей маэстро, ядром повествования остается Камилла Фульчи (умерла в 2019 году от пневмонии), в то время как Антонеллу отправляют в конец хронометража, хоть и снабдив статусом носителя абсолютной истины.

В кадрах периодически появляются оператор Серджо Сальвати («Дом на краю кладбища»), актер Паоло Малко («Нью-Йоркский потрошитель»), режиссер Микеле Соави («Секта»), композитор Фабио Фрицци («Седьмые врата ада») и биограф Фульчи Микеле Романьоли, но поведанные ими воспоминания и размышления выбрасываются вразнобой. Малко и Фрицци травят анекдоты, Сальвати рассказывает о деталях съемочного процесса, Романьоли сетует, что ему не довелось поработать ассистентом режиссера, а эссеист и киновед Давиде Пуличи проводит экспресс-анализ ключевых хорроров легендарного постановщика. Скафиди делает вид, что он увязал этот караван историй, искренних слез и персонифицированных деталей в один красивый сноп, но это не так. «Фульчи как фальшивка» делает шаг в сторону от стандартных данных под заголовком trivia, но это ровно один шаг, и не более.

Фульчи, безусловно, был сложным человеком и на площадке, и за ее пределами, и Скафиди собственноручно перебирает один факт (миф?) за другим: отражение личной жизни постановщика в ключевых кинолентах, мизогиния (по собственному признанию Лючио), отношение к детям, конец жизни без гроша в кармане, когда ни один продюсер не хотел иметь с ним дело (по иронии, единственным заинтересованным лицом оказался Дарио Ардженто). В кадре проговариваются разнообразные детали, ни одна из которых, кажется, не захватывает документалиста. Все тщательно регистрируется камерой, но внимание ни на одном из этих фактов не акцентируется.

Возможно, тем самым Скафиди хотел избавить своего зрителя от мнимого ощущения, остающегося после просмотра иных документалок: как будто спустя полтора часа ты многое узнал и понял про конкретного человека. После «Фульчи как фальшивки» к легендарному постановщику не удается приблизиться ни на йоту. Полтора часа интервью с действительно интересными людьми, отличных (одна круче другой) историй, мокьюментари, «переодеваний» в Орсона Уэллса вырисовывают полный круг, заканчивающийся там же, где он начался. И почему-то очень трудно отделаться от ощущения, что выверты и блестки – это не принципиальность Скафиди, но жожо-поза, призванная отвлечь от главного: что, несмотря на весь собранный материал, автору нечего сказать о Лючио Фульчи.

В то же время Симоне удалось заснять на камеру людей, которые раньше не говорили о личности режиссера – его дочь Камиллу и биографа Романьоли. Ценность этих кадров неоспорима, но где заканчиваются мифы о Фульчи (в том числе – мифы, созданные самим Фульчи) и начинается настоящий Лючио – вопрос открытый. Похоже, маэстро вновь всех переиграл. Даже спустя 25 лет после своей смерти.

 

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
Максим Бугулов

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

  • Александр

    Величайший режиссёр! Величайший! Его фильмы про зомби — лучшие и непревзойдённые. Документальный фильм о нём очень инетресно посмотреть. Особенно интервью с дочерьми. Спасибо.

WordPress: 12.03MB | MySQL:114 | 0,282sec