she dies tomorrow 2020

«Она умрет завтра»: Воображение, одетое в страх

«Непроживаемая до конца параноидальность, спонсируемая неизвестностью» — таким увидела новый фильм Эми Саймец (и ее главные страхи) Яна Телова.


«Она умрет завтра» / She Dies Tomorrow (2020)
Режиссер: Эми Саймец
Сценарий: Эми Саймец
Оператор: Джей Кейтель
Продюсеры: Джастин Бенсон, Дэвид Лосон мл., Аарон Мурхед
Дистрибьютор в России: «Capella Film» (цифровой релиз 15 октября)


Под навязчиво повторяемую современную версию моцартовского реквиема от «Mondo Boys», Эми (Кейт Лин Шейн) пытается обратиться к прошлым жизням своего паркета и размышляет о важности запечатления собственного пребывания на планете в каком-нибудь материальном воплощении, вроде кожаной куртки или, на крайний случай, стильно упакованной горстки праха. Она точно знает, что умрет завтра, а вот зритель до финальных титров будет пребывать в мучениях: когда наступит то самое зловещее «завтра», уже после полуночи или только с рассветом?

Большую часть хронометража герои нового фильма Эми Саймец проводят в ночи под неоновым светом, в страхе оглядываясь на недавнего собеседника, чтобы понять, как ему удалось вселить нерешительность и знание о скорой кончине в кого-то, минуту назад уверенного в том, что рассуждения о сексуальной жизни дельфинов – это главное, что может заботить светлым праздничным вечером, посвященном дню рождения. Саймец далеко не новичок в кинопроизводстве: на заре своей карьеры она успела поработать помощником продюсера на съемках «Лекарства от меланхолии» Барри Дженкинса, сняться в нескольких картинах известного мамблкоровца Джо Сванберга («Крошечная мебель», «Миф об американской вечеринке»), получить приз за главную роль в «Ужасном способе умереть» Адама Вингарда и оказаться на «Сандэнсе» с нашумевшим фильмом-головоломкой своего мужа Шейна Кэррута «Примесь», над которым они работали совместно. В 2012-ом году Саймец явилась миру уже в качестве самостоятельного режиссера, сняв дебютный фильм «Солнце, не свети». В нем главная героиня пытается утопить мертвое тело супруга, которому не повезло попасть на нож во время семейной ссоры.

она умрет завтра 2020

Не секрет, что творческие излияния Саймец во многом автобиографичны и намекают на реальные жизненные перипетии, поэтому зрители часто пытаются отыскать тайные смысл в ее посланиях. После растиражированной несчастной истории ее семейной жизни, сострадающие, как кажется, только и ждут того самого намекающего подмигивания Саймец, означавшего бы просьбу о помощи. Однако вместо того, чтобы вносить ясность, она отправляет своего зрителя гулять по триеровским лабиринтам меланхолии, позволяя себе облечь смерть в какую угодно фигуру: от стремительно набирающей скорость кометы-убийцы, до загадочного смертоносного вируса, передающегося воздушно-капельным путем. Ее герои – это изолированные субстанции, лениво бродящие по миру в поисках выхода, способные счастливо улыбнуться внезапному осознанию собственной смерти, и, вместе с тем, отказываться от принятия даже будучи уверенными в неотвратимости гибели.

Главным страхом у Саймец со времен дебюта остается непроживаемая до конца параноидальность, спонсируемая неизвестностью. Каждый из «заразившихся» рано или поздно обнаруживает себя смотрящим в некое Ничто, изучающее свет и провоцирующее на актуализацию воспоминаний давно былого. Эми видит своего уже погибшего бойфренда, а ее подруга Джейн (Джейн Адамс) и вовсе погружается в детство и слышит голос матери и брата Джейсона (Крис Мессина). Случайно оказавшиеся не в то время и не в том месте друзья, которых сыграли актриса Дженнифер Ким и солист бруклинской группы «TV On The Radio» Тунде Адебимбе предаются воспоминаниям трехмесячной давности и затем обоюдно принимают решение расстаться раньше, чем их настигнет Нечто.

she dies tomorrow 2020

Они уверены в том, что видят и убеждены, что умрут. Все, что остается – это включить музыку и выбрать платье, в котором хотелось бы расстаться с жизнью. Страшным оказывается не нарративная цепь, снабженная жанровыми элементами, а та контрастность, возникающая между зрительским восприятием и диегетической атмосферой фильма. Когда Джейн кажется, что за ней пришла та самая смерть, она лишь вопрошает: «Так вот как все заканчивается?», в нее глазах нет страха, там облегчение. Зритель же с каждым новым «обратившимся» в особый вид верования, испытывает большее напряжение, имеющее свои истоки в отсутствии видения, доступного герою.

Воображение, по мнению Жоржа Батая, обладает возможностью и потому одето в страх. Возможность безмолвствует, не угрожает и не проклинает, она вечно находится в ожидании, чтобы стать настоящим, и переставая тогда быть возможностью, превратиться в факт, который более не способен пугать и рождает смирение. Но до тех пор, пока настоящее не наступило и жива возможность, страх расширяет границы воображения и дезориентирует любого столкнувшегося с ним. Герои Саймец уже перешагнули за грань возможности и оказались перед фактом, лишь со слегка смещенными обстоятельствами – они не знают, как именно умрут, но знают, когда. Зрители же обречены полтора часа блуждать по темному городу, прорываться сквозь огненное бурлящее солнце и микроэлементы множащейся клетки, забытой под стеклом микроскопа. Отсутствие уверенности дает благоприятную почву для возможностей – здесь нет ничего безопасного, монстр может таиться среди огней, тяжело дышать прямо в спину или забраться под кожу. Однажды ты узнаешь, что умрешь, а пока постарайся представить, что готов.

она завтра умрет 2020 постер

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
Яна Телова

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

ПРОКЛЯТИЕ МОНАХИНИ РОУЗ
WordPress: 12.18MB | MySQL:122 | 0,347sec