«Дверь Дьявола»: Если у вас нету Бога

На VOD вышел дебютный полный метр ирландской постановщицы Эйслинн Кларк «Дверь Дьявола» про священников, которые отправляются навстречу провидению, но находят зло. RussoRosso советует посмотреть этот эстетский found footage.


«Дверь Дьявола» / The Devil’s Doorway (2018)

Режиссер: Эйслинн Кларк
Сценарий: Мартин Бреннан, Эйслинн Кларк и Майкл Б. Джексон
Оператор: Райан Кернаган
Продюсеры: Мартин Бреннан, Кэти Джексон, Майкл Б. Джексон и другие


Ватикан получает анонимное письмо, где говорится, что в одном из ирландских приютов произошло чудо: статуя Девы Марии начала плакать кровавыми слезами. По заданию епископа двое священников, вооруженные 16-миллиметровой камерой, едут на место, чтобы это задокументировать, но сталкиваются отнюдь не с божественными силами.

Действие разворачивается в 1960 году — почти на исходе эпохи «приютов Магдалины». Эти заведения, управляющиеся монашками, были призваны возвращать падших женщин на путь истинный — на деле же это оборачивалось систематическим насилием по отношению ко всем, кому не повезло туда угодить.

Герои фильма — два священника — противопоставлены друг другу почти во всем. Молодой отец Джон (Киаран Флинн) пугается всех шорохов, радуется возможности запечатлеть чудо и еще не потаскан жизнью. Пожилой отец Томас (Лалор Родди) готов «съесть свою шляпу», потому что за долгие годы единственное проявление зла он видел только от людей, а чудес не видел вовсе. Он, разумеется, и есть главный персонаж фильма — по крайней мере, тот, с кем зритель может себя ассоциировать. Фигура священника-скептика, утратившего веру, всплывала в хоррорах не один раз — от классического «Изгоняющего дьявола» (1973) до «Последнего изгнания дьявола» (2010), как и «Дверь Дьявола» снятого, кстати, в стиле found footage.

Преподобная Мать, хранительница приюта (Хелена Берин), не очень довольна вторжением в свои владения — тем более ее не радует камера. «Дверь Дьявола» использует found footage не только из эстетических соображений и малого бюджета. Документация — важная часть любого перформативного акта, в том числе и чуда. Более того, глаз камеры — почти что божественное око, позволяющее поделиться увиденным с другими, и одновременно человеческий взгляд, способный стать уликой. Когда священники обнаруживают беременную узницу в подвалах — девственницу, говорящую на древних языках, — видеозапись становится потенциальным свидетельством против «приюта Магдалины», которое может представить его не как исправительное учреждение, а как нечто адское. И режиссер-дебютант Эйслинн Кларк это понимает.

В «Двери Дьявола» происходит удивительно мало вещей, от которых зритель может вздрогнуть или пробормотать «Ну его нахер» (по примеру священника из «Очень страшного кино»): почти отсутствующие джампскейры и нерадикальная натуралистичность в духе второго сезона «Американской истории ужасов» позволяют сказать, что здесь ужас создается совсем другими средствами.

Именно оптика found footage, стилизованного под пленку из 1960-х, заставляет нас бояться: «артефакты» и сбивчивое изображение не дают повода усомниться в человечности взгляда на не совсем человеческое зло. Именно так мы и понимаем: никакой Бог нам не поможет, при столкновении с запредельным мы всегда остаемся одни.

Читайте также:

Луис Мелвиль — о военном хорроре Boots on the Ground и новом подходе к found footage

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Где Вы всё это смотрите? Я тоже хочу посмотреть!

WordPress: 12.49MB | MySQL:216 | 0,425sec