«Проклятие Аннабель: Зарождение зла»: Осторожная кукла и черт

В российский прокат выходит новый фильм из вселенной «Заклятия»RussoRosso считает его крепким, но находит и поводы для беспокойства за жанр.


«Проклятие Аннабель: Зарождение зла» / Annabelle: Creation (2017)

Режиссер: Дэвид Сандберг
Сценарий: Гари Доберман
Оператор: Максим Александр
Продюсеры: Питер Сафран, Джеймс Ван и другие
Дистрибьютор в России: «Каро Премьер» (в прокате с 10 августа)


Мастер Сэмюэл Маллинс живет и работает в уютном семейном гнездышке. Пока он мастерит криповую куклу для продажи в ограниченной серии, маленькая дочь готовится играть в прятки. Сэмюэл охотно ребячится с ней, а вскоре появляется его жена Эстер (Миранда Отто, игравшая Эовин во «Властелине колец») и принимается щекотать ребенка, завершая идиллию. Как только от образов старой доброй счастливой семьи из экрана начинает сочиться ванильный сироп, девчонку на глазах у родителей сбивает машина. Спустя 12 лет вокруг дома уже не зелено, но сам особняк все еще просторен. Этому наивно радуется группа девочек-сирот, которые под предводительством монахини сестры Шарлотты переезжают к Маллинсам по приглашению хозяев. В роли Шарлотты — худая тридцатилетняя мексиканка Стефани Сигман, но даже намека на телесность или тем более порок от нее не будет. В «Проклятии Аннабель: Зарождение зла» вообще не будет ничего, чего знакомый с жанром зритель не мог бы ожидать.

Когда в обитель Аннабель последней из сироток хромает болеющая полиомиелитом Дженис, сомнений не остается: демон станет охотиться именно за ней. Лучшая подруга жертвы добрая ангелоподобная Линда, вероятно, могла бы оказаться лакомой приманкой, но сыгравшая ее Лулу Уилсон уже изображала закатывание глаз и инфернальную агрессию в «Уиджи. Проклятие доски дьявола» (2016), тоже приквеле к известному хоррору. Выбор Дженис как жертвы очевиден в логике франшизы: монстр выбирает себе наиболее слабого. Сестра Шарлотта спешит заверить: это касается слабых верой, а не телом. Из первого «Проклятия Аннабель» (2014) логику пучащей глаза нечисти мы помним: сначала нужно запугать слабое создание (членовредительство не возбраняется), а затем вынудить жертву самостоятельно предложить демону душу. В приквеле сущность почему-то нарушает эти правила. Попугав и покалечив и без того больную Дженис, но так и не дождавшись от нее приглашения, тварь овладевает девочкой по-простецки — блеванув ей в рот. Наплевательское отношение к внутренней логике идет на пользу финалу «Зарождения зла», и демон устраивает бенефис, а попутно зарабатывает фильму рейтинг R несколькими эффектными сценами.

Там, где фильм 2014 года был хоть как-то оригинален и интересен, Дэвид Сандберг и другие создатели приквела идут по протоптанной дорожке «Заклятия 2» (2016) и снимают динамичный, но лишенный ярких особенностей христианский хоррор. Сюжет концентрируется на выскакивающей из-за углов дьявольщине, не примешивая к ней светской брутальности, за которую в первой «Аннабели» отвечала пара юных сатанистов. Здесь эти злодеи лишь мелькнут короткой связкой между сюжетами консервирующейся вселенной Джеймса Вана.

Слабым местом стала и неумелая работа с прекрасным оператором Максимом Александром. «Проклятие Аннабель» прежде всего отлично смотрелось. Оператор Джеймс Книст умудрялся дополнять вкрадчивое движение камеры резкими углами, в отдельных моментах пугавшими посильнее, чем неистово скачущий по потолкам черт. От работы Максима Александра в «Зарождении зла» можно было ожидать еще большего: на его счету психоделические картинки в «Кровавой жатве» (2003), «Зеркалах» (2008) и «Маньяке» (2012). Но в команде Сандберга даже такой умелец выдает хорошую, но не цепляющую глаз работу. Александр успевает аккуратно показать все углы в правильно поставленном полумраке дома, а затем умело занимается отловом заднего плана. Отсутствие малейшего визуального хулиганства похоже на сдачу экзамена строгим консервативным педагогам. Типа сестры Шарлотты, которая без толики сомнения выдает простоватые истины типа «Грех есть грех, независимо от контекста».

Ван и Сандберг нащупали работающий шаблон для создания выверенных фильмов ужасов. «Проклятие Аннабель: Зарождение зла» — это подчеркнуто качественное кино, в котором даже сценарные огрехи скрыты идеальной техникой и умело расставленными джампскейрами. Но осторожность этой команды кинематографистов перетекает в неспособность удивить. В конце концов, даже такой сильный образ, как мрачно выглядящая кукла, оказывается лишь элементом, который позволяет раскрутить стандартную историю с бушующим демоном. На месте куклы мог быть чайник, швабра или старое зеркало — сама Аннабель никого не атакует, это сделало бы сюжет слишком безумным, в духе «Детских игр». Когда в погоне за правильной историей даже яркие образы оказываются лишь проводниками в стандартизированный сюжет, тяжело чего-то ждать и от «Монахини» — еще одного фильма ужасов из вселенной «Заклятия». Хотя у прикрепленного к проекту режиссера Корина Харди («Из тьмы», 2015) может и хватить смелости разнообразить новый сценарий ответственного за обе «Аннабели» Гари Добермана. Главное, не поручать проект очередному пай-мальчику от хоррора. А то, как и в «Зарождении зла», все будет хорошо, но развиваться жанру станет некуда.

Также по теме: интервью со Стефани Сигман, интервью с Талитой Бейтман, интервью HorrorZone с Мирандой Отто, интервью HorrorZone с Энтони ЛаПальей.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.13MB | MySQL:200 | 0,635sec