«Cчастливого дня смерти»: Живи, умри и снова

RussoRosso рецензирует третий за год финансовый хит Blumhouse и видит в нем то, что можно назвать хоррором для всей семьи.


«Счастливого дня смерти» / Happy Death Day (2017)

Режиссер: Кристофер Лэндон
Сценарий: Скотт Лобделл
Оператор: Тоби Оливер
Продюсеры: Джон Балдеччи, Джейсон Блум, Жанетт Брилл и другие
Дистрибьютор в России: UPI (в прокате с 7 декабря)


День студентки Терезы Гелбман (Джессика Рот) начался, мягко говоря, не очень. Проснулась с жуткого бодуна. Голова раскалывается. Незнакомый интерьер намекает на мужскую общагу. Напротив стоит гиковатый парень, которого Тереза тоже видит впервые. Ко всему прочему, у девушки день рождения. Но все это цветочки: этим же вечером Тереза погибнет от рук убийцы в маске. Следующий день будет точной копией предыдущего. И следующий. И следующий.

Так уж получилось, что все фильмы про бесконечно повторяющийся день всегда сравнивают с «Днем сурка» (1993). Но в отличие, например, от команды «Матрицы времени» (2017) создатели «Счастливого дня смерти» этого вовсе не стесняются. Сценарист Скотт Лобделл и режиссер Кристофер Лэндон буквально работают инструментами Харольда Рэмиса. Тереза проходит примерно через те же фазы, что и Фил Коннорс: она паникует, впадает в депрессию, развлекается и учится смотреть на себя со стороны. Разве что до самоубийства дело не доходит (по понятным причинам). Даже гуманистический посыл схож и так же главенствует в сюжете.

Слэшер, на который намекали детали трейлера (маска, многочисленные смерти, разнообразие орудий убийства), выполняет роль обертки. К добру иль к худу, но жанровые штучки в «Счастливого дня смерти» вы едва ли увидите: графическое изображение убийств в кадр не попало, а камера стыдливо тормозит в тех моментах, когда Джессика Рот вот-вот засветит обнаженное тело. Здесь легко читается канон молодежного слэшера, заданный Уэсом Крейвеном в «Крике» (1996): упор сделан на детективно-суицидальных поисках убийцы, а не на восьмидесятническом фансервисе. Вот и рейтинг у картины соответствующий (PG-13), хотя от Лэндона после кровавых и раздолбайских «Скаутов против зомби» (2015) такого не ждешь.

Недостаток жанровых прелестей вовсе не означает, что в фильме не на что смотреть. «Счастливого дня смерти», вопреки всему, вызывает симпатию, причем сразу на нескольких фронтах. Да, в 2017-м убирать фейдаутом кровавости — не самое интересное визуальное решение. Да, многие повороты сюжета легко считываются, а финал угадают даже те, кто не видел «Дня сурка». Убийцу вычислить — тоже не самая трудная задача (хотя это не означает, что с этим можно совсем легко справиться). Лэндону удалось сделать практически семейное кино без вдавливания в глотку семейных же ценностей. Ну, почти. Избавившись от потенциально острых граней, фильм начинает работать с максимально широкой аудиторией и актуальным в любом возрасте месседжем. Это легкое, забавное, бодрое, доброе кино. В него можно было бы добавить перца, ощетинить чем-нибудь острым и внушительным. Но зачем, если «Счастливого дня смерти» и так собрал по миру уже 108 миллионов долларов (и это при бюджете меньше 5 миллионов). И знаете что? После просмотра не возникает вопросов, откуда такие сборы.

Читайте также:

«Счастливого дня смерти» становится третьим финансовым хитом Blumhouse за 2017 год
Режиссер «Счастливого дня смерти» обсуждает свой фильм
В 2017 году хорроры собрали около 1,1 млрд долларов в американском прокате

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.16MB | MySQL:190 | 0,770sec