Домовой: персонаж и традиция


ТЕХАССКАЯ РЕЗНЯ БЕНЗОПИЛОЙ

RussoRosso продолжает обзор нечисти из древнерусского фольклора, разбирая эти образы в контексте ужасов. На этот раз Дмитрий Соколов к выходу нового российского хоррора рассказывает о домовом — существе столь же многообразном, сколь и неоднозначном.


Хотя образ домового — один из самых популярных не только в фольклоре, но и в массовой культуре, каких-то заметных фильмов ужасов с его участием практически нет. В этом смысле грядущий фолк-хоррор «Домовой» выглядит первой серьёзной попыткой включить древнего персонажа в привычный нам мир, тем самым связав традицию и современность. Между тем, домовой как образ имеет огромный хоррор-потенциал, не уступающий той же Бабе-Яге, вурдалакам или русалкам. И даже беглый анализ этого персонажа легко выявляет множество готовых к хоррор-адаптации сюжетов, причем в диапазоне от комедийного до эротического. Но прежде чем говорить обо всём этом богатстве, стоит напомнить о корнях.


Домовой в фольклоре

И. Я. Билибин, «Домовой»

В рамках дохристианской традиции домовой чаще всего описывался как «дух дома» и покровитель домашнего очага, его присутствие защищало семью от множества мелких бытовых напастей. Так что сам по себе домовой не относился к злым духам, напротив — был скорее охранником жилья, с которым семья должна была дружить, соблюдая ритуалы и демонстрируя уважение.

А вот с приходом христианства образ домового приобретает черты зловещего проказника, досаждающего людям в доме. Логика его происхождения теперь чётко связывается с нечистой силой: домовой воспринимается как мелкий бес, досаждающий жильцам и мешающий им в делах. При том, что домовой ещё описывался как невидимый опекун дома, он легко мог разозлиться на хозяев и превратить их жизнь в череду домашних катастроф. Злой домовой был идеальным соседом из ада: швырял посуду, будил жильцов топотом, пугал домашний скот, а посреди ночи мог легко придушить хозяев дома. Причём действовать он мог не один — иногда в пару к домовому добавляли его жену (домовиху) и даже дочку (домовинку).

Такой расклад легко обыграть в хоррор-комедии про бытовую вражду или соседские разборки. Представьте, что Кевин Маккалистер имел бы дело не с парой бандитов-тугодумов, а с семьёй злых духов, взбешённых тем, что он разбрасывает мусор по углам — накал страстей был бы намного выше! Или в «Битлджусе» герои сражались бы с духом дома, не желающим впускать новых хозяев, — и натравили бы на него того самого «биоэкзорциста». И это лишь парочка идей, а сколько ещё можно придумать, если вспомнить сюжеты о вечно актуальном квартирном вопросе из российского кино!


Домовой в литературе и кинематографе

«Сказка для Наташи», 1986

С началом классического периода русской литературы в XVIII — XIX веках идёт интенсивное освоение фольклорного наследия, и образ домового регулярно мелькает в широком спектре жанров, от стихотворений до романов. Причём нередко персонаж домового изображён в комическом ключе, раскрывая свой потенциал демонического трикстера-обманщика. Уже в басне 1780-х «Домовой» авторства И.И. Хемницера главный герой изгоняет домашнего беса, читая ему бездарные стихи плохих поэтов (отличный пример эстетического экзорцизма!), а в одноименном стихотворении 1820-х, написанном Д.В. Веневитиновым, девушка выдаёт ночного любовника за жуткого домового, чтобы избежать лишних вопросов домочадцев. Традиция играть с образом домового в рамках сатирических сюжетов дожила до ХХ века и погибла только после революции, когда соцреализм беспощадно выбросил за борт все мистические мотивы в литературе.

Впрочем, в позднем Советском Союзе домовой стал едва ли не самым частым сказочным персонажем в литературе (пусть и детской) и кино, уступая разве что Бабе-Яге. Его образ, конечно, был тщательно очищен от любых намёков на хоррор, и домовой превратился в безобидного проказника. Уже в фильме «Деревня Утка» (1976) домовой Шишок представлен как советский Питер Пэн — вечный мальчишка, отказавшийся взрослеть. Но самый известный домовой в СССР — безусловно, Домовёнок Кузя, герой одноименной серии мультфильмов 1980-х — трогательный, немного потерянный и печальный.

«Деревня утка», 1976

В постсоветское время домовой надолго исчез с экранов, и объявился лишь к началу 2020-х, причём вновь в детском кино. Но помимо смешных сказок есть и страшные — и выходящий в этом году «Домовой» призван нам об этом напомнить. Фильм, кроме прочего, любопытен именно как попытка изобразить домового в качестве древней силы, связанной с утерянным наследием предков. Такой подход хоть и типичен для хоррора, но хотя бы за счёт редкого образа имеет все шансы стать очередным знаковым релизом в жанре. Кроме того, «злой домовой» — своего рода возвращение к корням после десятилетий забвения, когда невидимый хозяин дома превратился из грозной силы в беззащитного духа, потерявшего себя в гигантских мегаполисах.


А вот и фрагмент нового хоррора «Домовой», который уже идёт в прокате:


Читайте также: 

Баба-Яга: путеводитель по миру героини славянского фольклора

Share on VK
Дмитрий Соколов

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!


ВИННИ-ПУХ: КРОВЬ И МЕД 2
WordPress: 12.03MB | MySQL:106 | 0,633sec