«Максин XXX»: голливудский финал


КУКЛА. ЗАРОЖДЕНИЕ ЗЛА

В российский прокат выходит «Максин ХХХ» — заключительная часть хоррор-трилогии Тая Уэста о женщинах, отчаянно жаждущих славы. Как в фильме переплетаются ирония, ностальгия и одержимость успехом, рассказывает Дмитрий Соколов.


«Максин ХХХ» / MaXXXine (2024)

Режиссёр: Тай Уэст
Сценарий: Тай Уэст
Оператор: Элиот Рокетт
Продюсеры: Кевин Турен, Харрисон Крайсс, Тай Уэст, Джейкоб Джаффке, Леонард Блаватник, Миа Гот, Сэм Левинсон, Кид Кади и др.


Лос-Анджелес, середина 1980-х. Амбициозная порнозвезда Максин (Миа Гот) получает главную роль в хорроре «Пуританка» и готовится покорить Голливуд. Ее грандиозные планы резко нарушает проныра-сыщик Джон Лабат (Кевин Бейкон), готовый раскрыть прессе мрачные тайны из прошлого актрисы. Что хуже, Лабат – не более чем умелый исполнитель, за которым стоит кто-то, хорошо знающий всю подноготную Максин. Пока девушка решает, что делать, вокруг начинают гибнуть люди… и с каждым убийством неизвестный маньяк всё ближе подбирается к будущей звезде, желая оборвать её карьеру.

После слэшера-слоубернера «Х» и трогательной хоррор-драмы «Пэрл» последний фильм франшизы Тай Уэст оформил как детективный триллер, пропитанный эстетикой слэшеров. Но – и это необходимо сказать в самом начале – «Максин ХХХ» в наименьшей степени хоррор, чем первая или вторая части трилогии. В то время как «Х» оформлен под грайндхаусное кино 1970-х, а «Пэрл» обыгрывала визуал немых фильмов 1920-х, «Максин ХХХ» — это имитация эскплотейшна 1980-х. И за счёт этой любовной стилизации, финал трилогии ощущается сочнейшим хоррором, даже если криминальная интрига заслоняет слэшер-компонент.

Для начала, Уэст точными и широкими мазками рисует атмосферный сеттинг. Лос-Анджелес привычно ярок и красив, но за нервозным весельем прячется липкий страх. Кричащие вывески и пёстрые фасады скрывают тёмные переулки, где по ночам охотится безумный маньяк Ричард Рамирес, убивающий дерзко и жестоко. Визуальный ряд вызывает в памяти фильмы вроде «Полиции нравов» (1982) или второй «Жажды смерти» (1982) — сверкающие потоки неоновых огней, по улицам ходят порочные красотки, а в нужные моменты обильно хлещет кровь. Хард-рок и синтезаторы на саундтреке добавляют атмосферы.

Под стать сеттингу и персонажи — узнаваемые, но оттого не менее убедительные типажи. Для финала Уэст собрал отличный каст, и даже эпизодические герои успевают запомниться хоть удачной репликой, хоть вычурным костюмом. Гот по-прежнему сияет ярче всех, но теперь она далеко не единственная звезда в обойме. Элизабет Дебики великолепна в образе холодной стервы-постановщицы, которая берет Максин под свое крыло, но не устаёт напоминать ей, что Голливуд — монстр, в животе которого нужно уметь свариться. Лили Коллинз восхитительно играет наивную Молли, звезду первой части «Пуританки», хотя у неё только одна сцена с монологом (в кадре она ещё появится, а вот говорить уже не сможет). Из мужской команды особенно хорош Кевин Бейкон в образе циничного сволочуги-сыщика, идущего по следу Максин. Кроме того, Уэст не забыл и о парочке занятных камео. В эпизоде с гримировкой обратите внимание на девушку рядом с Максин — это Софи Тэтчер из «Шершней» и «Бугимэна». А в роли охранника, узнавшего Максин по «взрослым» фильмам — Ларри Фессенден, автор вампирского хоррора «Привычка» (1995) и актёр, сыгравший в одном из ранних фильмов Тая Уэста.

Единственный серьёзный прокол по актерской части — Саймон Праст в роли телевизионного проповедника Эрнеста (мелькает по ТВ в «Х»). Даже с поправкой на уместный в жанре перебор, Праст уж слишком рьяно изливает ярость, из-за чего финальная схватка порой отдаёт нездоровым абсурдом. С другой стороны, чего ещё ждать от повёрнутого на религии фундаменталиста?

Однако, главное в «Максин ХХХ» — не персонажи, а динамика и та самая густейшая атмосфера утончённого порока. При том, что в фильме убивают человек пять (из них трёх за кадром), назвать его бескровным язык не повернётся. В нужный момент головы слетают с плеч, черепа разлетаются в клочья, огромный нож кромсает беззащитные тела — (не)здоровый (некро)эротизм тут в каждом кадре, где появляется убийца. Уэст с головокружительной лёгкостью играет с жанровыми клише, столь же легко избегая лобовых отсылок. Штатный оператор трилогии Элиот Рокетт развлекается по полной, слегка меняя стиль съёмки в каждой второй сцене. Активно задействован сплит-скрин (громкий привет Брайану де Пальме), зачастую формат кадра сменяется на «узкий» телевизионный, а отдельные сцены сняты от первого лица. В общем, креативность (как и кровь) брызжет обильно и во все стороны, но при этом попадает точно в цель — оторваться от визуальной свистопляски невозможно.

При всех разительных различиях, третий фильм трилогии не только сохраняет связь с прошлыми частями, но и логически собирает их воедино. Сквозной темой для всей франшизы оказывается семейная травма, а объединяющим сюжетным мотивом — жажда славы. «Пэрл» рассказывала о материнском абьюзе и крушении амбиций молодости. «Х» показывал последствия этого жизненного краха, и ставил увядающую Пэрл в параллель с расцветающей Максин. Наконец, третий фильм изображает тернистый путь к славе, как воплощение мечты, за которую можно заплатить любую цену. И если Голливуд — это монстр, ломающий жизни и разбивающий сердца, то Максин ухитрилась оседлать его, пусть даже забираться наверх пришлось по трупам.


Читайте также:

«Пэрл»: кровавый след на дороге в страну Оз
Итоги-2022: 20 лучших жанровых фильмов года

Share on VK
Дмитрий Соколов

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!


ОДЕРЖИМАЯ
WordPress: 11.95MB | MySQL:106 | 0,922sec