(реж. Айзек Набвана, 2016, Уганда)

СVODка находок: «Плохой черный», «Зимняя шкура» и другие интернет-новинки

Мы возвращаем рубрику «СVODка находок», чтобы рассказать вам об интересных новинках жанрового интернета.


«Бренные останки» / Mortal Remains
(реж. Марк Ричче, Кристиан Ставракис, 2013)

Фанаты хоррора и режиссеры-любители Марк и Крис решают снять документальный фильм о «Ведьме из Блэр» и берут интервью у Эдуардо Санчеса. Во время разговора тот упоминает о некоем Карле Аттикусе, таинственном постановщике, который в узких кругах считается чуть ли не отцом слэшеров. Помимо этого, Аттикус знаменит членством в странном культе и тем, что в своих картинах снимал трупы людей, а выход его опуса Mortal Remains привел к общественным беспорядкам, в результате которых все фильмы режиссера были сожжены. Узнав о столь феноменальной личности, герои устраивают расследование в надежде раскрыть тайну забытого гения хоррора. Но чем дальше они заходят, тем чаще новый респондент просит остановиться, если Марку и Крису дорога их безопасность.

«Бренные останки», как и подобает хорошему мокьюментари, на основе реального мира создает мир собственный — фантастичный, но продуманный до деталей. Обложки фильмов Аттикуса, отрывки его дешевых работ и газетные вырезки настолько попадают в эстетику эпохи, что выдумка режиссерского тандема Марка Ричче и Кристиана Ставракиса становится новой реальностью. Сюжетно это очень напоминает крипипасту из интернета: невероятная теория заговора с тайными обществами. Вот только вместо голых догадок и подтасовки доказательств — создание своих неопровержимых фактов и документов. Когда кино перестает играть в документальное расследование, а постепенно переходит к типичным для мокьюментари догонялкам на кладбищах и в старых домах, его и спасает псевдохроникальность, которая уже сделала достаточно, чтобы зрителя пугал каждый шорох. Ведь теперь, как ни парадоксально, у этого шороха есть жуткая и глубокая предыстория.

«Франческа» / Francesсa
(реж. Лучиано Онетти, 2015)

Инспектор Бруно Моретти расследует серийные убийства девушек и понимает, что они связаны с похищением девочки Франчески, случившимся 15 лет назад.

Лучиано Онетти — один из современных режиссеров, работающих с наследием джалло. При этом он сильно отличается, например, от дуэта Элен Катте и Бруно Форцани: Онетти не просто возводит эстетику жанра в абсолют, буквализируя психоаналитические мотивы, но строит понятное повествование. Сюжет «Франчески» будто бы заимствован из типичных бульварных детективов, которые, впрочем, и были основой классического джалло. История здесь не для галочки, как в «Горечи» (2009) или «Странном цвете слез твоего тела» (2013), а для какой-никакой интриги и полноценной игры с архетипами. Других представителей неоджалло Онетти переигрывает не только в плане сюжета: его подражательное кино умудряется как вторить лучшим образцам джалло, так и создавать свою гиперболизированную выразительность — джалло в квадрате, — усиливая контрастные цвета, живописные метафорические кадры и передавая через звук все 50 оттенков страха.

«Релаксер» / Relaxer
(реж. Джоэль Потрикус, 2018)

Эбби не побеждал ни в одном челлендже, которые придумывал его друг Кэм. После еще одного позорного поражения герой просит о последнем испытании: он утверждает, что, не вставая с дивана, одолеет непроходимый 256-й уровень Pac-Man.

Фильм Джоэля Потрикуса, самобытного независимого режиссера, — забавная смесь хоррора про выживание, постапокалиптики и комедии. Разворачиваясь в границах квартиры главного героя, история все равно умудряется создать персонажу массу проблем: незадачливый Эбби, не предусмотревший нюансов экстремального геймерского выживания, не только научится добывать воду из труб в стене, но и переживет конец света, с невозмутимым лицом убегая от разноцветных компьютерных призраков. И хотя от сарвайвала здесь только эстетика и единичные ходы и приемы, «Релаксер» удачно вписывается в жанр своей неординарностью. Впрочем, чем ближе к концу, тем очевиднее, что концепт не такой уж и увесистый: он лучше бы смотрелся в короткометражном фильме, потому что многие эпизоды здесь избыточно медитативны.

«Зимняя шкура» / Winterskin
(реж. Чарли Стидс, 2019)

Отставший от отца Билли натыкается на одинокую хижину посреди леса. Любопытного парня подстреливает ее обитательница Агнес. Когда Билли приходит в себя, женщина рассказывает, что спутала его с кем-то другим и в знак извинения предлагает приютить Билли и вылечить его простреленное колено. Позже она признается, что уже несколько дней обороняет хижину от странного существа, оставляющего кровавые следы на снегу. Теперь Агнес, Билли и пес Король, заперевшись в маленьком доме, с ужасом предвкушают надвигающуюся угрозу. Но, может быть, угроза вовсе не за стенами?

«Зимняя шкура» подкупает двумя вещами: стилем и сценами насилия. Первое, без сомнений, заимствовано из классики хоррора. Разве что гиперболизировано стандартное студийное освещение: если дневной свет, то с избыточным балансом белого, если свет огня, то ярко-красный, будто из цветного фонаря. Из-за этого фильм выглядит сверхвыразительным и в то же время довольно неестественным. Впрочем, это удачно подсвечивает темы недоверия и фальши. Насилие же здесь тоже в какой-то степени преемственное — от Джексона с его избыточными кровавыми сценами, где взрыв головы мог обрушить на зрителя галлоны красной жидкости, до мексиканских дуэлей Тарантино. «Зимняя шкура» — кино несамостоятельное, слишком уж сильно опирающееся на что-то классическое, но в то же время это безумная и жуткая зимняя сказка, которая настолько искренне заимствует чужие наработки, что смотреть на это одно удовольствие.

«Нах@р вас всех: История Уве Болла» /
F*** You All: The Uwe Boll Story
(реж. Шон Патрик Шаул, 2018)

Уве Болла знают если не все, то многие — по общепризнанно плохим фильмам, разгромным рецензиям и обзорам на них или по боксерскому поединку режиссера с критиками. Создатели документальной картины «Нах@р вас всех: История Уве Болла» решили стать ни много ни мало адвокатами дьявола и рассказать о постановщике в нейтральном ключе.

Во многих спорных вопросах фильм не спешит занимать какую-либо из сторон. Здесь выявляются как недостатки режиссера (коллеги рассказывают о его заносчивости, грубости, неумении делать качественное кино, а критики называют безоговорочно худшим постановщиком века и ужасным человеком), так и достоинства, о которых без этого фильма, кажется, никто бы и не узнал. Например, Болл — прекрасный продюсер, потому что умудряется организовывать съемки в экстренных условиях и снимать кино за гроши, он же — честный, откровенный и по-хорошему гордый человек, говорящий обидную правду в лицо и творящий без оглядки на авторитеты. Он не злодей и уж тем более не шут — скорее антигерой, типичный трикстер, которому на закате карьеры было суждено устать от людей и от кино. «История Уве Болла», конечно, еще сильнее романтизирует этот образ, но при этом дает самому скандалисту право быть услышанным и не высмеянным. И уж поверьте, на этот раз он его использует сполна.

«Плохой черный» / Bad Black
(реж. Айзек Набвана, 2016)

Новый шедевр угандийского жанрового режиссера Айзека Набваны, вдохновленный культовыми боевиками со Шварценеггером и Сталлоне. Несколько абсурдных сюжетных линий, уйма любовных интриг уровня Болливуда, огромное количество безумного экшна, и все это снято на коленке — так выглядит новое слово в национальном кинематографе Уганды. Как и в классическом «Кто убил капитана Алекса?» (2010), диалоги на английский дублирует крайне заинтересованный в происходящих событиях диктор (он же — режиссер фильма), который то кричит от волнения за персонажей, то смеется после каждого эффектного убийства. На наших глазах индустрия этой страны подбирается к своим лучшим временам. Вы еще можете познакомиться с Вакаливудом, пока он не стал мейнстримом.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 12.47MB | MySQL:201 | 0,296sec