Луис Мелвиль — о военном хорроре Boots on the Ground и новом подходе к found footage

В преддверии старта жанрового кинофестиваля FrightFest, который будет проходить в Лондоне с 24 по 28 августа, RussoRosso поговорил с Луисом Мелвилем — режиссером, на наш взгляд, одного из наиболее интригующих фильмов программы, способным вернуть веру поклонникам хоррора в стилистику found footage.

Премьера Boots on the Ground — картины, от начала до конца снятой актерами с помощью нашлемных камер, — состоится 26 августа. Кино расскажет о пятерых британских военных, в поисках укрытия забредших в заброшенный форт с затаившейся мистикой.

Алексей Свирский: Расскажите немного о вашей творческой карьере. После режиссерского дебюта вы взяли паузу на долгие 11 лет. Почему?

Луис Мелвиль: Да, 11 лет — срок немалый, но могу вас уверить, что все эти годы я не сидел сложа руки. После Man Who Sold the World (2006) я занимался сценариями к телесериалу Bilderberg Covenant о путешествиях во времени и к антиутопическому сайфай-триллеру Clause 451 (оба проекта сейчас находятся в производстве компании Last Bullet Films), а потом решил сделать перерыв. И, конечно, я работал над Boots on the Ground: писал сценарий, продюсировал и ставил кино, — что отняло у меня четыре года жизни. Процесс работы над независимым фильмом может протекать довольно медленно.

А. С.: Ваше возвращение в большое кино было запланированным или все же спонтанным?

Л. М.: Очень даже запланированным. Меня всегда интересовали современные технологии, и я люблю двигать рамки кино, поэтому некоторое время я провел в поисках способов предоставить зрителю абсолютно новый опыт. И, мне кажется, нам удалось достичь этого в Boots on the Ground. Фильм дарит новые ощущения при просмотре: вы чувствуете себя значительной частью действа благодаря миниатюризированным 4K-камерам. Как только мы узнали о технологии, я решил, что вне зависимости от тематики сниму кино только с помощью нашлемных записывающих устройств, закрепленных на актерах. Так мы и начали работу над тем, что в итоге обернулось фильмом Boots on the Ground.

А. С.: О чем, если коротко, ваше новое кино?

Л. М.: Это история пятерых британских солдат, которые пытаются выжить в последнюю ночь войны в Афганистане. После отражения нападения они находят старый британский форт, сохранившийся с Первой англо-афганской войны 1840-х, и с наступлением ночи понимают, что имеют дело с чем-то куда более ужасающим, нежели «Талибан». Когда перед командой предстают демоны, время начинает меняться необъяснимым образом. Героям нужно продержаться до полуночи. Но как понять, наступила ли полночь, когда время течет непостижимо?

А. С.: Было бы здорово узнать побольше о технической концепции фильма.

Л. М.: Сначала ко мне пришло понимание того, что качественные камеры постоянно уменьшаются в размерах, а затем я открыл для себя, что британские войска покупают их для съемок боевых действий и загружают записи на YouTube. В какой-то момент я понял, что у меня есть хорошая основа для создания фильма, который будет снят с помощью нашлемных камер исключительно участвующими в нем актерами, и подходящий для этого фон. Когда все утряслось, я начал работу над сценарием Boots on the Ground, действие которого изначально должно было развиваться на заброшенной российской авиабазе в Афганистане. Но в итоге я поместил события фильма в стены заброшенного британского форта: локацию мне удалось найти после переезда в Дувр. Однажды, прогуливаясь с собаками, я набрел на сооружение, построенное в 1840-х для защиты города. Как только я его увидел, понял, что нашел оптимальное место для съемок, которое к тому же еще ни разу не фигурировало в кино.

<
>

 

А. С.: В чем вы видите принципиальную разницу между вашим техническим подходом и традиционным found-footage-кино типа «Ведьмы из Блэр»? Ведь формально мы и там и там смотрим на происходящее глазами героев.

Л. М.: Сначала может показаться, что отличий не так уж и много, но, когда вы начнете смотреть кино, разница будет ощутимой. В фильмах вроде «Ведьмы из Блэр» герои всегда снимают либо самих себя, либо кого-то другого, а в Boots on the Ground — либо кого-то другого, либо то, что они видят перед собой. Персонажи моей картины никогда не снимают себя, и это делает фильм более аутентичным в POV-смысле (point-of-view-кино — кино, снятое субъективной камерой. — Прим. RussoRosso). Манера съемки с помощью индивидуальных нашлемных камер дает зрителю шанс побывать на месте каждого из героев и ощутить то, что чувствуют они, в намного большей степени, нежели в других found-footage-фильмах. У нас камера не закреплена все время за одним человеком или в принципе за теми, кто ее держит, — мы даем публике аутентичную POV-перспективу пятерых героев.

А. С.: С какими сложностями вам приходилось сталкиваться на съемках и как долго длилась работа над фильмом?

Л. М.: Сложностей было много. Когда ты первым делаешь кино с пятью разными перспективами, полностью снятое актерами, то их не избежать. Прежде всего нужно было подобрать исполнителей таким образом, чтобы они не только подходили на свои роли, но и были готовы принять совершенно новый подход к съемочному процессу, в котором им пришлось бы участвовать. Добавьте к этому вопросы о том, где разместить команду и звукозаписывающие устройства и как выставить свет при условии, что ты намереваешься дать актерам полную свободу перемещения. Ну и чтобы все выглядело совсем уж сложным, представьте, что стены основной локации оказались настолько толстыми, что ни один беспроводной сигнал нельзя было вывести на монитор, а все съемки проводились в ночное время. И при этом хотелось, чтобы кино от начала до конца выглядело как реальная запись боевых действий. Мы словно ходили по натянутому над пропастью канату безо всякой страховки. Съемки на трех локациях заняли месяц, а постпродакшн длился год и закончился на прошлой неделе.

<
>

А. С.: Военный хоррор — достаточно редкий поджанр фильмов ужасов. Вы вдохновлялись чем-нибудь конкретным при работе над Boots on the Ground?

Л. М.: Да, источников вдохновения у Boots on the Ground немало, но в первую очередь это реальные видеозаписи военных действий, загруженные на YouTube британскими солдатами, а также документальный сериал BBC «Наша война» (Our War). Другие источники довольно сильно друг от друга отличаются: это и «Солярис» (1972) Андрея Тарковского, и «Подглядывающий» (1960) Майкла Пауэлла, и, конечно, видеоигры серии Call of Duty.

А. С.: Почему решили обратиться именно к военной тематике?

Л. М.: Как и большинство фильмов о войне, которые снимаются с 1960-х, Boots on the Ground, по своей сути, антивоенное кино в хоррор-оболочке, которое через метафору демонстрирует то, что движет практически всеми конфликтами с незапамятных времен. «Война — это ад, и ею управляет зло» — какой жанр подходит лучше для иллюстрации этого, чем хоррор? Впрочем, я не собирался никого поучать с помощью Boots on the Ground. Но если кто-то почерпнет из фильма чуть больше, чем просто страхи, тем лучше для него.

А. С.: Какое кино вы любите и могли бы посоветовать нашим читателям?

Л. М.: Мне нравится разное кино, как я уже говорил, — от Тарковского до Пауэлла. Люблю Жан-Пьера Мельвиля, Жан-Люка Годара, Стэнли Кубрика, Мартина Скорсезе, Дэвида Линча, Даррена Аронофски и Кристофера Нолана. Если говорить о менее известных фильмах, которые я бы порекомендовал посмотреть вашим читателям, то назову «Лестницу в небо» (1946), «Парк наказаний» (1973), «Рост населения: Ноль» (1972), «Парней в синей форме» (1973), «Зардоз» (1974), а также сериалы «Заключенный» (1967–1968) и, если поновее, третий сезон «Фарго» (2017).

А. С.: Когда планируете показать Boots on the Ground широкому зрителю и есть ли шанс увидеть фильм в России на большом экране?

Л. М.: Хороший вопрос. Boots on the Ground — кино, которое намного лучше работает на большом экране, и мы надеемся, что именно так ваши читатели и смогут его посмотреть в следующем году. В каком-то смысле это от них и зависит: чем выше интерес к фильму, тем лучше. Я, со своей стороны, постараюсь сделать так, чтобы российские зрители смогли увидеть картину в кинотеатрах.

Луис Мелвиль и продюсер Джулия Ставриецки отмечают окончание съемочного процесса

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Vladislav Severtsev

    ну, не знаю

WordPress: 14.21MB | MySQL:215 | 0,750sec