«Очень странные дела 2»: Клевые демопсы и чикагские панки

Неделю назад Netflix выпустил второй сезон «Очень странных дел», как раз под Хэллоуин. RussoRosso разбирает, как изменилось шоу и во имя чего братья Дафферы ослабили сценарий.

«Очень странные дела 2» чуть ли не единодушно признаны англоязычной критикой. Восторг лишь совсем незначительно спал после первого сезона. Тем более что выход нового сопровождался массированной промокампанией, выгодной датой (хэллоуиновский уикенд) и ожиданием массы поклонников, абсолютное большинство из которых остались довольными так же, как критики. Перед нами объект всеобщей любви и еще один хороший сериал от Netflix, ставший культовым год назад и сейчас подтвердивший свой статус.

Авторы сериала братья Дафферы заранее говорили, что рассматривают каждый новый сезон как сиквел. Шоу в их понимании должно быть похожим на фильм, и Netflix поддерживает такой формат еще и тем, что выпускает целый сезон в один день, провоцируя зрителей на просмотр всех серий запоем. Сериалы типа «Очень странных дел» оказываются в авангарде популярной культуры и потому, что их создатели — еще молодые кинематографисты, которым Netflix целенаправленно дает шанс (и не проигрывает). Дафферы хорошо знакомы и с Залом Батманглиджем — режиссером, которого после фестиваля «Сандэнс» 2011 года стали причислять к новой волне американского кино. Батманглидж и Брит Марлинг создали для Netflix мистический сериал «ОА» (2016), во многом похожий на более подробную версию их «Звука моего голоса» (2011). Дафферы не стали развивать свой полнометражный кинодебют «Затаившись» (2015), но тоже подошли к «Очень странным делам» как к одному большому фильму. И если первый сезон был больше драматическим сайфаем (его сходства с «ОА» даже породили фанатские теории о том, что действия обоих сериалов происходят в одной вселенной), то во втором авторы решили поддать больше хоррора.

В «Очень странных делах 2» сохранились все герои первого сезона. Пропадавший ранее Уилл теперь постоянно присутствует на экране, но его персонаж резко отличается от остальных. Пока его друзья из придуманного Дафферами городка Хоукинс в Индиане взрослеют и пытаются строить первые романтические отношения, Уилл ходит с отрешенным видом и периодически испытывает провалы сознания, во время которых оказывается в Изнанке — альтернативном измерении, где мальчик провел весь предыдущий сезон. Вызывающий у всех вокруг желание опекать, Уилл вносит в сюжет проблему посттравматики. Ему хочется жить обычной жизнью беззаботного школьника, но этому мешают одновременно припадки и реакция на них друзей и близких. Тем временем Дастин и Лукас влюбляются в рыжеволосую Макс — она катается на скейте и бьет их рекорды на игровых автоматах. У нее есть старший брат, который отвечает за образ антигероя. А хулиган из прошлого сезона Стив окончательно становится положительным персонажем, хотя встречающаяся с ним Нэнси снова начинает сближаться с Джонатаном, старшим братом Уилла. Одиннадцать взрослеет в изоляции от друзей (и особенно от скучающего по ней Майка) под присмотром шерифа Джима, а у настрадавшейся Джойс появляется мужчина — заботливый добряк Боб в исполнении Шона Эстина (Сэм из кинотрилогии «Властелин колец»). Новых персонажей еще больше, чем в этом перечислении, а потому разрабатывать их всех даже при затянутой на несколько серий экспозиции Дафферы не успевают: большинство героев полностью сводится к заданным функциям.

Это и есть главное отличие сиквела от первого сезона. Если в начале сериала авторы совмещали бесконечные фанатские отсылки к 1980-м с четко выстроенным сюжетом, то теперь цитат становится еще больше, а фабула размывается, открывая возможность для нападок на шоу. Например, Макс служит не более чем объектом первой влюбленности для Дастина и Лукаса и ревности для Одиннадцать. Заодно рыжеволосая новенькая влечет за собой опасность — агрессивного старшего брата. Стив же добреет настолько, что даже не слишком злится рушащимся отношениям с Нэнси. В сиквеле есть и сестра Одиннадцать — Кали (номер Восемь), и она тоже раскрывается лишь затем, чтоб неосознанно указать героине на ценность дружбы.

Вместо разработанной фабулы в «Очень странных делах 2» оголтелое преклонение перед 1984-м. Плотность цитат показывает, что стиль для авторов намного важнее, чем проработка сценария. Дафферы фактически доказывают, что иногда совсем не обязательно знать о персонажах все, чтоб их любить — привязанность строится из множества случайностей, большинство из которых просто «клевые». Проводником этой идеи в сезоне служит Дастин в исполнении Гейтена Матараццо, который похищает шоу у всех своих коллег. Пока Уилл валяется в очередной отключке, а Майк скучает по Одиннадцать, Дастин отращивает передние зубы и вовсю жжет. Он сыплет смешными фразами, а еще не только настаивает на том, чтоб монстров называли демопсами (по аналогии с Демогоргоном из первой части), но даже заводит себе собственного. Ведь это так круто, перед обладателем демонического питомца Макс устоять гарантированно не сможет.

Из дробного сюжета сильнее всего выбивается серия, в которой Одиннадцать едет знакомиться с Кали в соседний штат в Чикаго. Эпизод «Потерянная сестра» становится одой субкультуре городских панков, которые принимают героиню к себе и наряжают ее уже не в розовое платьишко, а в черный блейзер с поднятым воротником (стиль bitchin’, как его до конца сезона продолжает называть Одиннадцать). Остальные эпизоды давали образ детства и приключений через условный маленький городок, поэтому серия в Чикаго выдала полноценный контраст (к тому же какие могут быть 80-е без большого города и панков!). Это вспышка жизни, в которую подросшие герои рано или поздно сбегут из своей глубинки, о чем открыто заявил Росс Даффер. Одиннадцать может окончательно повзрослеть, оставшись в большом городе с сестрой, но пока еще рано. Дружба и первая любовь важнее, детство важнее, а значит, и маленький Хоукинс важнее огромного Чикаго.

Пока актеры растут вместе с героями, Дафферы будут продолжать снимать по крайней мере еще два или три сезона. Неизвестно, захотят они плотнее поработать с сюжетом и глубже разработать сценарий или же решат продолжить плотно укладывать ностальгические отсылки к любимой эпохе. Успех второго сезона показал, что сейчас Дафферам удается создавать объект всеобщей любви прежде всего через стилистику, и стыдиться этого они явно не собираются.

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Опять, даже не слышал об этом сериале. Очень заинтересовал. Спасибо.

WordPress: 14.06MB | MySQL:192 | 0,645sec