«Техасская резня бензопилой: Кожаное лицо»: Правосудие по-техасски

В российский прокат вышел приквел к франшизе «Техасская резня бензопилой», снятый режиссерами, ассоциирующимися с новым французским экстримом, — Александром Бустильо и Жюльеном Мори. RussoRosso рассказывает о том, почему фильм вышел интересным.


«Техасская резня бензопилой: Кожаное лицо» / Leatherface (2017)

Режиссеры: Александр Бустильо, Жюльен Мори
Сценарий: Сет Шервуд
Оператор: Антуан Санье
Продюсеры: Криста Кэмпбелл, Лати Гробман, Карл Маццоконе, Лес Уэлдон и другие
Дистрибьютор в России: «Каскад фильм» (в прокате с 21 сентября)


Верна Сойер на своей ферме выращивает хорошо откормленных свиней и воспитывает из детей убийц-психопатов. Едва ли для этого есть единая формула, но у женщины отлично получается. Кровавая семейная идиллия продолжается до тех пор, пока местный шериф Хартман не забирает у Верны всех ее детишек. Мать остается горевать с разбитым сердцем, а чада расселяются по психушкам. Но через десять лет в попытках найти своего младшенького Верна провоцирует бунт, в результате чего склонные к насилию психи разбегаются кто куда. Наши взоры сосредотачиваются на компании четырех питомцев клиники и одной заложнице: они держат путь из Техаса в Мексику, куда длинная рука американской Фемиды не дотягивается. Можете быть уверены: крови хватит на всех.

Пип Эллвуд-Хьюз так описывал свои впечатления от «Кожаного лица»: «Возможно, за прошедшие годы я закалился, но кровавые сцены заставляли меня подумать: “Это что, всё?”» Остается лишь гадать, чем же именно закалялся Пип. Первая мысль — марафон фильмов Олафа Иттенбаха. Но доложу со всей ответственностью: уж чего-чего, а gore’а в этой картине более чем достаточно. И это неудивительно: за постановку отвечал французский экстремистский дуэт Мори/Бустильо, который еще в «Мести нерожденному» (2007) заливал экран красным. Для приквела «Техасской резни бензопилой» режиссеры избрали типичный для них старт-стоп-ритм: сцены графического насилия соседствуют с более спокойными диалогами, а порой и вовсе с идиллическими пейзажами.

История получилась достаточно разносторонней: в одном кадре она шелестит драматическими мотивами, в другом цинично хихикает над семейными ценностями. Правда, сюжету приходится с боем пробивать путь к зрителю через вереницы крови, опарышей, трупов и немотивированной агрессии. И это не единственное препятствие: один из фундаментов «Кожаного лица» — отсылки к другим фильмам. Вначале картина заигрывает с «Детьми кукурузы» (1984) и классическими слэшеровскими тропами, а минут пятнадцать спустя идет вразнос: оммажи «Прирожденным убийцам» (1994) и «Американской истории X» (1998) сменяют поклоны в сторону «Некромантика» (1987), «Изгнанных дьяволом» (2005), «От заката до рассвета» (1996), «Пятницы, 13» (1980), «Реаниматора» (1985), «Ганнибала» (2001), «Садиста» (1963)… Сноски столь частотны, что порой отвлекают от основного повествования.

При этом «Кожаное лицо» очень хорошо в деталях: зритель, не стесняющийся глазеть по сторонам и на задний план, наверняка заметит занятные мелочи вроде харчевни, приветствующей клиентов надписью Nice to Meat You, надписи «И будете наказаны за гнев ваш» в психушке, повешенной на дереве кошки или причудливых игрушек — фьюжна из плюшевых мишек и костей животных. Подобные точечные мазки встречаются на протяжении всего хронометража и добавляют перца там, где не захватывают мотивации героев или диалоги.

Но многочисленные детали и расчлененка не мешают развиваться персонажам, которые не так просты, как кажутся. Практически у каждого есть если не второе дно, то, по крайней мере, намек на скрытую, никем не рассказанную историю, которая вылепила из них тех, кем они стали. За социопатией и жестокостью Клэрис (одна из антагонисток) стоят сильные ожоги, лишающие ее привлекательности в глазах потенциальных ухажеров. Здоровяк Бад может несколькими ударами отправить оппонента в кому, но это всегда ответная реакция на агрессию по отношению к нему или понравившимся ему людям. Да и у шерифа Хартмана есть веская причина, чтобы превратиться в аналог шерифа Уайдела из культового творения Роба Зомби. Столь серьезный подход особенно забавно сочетается с киноприбаутками о большом количестве дегенератов в южных штатах — явная отсылка к стереотипам о разреженном населении и инбридинге на Юге. А самый смелый шаг, на который отважился сценарист Сет Шервуд, — ритуальное убийство всего, что было со старой франшизой, ее ребутом нулевых и вообще образом Томаса Сойера/Хьюитта. Дескать, отриньте прошлое, чтобы получить хотя бы шанс на будущее. Или станете такими же, как Кожаное лицо (давать подробные ориентиры на эту сцену было бы преступным спойлером: просмотр сам расставит все по местам).

В общем и целом французские товарищи предлагают захватывающий аттракцион, где есть место для визуализированного насилия, личностной драмы и джампскейров (саспенса, увы, почти нет). Насколько лихой будет эта Texas Death Trip, зависит от вас и вашего отношения к хоррор-приемам и культовой франшизе: помотать на «мертвых петлях» должно изрядно, но не исключено, что кто-то уйдет обиженным. А вот равнодушных быть не должно, что для современного слэшера, наотрез отказывающегося отправляться на тот свет к своему прародителю джалло, весьма серьезный залом. The buzz is back, как говорят в Техасе.

Читайте также:

Краткая история каннибализма как метафоры
Топ-5 фильмов о вкусной и здоровой пище (с полезными советами)
Сценарист «Кожаного лица» рассказывает о связях нового фильма с франшизой
Первые впечатления от «Кожаного лица» и «Культа Чаки»
Алексей Федорченко призвал бойкотировать «Пилу 8» и «Кожаное лицо» во имя работников лесоповала

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
WordPress: 14.13MB | MySQL:203 | 0,750sec