Как убивали нянечек: История кинофраншизы «Хэллоуин»

Майкл Майерс — чуть ли не первый серийный убийца, получивший собственный культ. Начиная с первой части в далеком 1978 году, он двигает киноцикл вперед, навстречу новым зрителям. А «Хэллоуин» не просто породил целый поджанр, но стал неотъемлемой частью праздника. Почти каждый знает, какую маску носит Майкл, в каком штате находится Хэддонфилд и как звучит заглавная тема и композиция The Shape. Предлагаем проследить трудный путь Майерса длиною в сорок лет, пройти с ним от дома, где еще юный душегуб убил сестру, через больницу Смитс Гроув, смертоносные маски, культы, руны, студенческий кампус, реалити-шоу и семейные проблемы. До самого конца.

Осторожно, текст содержит безбожное количество спойлеров!

«Хэллоуин» / Halloween
(реж. Джон Карпентер, 1978)

К середине 1970-х в североамериканских хоррорах произошел интересный сдвиг: саспенс и готические ужасы уступили дорогу gore-сценам и (условно) реалистичным маньякам. В 74-м вышли «Техасская резня бензопилой» и, что более важно в нашем контексте, «Черное Рождество», объединившее таинственного убийцу, креативное изображение насильственной смерти и тематику праздника. Все это можно рассматривать как предпосылки нового поджанра хоррора.

В 1977 году продюсер Ирвин Йабланс вместе с коллегой Джозефом Вульфом основал компанию Compass International Pictures, чтобы продавать низкобюджетные фильмы ужасов. Вот только закупить подходящий тайтл для дистрибьюции никак не получалось, и Ирвин рассудил, что чем гоняться за химерой, проще и выгоднее самому снять фильм и подороже его продать. У Йабланса созрела идея хоррора об убийстве няньки. Или даже нескольких. Но главное — в ночь на Хэллоуин. Прикинув примерную стоимость (300 тысяч долларов), Йабланс поделился соображениями с Мустафой Аккадом, продюсером, имевшим дело с куда более серьезными затратами. Аккад дал финансовое благословение, и Йабланс позвонил Джону Карпентеру. С ним продюсер уже сотрудничал, занимаясь дистрибьюцией «Нападения на 13-й участок» (1976) в Европе. Карпентеру понравился замысел, да и отсутствие работы и денег изрядно мотивировали, так что, получив обещание полной творческой свободы, Карпентер согласился. Так родились Майкл Майерс и «Хэллоуин».

Сейчас фильм кажется слишком медленным, бескровным и устаревшим, чтобы по-настоящему напугать. Но в 78-м зрители визжали на весь зал. И даже с учетом возраста «Хэллоуин» потрясающе смотрится с эстетической точки зрения: балансирование между тележкой и Panavision, съемки от первого лица (первым подобный прием в слэшерах реализовало все то же «Черное Рождество»), классная игра Джейми Ли Кёртис, насыщенные визуальные приемы от Карпентера и Дина Канди, врезающийся в душу саундтрек, сочетающий и простоту мелодии, и не то чтобы часто встречающийся размер 5/4. И, конечно, образ Майкла Майерса, в котором замечательно все: обезличенная маска, сделанная на основе лица капитана Кирка из «Стар Трека», обезличенный же рабочий комбинезон, неторопливые, но решительные движения Ника Касла, ассоциирующиеся с неотвратимостью смерти.

Хоррор собрал невероятные 55 миллионов долларов, став самым кассовым независимым фильмом в истории. Но что еще важнее, он задал тренд на слэшеры: после «Хэллоуина» Шон Каннингем забронирует название «Пятница, 13-е» и доведет до ума каноны еще не до конца сформировавшегося поджанра. И начнется бум, когда каждая студия, от мейджоров до однодневок, захочет иметь собственный слэшер. «Спящий лагерь», «Тихая ночь, смертельная ночь», «Кошмар на улице Вязов», «Сожжение», «Незнакомец», «Мой кровавый Валентин», «Кровавая вечеринка», «Сокращая класс», «Выпускной», «Последний экзамен» и десятки других картин подарили нескольким поколениям зрителей не только представление о хорроре, но и любимых персонажей. И все это было бы немыслимо без Майкла Майерса, который был первым.

«Хэллоуин 2» / Halloween 2
(реж. Рик Розенталь, 1981)

Карпентер и Дебра Хилл не планировали создавать сиквел, но с такой кассой разве можно спорить? Да и концовка у первого фильма была очень удобной. Карпентер уступил место в режиссерском кресле Рику Розенталю, но работы у него и так хватало: сценарий, продюсирование, саундтрек. Сиквел также стал более чем успешным, однако в художественном плане сильно сдал. Розенталь, даже при наличии такого мастера, как Канди, смог лишь уцепиться за медленный темп Карпентера, но ему не хватило таланта так же прочно склеить ритм с приемами и нарративными элементами маэстро. То, что работало как часы в первом фильме, уже не смотрится во втором: картина кажется слишком медленной, слишком целомудренной, слишком условной, слишком блеклой. Видимо, Карпентер посчитал точно так же, пересняв несколько сцен: так во второй части появился хотя бы один шоустоппер — сцена с двойным убийством в ванной. Даже саундтреку поплохело: Карпентер с Аланом Ховартом решили переиграть имеющиеся темы, и в результате вместо ледяного синтвейва в сиквеле зазвучали теплые почти психоделические синты, самым жутким образом контрастирующие с происходящим на экране. Майкл Майерс, сыгранный Диком Уорлоком, лишился хореографии и зловещей плавности Ника Касла и передвигался словно деревянный.

Однако вторая часть сделала многое для вселенной: Карпентер превратил Лори Строуд в сестру Майерса, объяснив его неугасаемую тягу к бедной школьнице. Тут, правда, следует оговориться, что сиквел снимали в эпоху «Люк, я твой отец!» Однако клепать продолжения без остановки Карпентер не планировал, поэтому уничтожил и убийцу, и его лечащего врача.

«Хэллоуин 3: Сезон ведьм» / Halloween III: Season of the Witch
(реж. Томми Ли Уоллес, 1982)

Смерть Майерса была главным условием Карпентера. Продюсеры скуксились, но пошли на уступки, лишь бы создатель продолжал работать над вселенной. А у самого Карпентера на «Хэллоуин» были серьезные планы: он задумал создать огромный мир наподобие «Сумеречной зоны». Но культовый режиссер еще не знал, что двигателем франшизы было вовсе не его имя, а Майкл Майерс.

В этот раз режиссерскую бейсболку примерил Томми Ли Уоллес, художник-постановщик «Хэллоуина» и «Тумана» (1980). У него был шанс дебютировать с сиквелом, но Уоллес не чувствовал себя достаточно опытным, чтобы сладить с продолжением столь мощно выстрелившего фильма. Но в этот раз он решил пойти навстречу кинематографической мечте и снял один из самых интересных, но при этом самый ненавидимый фанатами фильм во всей франшизе.

На смену приключениям зацикленного на семье маньяка пришла история о Конале Кокране, производителе игрушек из калифорнийского городка Санта Мира. Этот пожилой господин по одному ему ведомым причинам задумал избавить мир от детишек с помощью масок с хитрыми чипами: когда ребятня соберется перед телевизором на Хэллоуин, их лица оплавятся, а из чертовых масок полезут черви, кузнечики, змеи и прочие твари. Всех, кто может помешать исполнению плана, зловещий капиталист ликвидирует с помощью заводных роботов.

В фильме царила неспешная атмосфера старых хорроров, приправленная не слишком научной фантастикой и элементами нуара (в частности, тайну капиталиста Кокрана распутывают не полицейские или детективы, а любители: дочь одной из жертв и врач). За жанровыми элементами, особо не таясь, сквозил социальный комментарий: главным злодеем стал не убийца в маске, а самый обычный телевизор, обладающий возможностью контролировать и подчинять умы, а также взрывать мозг (буквально). Досталось и корпорациям с их боссами с мегаломанскими планами и сотрудниками-роботами, которыми можно пожертвовать без зазрения совести. Все эти идеи постановщик впоследствии разовьет в «Чужих среди нас» (1988). И нельзя не отметить выдающийся саундтрек дуэта Карпентер-Ховарт: звуковое сопровождение триквела отливает фирменным карпентеровским мраком, почти каждая композиция запоминается и так и просится в плейлист — от главной темы до музыки из сцены погони. А рекламный джингл Silver Shamrock застревает в голове так же прочно, как запах хлорки въедается в ноздри (хотя эта мелодия называется London Bridge is Falling Down и была взята за основу, потому что находилась в свободном доступе).

Но фанбаза, за четыре года превратившаяся во внушительную силу, подобных экспериментов не одобрила. Вместо Майкла Майерса она получила антикорпоративное кино с сомнительной концовкой. Критики же сочли затею по-своему интересной, «Сезон ведьм» после проката даже мог похвастаться прибылью, но фидбек от поклонников франшизы оказал опустошительный эффект. Было очевидно: людям нужен Майерс.

«Хэллоуин 4: Возвращение Майкла Майерса» / Halloween 4: The Return of Michael Myers
(реж. Дуайт Х. Литтл, 1988)

После релиза «Сезона ведьм» вопрос «где Майкл?» доносился из каждого городка, оборудованного кинотеатром. Мустафа Аккад, будучи практичным человеком, намек понял и обратился к Хилл и Карпентеру. Аккад хотел продолжить доить франшизу и собирался вернуть Майерса, несмотря на то что в сиквеле тот сгорел, как спичка. Переговоры шли неплохо: Карпентер объединился с Деннисом Этчисоном, нацарапавшим две новеллизации «Хэллоуина», Хилл готовилась вновь выступить продюсером, место постановщика уже отвели Джо Данте. Вот только сценарий Аккаду совсем не понравился: вместо добротного и понятного каждому слэшера там была какая-то заумь и социальные остроты. Продюсер прямо сказал Карпентеру, что такое не катит, а тот был очень щепетилен в вопросах креативного контроля. Спор закончился тем, что Карпентер и Хилл продали Аккаду права на франшизу, Этчисон остался без работы, сценарий отдали еще не оперившемуся Алану Макэлрою (впоследствии он напишет «Спауна» и «Поворот не туда»), а режиссером стал Дуайт Х. Литтл.

События квадриквела разворачиваются вокруг племянницы Майкла — Джейми. Поскольку где-то далеко за кадром Лори Строуд погибла в автокатастрофе (вместе с мужем), девочка воспитывается в приемной семье. Тем временем сам Майерс пребывает в коме, но, услышав разговор санитаров о родственнице, немедленно приходит в себя, решительно прерывает транспортировку в лечебное учреждение (ах, где бы сейчас был Майкл, если бы не эти перевозки) и направляется на кровавое воссоединение семьи.

Напомним, что на дворе стоял 1988-й, у слэшеров оставалось очень мало времени перед окончательным падением зрительского интереса. Поэтому ни сам фильм, ни образ Майкла Майерса не могли противостоять изменениям, которые диктовали времена. Если раньше Майкл мог всадить в человека мясницкий нож и держать его в воздухе на вытянутой руке, то теперь он протыкал людей насквозь винтовками и вообще косплеил Джейсона Вурхиза. Количество жертв и общая кровавость сцен также пошли вверх: возвращение Майерса нуждалось в серьезной багровой помпе.

Неизвестно, что там планировал Карпентер, но у Макэлроя сюжет серьезно поглупел. Зато фильм нарастил мускулы в темпе и подаче, поэтому смотрелся гораздо бодрее предшественников. И опять-таки кровища не давала скучать. Каст ничем особенным не блистал — за исключением Даниэль Харрис: девочка настолько натурально произносит свои реплики и реагирует на события, что без стыдливого румянца рядом с ней может находиться лишь Дональд Плезенс.

Несмотря на все жанровые условности, сюжетные и логические нестыковки, «Возвращение» состоялось как слэшер: это динамичный и достаточно кровавый фильм с персонажем, по которому все соскучились.

«Хэллоуин 5» / Halloween 5
(реж. Доминик Отенен-Жирар, 1989)

А вот с пятой частью Аккад и компания перемудрили. «Возвращение Майкла Майерса» еще не успело выйти на видео, а съемки нового «Хэллоуина» уже шли полным ходом. В будущих интервью Аккад объяснит подобную поспешность опьянением от успеха предыдущего фильма: деньги, знаете ли, кружат голову.

На этот раз в качестве режиссера выступил швейцарец Доминик Отенен-Жирар, номинированный на Золотого медведя за триллер «После тьмы» (1985). Однако съемки продвигались туго: сценарий правили, а площадку частенько оглашало эхо споров. Да и сам Отенен-Жирар, похоже, не очень комфортно чувствовал себя в рамках франшизы: «Месть Майкла Майерса» частенько суетится вокруг персонажей и второстепенных моментов, но когда дело доходит до экшна, камера либо стыдливо отворачивается, либо являет второсортные убийства, слишком скучные для 1989 года. И это при том, что у постановщика под рукой были спецы по гриму из компании Грега Никотеро K.N.B. Часть вины, конечно, можно свалить на монтаж: пятую часть пришлось здорово перетряхнуть, чтобы получить рейтинг R.

«Хэллоуин 5» вышел в кинотеатрах почти одновременно с релизом «Хэллоуина 4» на видеокассетах. Ожидаемо, что такого хода не поняли ни критики, ни даже фанаты серии. Учитывая общую пресыщенность тыквенной тематикой и достаточно слабый уровень картины, «Месть Майкла Майерса» растоптали критики (похвалив игру Дональда Плезенса и Даниэль Харрис, которые честно тащили весь фильм), касса также оставляла желать лучшего. Пожалуй, справедливо будет назвать эту часть вместе с сиквелом Розенталя самыми слабыми во всей франшизе.

«Хэллоуин 6: Проклятие Майкла Майерса» / Halloween: The Curse of Michael Myers (реж. Джо Чаппелль, 1995)

После скромного выступления пятой части Аккад взял перерыв, чтобы оценить жизнеспособность франшизы в современных реалиях. Хотя в потенциале кровавых похождений Майерса продюсер не сомневался, объективные факторы взывали к переменам. Вместо того чтобы обратиться к маститым авторам, Аккад встретился с фанатом франшизы и сценаристом Дэниэлом Фаррандсом. Фаррандс долго готовился к этой встрече, расписал все фамильные деревья и родственные связи, разложил события всех предыдущих частей во временной проекции и поведал свой замысел: перебросить мост между первыми «Хэллоуинами» и дальнейшими фильмами о Джейми Ллойд — последней девушке из четвертой и пятой частей. Аккад остался доволен, но тут приключилась битва за права над Майерсом. После долгих и нудных дебатов победителем вышел мейджор Miramax, а шестую часть должна была выпускать его жанровая дочка Dimension Films.

Ребята из Dimension тоже прониклись сценарием Фаррандса, отдав постановку жанровому ремесленнику Джо Чаппелю. К своей роли вернулся символ франшизы Дональд Плезенс, а вот Даниэль Харрис вздернула носик. Поскольку ее персонаж крайне важен для истории, Харрис справедливо рассудила, что может требовать за это серьезный гонорар. Dimension же очень хотелось сэкономить, поэтому в шестой части Джейми Ллойд сыграла безвестная британка Джастин Челси Брэнди.

«Хэллоуин» из прямолинейного слэшера окончательно превратился в мыльную оперу: без предварительной сверки со справочником (Википедии-то не было) даже бывалый фанат уже не мог с точностью сказать, кто кому здесь родственник. А как будто этого было мало, сверху Фаррандс вылил тягучий сюжет о друидском культе, имеющем непосредственное отношение к Майклу Майерсу и Хэллоуину. Просто взять и посмотреть фильм стало решительно невозможно: это все равно что смотреть «Санта-Барбару» с середины. В начале фильма Майкл убивает Джейми (лучшее убийство в картине), но та успевает спрятать свою новорожденную дочь на автобусной остановке. Ребенка подбирает Томми Дойл (впервые на экране — Пол Радд) — тот самый, с которым нянчилась Лори Строуд в первом «Хэллоуине». После встречи с Бугименом Томми посвятил свою жизнь Майклу Майерсу, а теперь с родственницей маньяка на руках до встречи с ним можно было отсчитывать минуты.

Поскольку теперь дистрибьюцией занимался мейджор, фильм неизбежно отправился на тестовый показ, не самую приятную штуку. Основной контингент на показах составили юноши не старше восемнадцати, так что можете представить, какие советы по улучшению картины получили кинематографисты. Продюсеры обработали фидбек и отправили кино на пересъемки. Из «Проклятия Майкла Майерса» вырезали почти всю культистскую арку и мистику-шмистику, а взамен оставили достаточно банальную разборку в стенах больницы. Полностью провальной концовку назвать нельзя: там есть и напряженные, и даже в меру эмоциональные моменты, но на титрах появляется ощущение, будто что-то не докрутили: и Майерс погиб как-то простенько, и доктор Лумис ушел в никуда (для Плезенса эта роль стала последней — актер скончался 2 февраля 1995).

К слову, через несколько лет фанаты раскопали так называемую продюсерскую версию, показанную в режиме теста фокус-группе. Среди поклонников франшизы этот вариант мгновенно стал предметом поклонения, но полноценную реализацию получил лишь через восемнадцать лет.

«Проклятию Майкла Майерса» удалось более-менее заработать, но критические рецензии поставили шестую часть к стене и без колебаний расстреляли: фраза «худшая часть серии» встречалась в каждой третьей статье. Однако все это не совсем соответствует истине: «Хэллоуин 6» во многом продукт своего времени. 1995 год, на звуковой дорожке классические синты (которые в руках Алана Ховарта дополнились металлическими вставками) теснит альтернативный хард-рок от I Found God и Brother Cane (в фильм засунули треть их альбома Seeds). Классические слэшеры уже почти полностью стали реликтом и ждали реформации от Уэса Крейвена, до которой был еще целый год. В отличие от предыдущего фильма, у «Проклятия Майкла Майерса» есть ритм и парочка неплохих убийств — то, о чем Розенталь мог только мечтать. Но не будем забегать вперед: у него еще будет свой шанс.

«Хэллоуин: 20 лет спустя» / Halloween H20: 20 Years Later
(реж. Стив Майнер, 1998)

Близилось двадцатилетие франшизы, и у всех заинтересованных в «Хэллоуине» лиц чесались руки создать что-нибудь к юбилею. Тем более что это потенциально могло принести хорошие деньги. К шеренге продюсеров добавился Кевин Уильямсон, написавший сценарий к «Крику» (1996), он же вносил правки в скрипт Роберта Запии и Мэтта Гринберга. Продюсерам удалось уговорить Джейми Ли Кёртис вернуться к роли Лори Строуд и даже почти уломать Карпентера снова сесть в режиссерское кресло. Режиссер, до этого всячески открещивавшийся от сиквелов, дал свое согласие на постановку, но традиционно запросил полный контроль и контракт на три фильма с Miramax. Продюсеры передали просьбу братьям Вайнштейнам, те покрутили пальцами у виска, так что в итоге главным на площадке стал Стив Майнер, снявший классические (вторую и третью) части «Пятницы, 13-е» (1981, 1982), «Дом» (1985) и первого «Чернокнижника» (1988).

Новый «Хэллоуин» перечеркнул предыдущие части так, словно их никогда и не было, оставив в хронологии лишь события оригинала и сиквела. Лори инсценировала свою гибель, сменила имя, родила сына и теперь работает директором престижной школы в Калифорнии. И хотя жизнь идет своим чередом уже двадцать лет, Строуд так и не избавилась от тени Майкла Майерса, постоянно ожидая, когда он нанесет новый удар.

Сценаристы позаботились о том, чтобы «20 лет спустя» содержал достаточное количество разнокалиберных отсылок. В самом начале убивают Мэрион, помощницу доктора Лумиса из первой части. А ближе к середине картины есть потрясающе милая сцена с Джейми Ли Кёртис и ее матерью Джанет Ли, звездой «Психо» (даже музыка делает оммаж к знаменитому саундтреку Бернарда Херрманна) — для двух актрис это была последняя совместная сцена. Но когда дело доходило до Майерса, сценарий лишь пожимал плечами и выдавал несуразную фиксацию серийного убийцы на круглых датах. Чем занимался Майкл последние двадцать лет — неведомо никому.

В качестве образца для подражания был выбран «Крик» (фамилия Уильямсона тут не случайна) или даже «Крик 2»: бескровные убийства, беготня по кампусу, копания в прошлом, общий MTV-настрой (привет, LL Cool J), только постмодернистских фишек не хватало. Хотя нет, есть тут момент: в одном из эпизодов персонажи смотрят «Крик 2», что рушит сразу две вселенные. Если «Хэллоуин» — это реальность, то телевизионный «Крик 2» — выдумка. А значит, и события первого «Крика», в котором показывали сцены из «Хэллоуина», тоже не происходили, что создает парадокс.

Как уже было сказано, крови в «20 лет спустя» почти нет (лучшая в этом плане сцена — Джоди Лин О’Киф с раздробленной ногой). Ритм максимально приближен к молодежным слэшерам вроде «Я знаю, что вы сделали прошлым летом» (1997), но сцены без погонь и убийств чересчур затянуты. Композитором взяли Джона Оттмена, но на постпродакшне зачем-то понапихали музыки из все того же «Крика», а треки Оттмена поставили не в тех сценах, для которых они изначально планировались (композитор по этому поводу очень много ругался, но изменить ничего не мог).

Итоговый результат нельзя назвать сиквелом, который мы все ждали, но с ролью капустника по случаю годовщины он вполне справляется. Отсылочки, известные актеры, ностальгия по Джейми Ли Кёртис, несколько запоминающихся сцен (концовка с отрубанием головы — без пяти минут шедевр) — все это один большой торт с надписью Happy Halloween, Michael! Бокс-офис показал, что очень многие хотели урвать себе кусочек от торта: фильм собрал 55 миллионов долларов, а значит, Майерсу было еще рано на покой.

«Хэллоуин: Воскрешение» / Halloween: Resurrection
(реж. Рик Розенталь, 2002)

После съемок в «20 лет спустя» Кёртис ясно дала понять, что больше не хочет возвращаться к роли Лори Строуд. Да, этот образ подарил актрисе карьеру, но надо же где-то точку ставить. С другой стороны, Мустафа Аккад не собирался зарывать Майерса в землю. Франшизу надо было продолжать, и без участия Кёртис выйти на новую часть было не то чтобы непросто, но откровенно неудобно. Выход нашел сценарист Кевин Уильямсон: он придумал ситуацию, в которой Лори убивала не Майкла, а парамедика, которого Майерс заблаговременно переодел в свой костюм, да еще и раздавил медицинскому работнику гортань, чтобы тот не мог взывать о помощи из-под маски. Из-за такого поворота Лори попала в психушку, где ее и настиг безумный брат. Это полностью соответствовало устремлениям Кёртис похоронить свою героиню и позволяло продюсерам и сценаристам направить сюжет в нужное русло. Правда, несколько минут с Лори Строуд отобрали у бюджета дополнительные три миллиона долларов.

Поскольку все члены семьи Майкла теперь были на том свете, его стало можно натравливать на что угодно. Сценаристы Ларри Брэнд и Шон Худ отправили маньяка в родной дом, в котором Баста Раймс задумал снимать реалити-шоу с подростками с прямой трансляцией в интернете. Таким образом, архаичный Майерс боролся не только с мейнстримом и подростками, но и с новыми технологиями: веб-камерами, стримингом и смартфонами. Режиссера выбирали из нескольких кандидатов, но в конце концов постановкой занялся Рик Розенталь. На этот раз он не имел возможности подсматривать в конспекты Карпентера, поэтому пришлось придумывать что-то свое. Розенталь хотел сделать четыре концовки и поставлять их в кинотеатры в случайном порядке. Зрители фактически смотрели бы разные фильмы и после сеанса упивались бы холиварами в интернете. Идея свежая и любопытная, но продюсеры зарубили авангардный подход Розенталя, заставив его выбрать что-нибудь одно.

Выбор режиссера разочаровывает: последняя девушка и Баста Раймс (до этого схлестнувшийся с Майклом в кунг-фу-поединке) расправляются с антагонистом, а затем еще и читают лекцию репортерам о том, что такое хорошо и что такое плохо. Грустно и от того, что, кроме акцента на актуальных технологиях и парочки гэгов, фильм ничего не может предложить зрителю. Да, канон соблюден: маньяк в маске, легкая обнаженка, приличное количество жертв, разнообразные орудия убийства — все атрибуты слэшера на виду, как в операционной. Но подача у Розенталя постная и предсказуемая, а для 2002-го слишком мало контента: ни ярких убийств, ни детективной подоплеки — сплошные тропы двадцатилетней давности. Поблек и сам Майкл: раньше у него была большая и дружная семья, которую нужно во что бы то ни стало зарезать, а теперь — какие-то пришлые студентики, оператор да парочка шоураннеров. Разочарование маньяка, видимо, было столь велико, что персонажа Тайры Бэнкс он убил за кадром.

Несмотря на кислое впечатление от «Воскрешения», Dimension планировала и дальше расширять франшизу. Но работу над новым сиквелом пришлось приостановить: в 2005 году при взрыве в отеле Гранд-Хайят в Иордании погибли Мустафа Аккад и его дочь Римма.

«Хэллоуин 2007» / Halloween
(реж. Роб Зомби, 2007)

В 2006-м Dimension объявили о перезапуске «Хэллоуина». Ответственным за ремейк был назначен Роб Зомби — он давно хотел воздать должное убийце из Хэддонфилда и оформить свое видение культовой классики. И ему было где развернуться: концепт и сценарий полностью лежали на нем. Роб Зомби эту возможность использовал на полную катушку. Сразу и не скажешь, чего в новом «Хэллоуине» больше: оригинальных задумок или детских впечатлений автора. Режиссер воплотил в фильме все любимое: сочувствие антагонистам, агрессивно-девиантную реальность, пошловатые (а порой откровенно придурочные) диалоги, винтажный рок, яркий gore, актеров из старых хорроров и ворох замаскированных отсылок.

До поры личные интересы Роба Зомби отлично спаяны с историей: нам показывают детство Майерса, характерное для многих реально существовавших серийных убийц. Неполная (и неблагополучная) семья, отчим-абьюзер, травля в школе, издевательство над животными, почти полное отсутствие эмпатии — Майкл еще никогда не был так реален, как в «Хэллоуине 2007». В оригинале он убил лишь свою сестру, а у Зомби ее судьбу разделяют еще три человека. Майкла отвозят в Смитс Гроув, где из проблемного и запутавшегося ребенка он превращается в психопата, а затем — в то, что Карпентер в свое время назвал в сценарии The Shape.

Но затем уникальный контент заканчивается, и Роб Зомби начинает переснимать оригинал на свой лад. В спокойных сценах это раздражает: представления Зомби о диалогах отлично звучат в его песнях, но в рамках «Хэллоуина» вызывают в лучшем случае продолжительную фрустрацию. Зато экшн фильма сбивает с ног: размашистая расчлененка, мрачная атмосфера и работа с камерой создают адреналиновую динамику, заодно дополняя образ Майерса. В убийствах раскрывается истинная сущность маньяка: первозданный хаос, разрушающий привычный порядок вещей.

Если говорить о перезапуске как о новом взгляде на привычную франшизу, то Роб Зомби провел отличную работу. Он разбавил уютную атмосферу Хэддонфилда абразивностью реальной жизни, где маленький городок — это не только здоровающиеся друг с другом соседи, но и грязные кухни, пьянствующие отчимы, санитары-насильники и жестокость, порожденная скукой. В фильме задействована целая куча культовых для жанра актеров: Билл Моузли, Уильям Форсайт, Кен Фори, Дэнни Трехо, Брэд Дуриф, Малкольм Макдауэлл, Удо Кир — не забудем и про Даниэль Харрис! На саундтреке — сплошь ламповая классика от Don’t Fear The Reaper и Mr Sandman до Love Hurts от Nazareth и Only Women Bleed от Alice Cooper.

Критики не слишком тепло встретили ремейк, хотя большинство сошлось на том, что версия Роба Зомби действительно жуткая. Карпентер тоже не впечатлился: мол, со всей этой подробной биографией Майерс лишился таинственности. Зрители же проголосовали долларом: при бюджете в 15 миллионов долларов «Хэллоуин» собрал 80 по всему миру. Никто не удивился, когда через год Малек Аккад объявил о съемках сиквела.

«Хэллоуин 2» / Halloween II
(реж. Роб Зомби, 2009)

Какое-то время циркулировали слухи о том, что французские экстремисты Александр Бустильо и Жюльен Мори собираются поставить новую часть, но вскоре появилось официальное сообщение: Роб Зомби самостоятельно напишет и снимет сиквел к своему перезапуску. С фирменной кровищей и авторским видением.

На этот раз пресловутое авторское видение вышло Зомби боком. По сюжету при перевозке (да, опять) в морг Майкл пришел в себя, убил санитаров и отправился путешествовать по стране. Лори Строуд сменила третью по счету семью (на этот раз бедовую девушку приютил шериф Брэкетт) и пытается вылечиться от психологической травмы, а Сэм Лумис нажил состояние на книге о главном серийном убийце Америки и ведет себя как дива. В жанровых приемах осечек нет: Зомби верен себе и по-прежнему брутален. Однако сюжет на полной скорости несется в пропасть: сцены переполнены поп-психоанализом, персонажи превратились в гипертрофированные версии самих себя, а у самого режиссера обнаруживается ридлискоттовская фиксация на белых непарнокопытных. Майкл так и не может решить, как же ему удобнее членовредительствовать: в маске или в худи. В финале же разверзается длиннющий претенциозный ванильный ад, уничтожающий все хорошее, что было в картине, оставляя десятки вопросов, на которые даже не хочется слышать ответы.

Фанаты такого отношения к своему фетишу не простили, наградив «Хэллоуин 2» худшим рейтингом среди всех фильмов франшизы (кроме «Сезона ведьм», конечно). Критикам не понравились ни безостановочный gore, ни лирические отступления Зомби, однако до полного разгрома дело не дошло. Вайнштейны какое-то время барахтались с идеей снять еще один «Хэллоуин» в 3D, но Роб Зомби поспешил распрощаться с франшизой, проект заглох, а затем и вовсе был закрыт. Майкл Майерс наконец-то отправился на покой, а Хэддонфилд смог вздохнуть свободно. До недавних пор.

«Хэллоуин» / Halloween
(реж. Дэвид Гордон Грин, 2018)

В 2015-м поползли слухи об очередном «Хэллоуине», назывались конкретные имена, но все так и закончилось ничем. Лишь через год права на франшизу разделили Miramax и Blumhouse, которые при содействии Малека и Тарика Аккадов взялись за новый фильм.

Во франшизу снова вернулась Джейми Ли Кёртис, теперь уже чтобы похоронить Майерса, а не себя, а также Ник Касл, исполнитель роли Майерса в первом фильме, и Джон Карпентер в качестве исполнительного продюсера и композитора.

Несмотря на перебор с отсылками, забытых из-за пересъемок персонажей, логические нестыковки и прочие огрехи, кино получилось бодрым, умеренно жестоким и весьма остроумным в финальном акте. Кроме того, на картину отлично ложится феминистский месседж: три поколения женщин сжигают заживо старый сексистский патриархальный уклад.

Карпентер в который раз провозглашает, что «Хэллоуин» 2018 года — последний фильм о Майкле Майерсе. Но когда у тебя нет никаких прав, говорить можно все что угодно, поэтому слова мэтра следует смело пропускать мимо ушей. А вот написавшие сценарий Грин и Дэнни Макбрайд, скромно потупив взор, заявляют, что с большим интересом поработали бы над сиквелом. И это вызывает определенные опасения: после такой концовки единственное, что остается сценаристам, это прибегнуть к избитому приему «на самом деле, все было не так» и мучить зрителей флешбэками и другими нечестными гадостями. С другой стороны, Фредди с Джейсоном покоятся с миром горят в аду, и Майерс с Буббой Сойером (или он теперь Томас Хьюитт?) — единственные из слэшерных маньяков-старожилов, с которыми ну никак не хочется расставаться.

Последнюю точку в этом досужем разговоре поставят сборы: Blumhouse ничего не имеет против сиквелов успешных хорроров, с Miramax и так все понятно, Аккады франшизу не бросят никогда, Грин и Макбрайд свое слово уже сказали. Если «Хэллоуин» соберет достаточно, то у нас наверняка появится очередной сиквел. Ведь что-что, а чистое зло не умирает никогда.


Читайте также:

Режиссерский комментарий: «Хэллоуин» (1978)
Рецензия на«Хэллоуин» (2018)

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
  • Александр

    Спасибо за обзор.

WordPress: 12.82MB | MySQL:222 | 0,342sec