Итоги-2021: 20 лучших жанровых фильмов года

Список лучших фильмов ужасов и других темных жанров у RussoRosso в этом году, как обычно, разнообразен: в нем нашлось место как громким хитам, так и менее популярным работам. Топ-20 составляли Настасья Горбачевская, Дмитрий Соколов, Иван Афанасьев, Дмитрий Бортников, Роман Неловкин, Никита Лаврецкий, Алексей Филиппов, Алексей Свирский, Денис Сапранов, Марк Шредер, Дмитрий Шиллс, Владимир Бурдыгин, Анна Романюк, Марат Шабаев и Влад Шуравин.


20. «Пир» / Gwledd
(реж. Ли Хейвен Джонс)

Первое, что стоит сказать – это фильм на валлийском языке, из Уэльса. Таких картин очень мало и, кажется, это первая из них, получившая международное признание.

Второе – это классический слоубернер с кучей вшитых в тело подтекстов. Здесь и экология, и злобные капиталисты, и антиглобализм, и мифология, и проблемы гендерного неравенства. Но всё это ни секунды не мешает смотреть фильм ради чистого хоррора – тревожного, пугающего, неуютного. Каждый найдет своё и никто не уйдет обиженным, главное держать глаза открытыми.

Ещё никогда в ХХI веке кельтская мифология не была столь убедительна, ещё никогда её голос не звучал так громко. Шелест листвы, завывания ветра, ампутированная нога на блюде – Уэльс прекрасен и таит в себе немало секретов. Владимир Бурдыгин


Читайте также:

Мини-рецензия на «Пир»


19. «Девушка, подающая надежды» / Promising Young Woman
(реж. Эмиральд Феннел)

«Девушка, подающая надежды» — нечто большее, чем стандартный rape revenge. В режиссёрском дебюте Эмиральд Феннел не стала размениваться на полутона. Не скрывая злой иронии, из сцены в сцену она швыряет зрителя от кондового ромкома (Paris Hilton playing in the distance) к беспросветному триллеру. Она не стесняется обманывать ожидания зрителей, она заставляет их разочароваться в персонажах, которых играют актёры с прежде безупречным портфолио положительных героев. Щадит она публику, только когда оставляет за кадром изображение инцидента, что случился с лучшей подругой главной героини. Но смотреть на искажённое болью лицо самой Кэсси, которой пришлось впервые увидеть запись роковой вечеринки, от этого не легче. Это многоуровневая и сложная во всех смыслах история не только о насилии, сексизме и токсичной маскулинности, но и о непрожитой скорби, а также о банальной человеческой эмпатии.

Выводы и оценки как зрителей, так и критиков оказались ожидаемо поляризованы. Во время интервью с неназванным британским изданием журналист счёл нужным предупредить Феннел, что не все люди согласятся считать пьяную женщину «правильной» жертвой, да и чего стоит одна только рецензия от Variety. Зато Феннел может парировать, помимо прочего, просто упомянув пять номинаций на Оскар и одну статуэтку за лучший сценарий.

Символично, что подобные выпады только подтверждают наличие проблем, о которых предлагает поразмыслить «Promising Young Woman». И если вашей первой реакцией после просмотра будет раздражение, попробуйте всё же абстрагироваться от эмоций и всмотреться в настоящие причины возникшего неприятия. Скорее всего, злиться вам нужно вовсе не на фильм. Анна Романюк


Читайте также:

Рецензия на «Девушку, подающую надежды»


18. «Гайя. Месть богов» / Gaia
(реж. Яко Баувер)

Экологический хоррор из ЮАР пришелся ко времени — пандемия заставила многих переосмыслить место и роль человечества на Земле. С какой стати homo sapiens претендует на роль царя пищевой цепочки? Почему вирусы или, скажем, грибы настолько недооценены? Сюжет «Гайи» пытается эту несправедливость исправить — и сталкивает цивилизацию в лице смотрительницы национального парка и мир непознанный и чудной в лице бывшего биолога, который обрел дзен в краю живых растений. Местами концепт прямо-таки бьет зрителя по лбу толстой веткой — и герои проговаривают, что человечество со своей индустриальной революцией объявило природе войну. Но остроумный и красивый финал искупает все неловкости, грубоватые диалоги и нарративные шероховатости — необузданная плесень, прорастающая на упаковке фаст-фуда — едва ли не самый запоминающий образ этого года. Марат Шабаев


Читайте также:

Мини-рецензия на «Гайя. Месть богов»


17. «Страна чудес Вилли» / Willy’s Wonderland
(реж. Кевин Льюис)

Главное, что впечатляет в «Стране чудес Вилли» – стиль. Хотя фильм Кевина Льюиса никак не связан с «Грайндхаусом» Тарантино и Родригеса, смотрится он как полнометражная версия одного из тех фейковых трейлеров, которые разделяли «Планету страха» и «Доказательство смерти».

«Страна чудес Вилли» — образчик хорошего плохого вкуса. И здесь вкус этот безупречен во всем. Начиная от оформления монстров, продолжая саундтреком и заканчивая безупречным выбором актера на главную роль. Хрустят черепа и позвонки, за кадром звучит тревожный электронный бит, суровый Уборщик беспощадно колошматит одну ожившую гигантскую куклу за другой — ритм выдерживается от первого до последнего кадра, но его пульсирующее сердце сильнее всего бьется в экшн-сценах. В лучшие моменты «Страна чудес» выглядит как сюрреалистический хоррор-вестерн – и не случайно режиссер как-то обмолвился, что одним из его источников вдохновения был «Бледный всадник», вестерн из 1980-х. Столь точное попадание в цель выглядит тем более удивительным, если вспомнить, что прошлые фильмы Льюиса были, мягко говоря, далеки от совершенства. Но в «Стране Чудес Вилли» все по-другому – на то оно и чудо, в конце концов. Дмитрий Соколов


Читайте также:

Рецензия на «Страну чудес Вилли»


16. «Воздушный бой» / Shadow in the Cloud
(реж. Розанна Лян)

Место в этом списке, присвоенное «Воздушному бою» — пустая условность. На самом деле эта лента неномерная: вне конкурсов и званий она топчет бесконечность от нуля до единицы, становясь одновременно лучшей, худшей, бестолковой и гениальной. Фильм Розанны Лян перешел ей по наследству от сценариста Макса Лэндиса после выдвинутых ему обвинений в сексуальном домогательстве. Повлияло ли это на коррективы, которые режиссёрка внесла вместе со своей ведущей актрисой Хлоей Грейс Морец? Вероятнее всего. Выиграла ли от этого картина? Сложно представить насколько.

В гибридной природе «Тени в облаках» (так картина зовется в оригинале) уживаются одновременно и клаустрофобный триллер, и детективно-шпионская линия с грузом, и хоррор-экшен, и военный боевик: это при том, что первую половину хронометража мы остаемся наедине с героиней Морец — летчицей Мод Гаррет, запертой в башне пулеметчика на воздушном судне. Она неуязвимее Джона Уика, Маклейна и Джейсона Вурхиза вместе взятых, а Чудо-женщина может лишь мечтать о силе воле солдатки. За фееричные жанровые конвульсии, легкость и иронию с которой подняты все те же вопросы, которые никак не найдут разрешения ни в этом, ни в следующем году, «Воздушный бой» хочется бесконечно любить не только в 2021. Настасья Горбачевская


Читайте также:

Рецензия на «Воздушный бой»


15. «Моё сердце не будет биться, пока ты не прикажешь» / My Heart Can’t Beat Unless You Tell It To
(реж. Джонатан Куартас)

«Мое сердце не будет биться, пока ты не прикажешь» — фильм крайне неуютный. Он с первых минут заставляет зрителя вязнуть в саспенсе, который здесь не отпускает ни на секунду, и усиливает тревогу «клаустрофобным» 4:3 вместо широкого кадра. Местный страх исходит не столько от ситуации, в которой вынужденно оказываются герои, сколько от беспросветной безысходности, от которой, кажется, невозможно сбежать.

Центральная тема — «семью не выбирают» — выглядит свежо и на фоне голливудского подхода к вопросу, где семья выставляется как высшая ценность. «Мое сердце…» во многом идет против мэйнстримного потока и выставляет семью скорее как необходимое зло, от которого не так-то просто отказаться. Тем более, если родственники камнем тянут тебя на самое дно. Дмитрий Шиллс


Читайте также:

Мини-рецензия на «Моё сердце не будет биться, пока ты не прикажешь»


14. «Когда я поглощаю тебя» / When I Consume You
(реж. Перри Блэкшир)

Тихо и красиво прогрессирует режиссер Перри Блэкшир, чей хоррор «Они похожи на людей» (2015) был в должной степени холоден, но не цеплял, а «Сирена» (2019), наоборот, как положено обволакивала душу мрачной лирикой, но недобирала по части жанрового формализма. «When I Consume You» в этом смысле достигает равновесия, причем будто идеального: пока брат и сестра изо всех сил пытаются похоронить травматичное прошлое, за их спинами возникает силуэт недоброго сталкера, а вместе с ним — кровь и смерть, горе и месть.

Как и большинство бьющих в цель эмо-хорроров, фильм Блэкшира выстроен на режиссерской рефлексии, однако важный момент: в центре внимания здесь — редко воспроизводимая в кино и лишенная намека на мелодраму кровная связь. Отчасти она, а отчасти и режиссерская искренность формируют чудесную интонацию истории: «Когда я поглощаю тебя» — это отчаяние в темной захламленной квартире, которую вдруг озаряет свет и наполняет тепло. На этом фоне череда изъянов (к постановке кульминационного эпизода, назовем это так, есть вопросы) воспринимается как дополнительное украшение. Алексей Свирский


13. «Ночь» / The Night
(реж. Курош Ахари)

Неспешная иранская «Ночь» обволакивает чувством, что что-то должно произойти, завлекает классическим сюжетом о неправильно выбранном месте для ночевки. Авторы обыгрывают и свою любовь к классике (Хичкок и Кубрик) и симпатию к тем, кто выстраивает лучшие жанровые киноигрища прямо сейчас (Эггерс и Астер).

«Ночь» вобрала в себя ужас, что веками остается неизменным. Не забыты и традиции Востока — свадебные клятвы нужно выполнять в любом случае, а татуировки лучше выбирать с умом, ведь каждая может носить в себе двойной смысл. Несмотря на то, что есть задел и для иранского сиквела, было бы здорово увидеть американский ремейк с приличным бюджетом. Дмитрий Бортников


Читайте также:

Рецензия на «Ночь»


12. «Прошлой ночью в Сохо» / Last Night in Soho
(реж. Эдгар Райт)

Эдгар Райт всегда был известен как ироничный деконструктор жанров – будь то зомби-хоррор («Зомби по имени Шон»), ромком («Скотт Пилигрим против всех») или полицейский боевик («Типа крутые легавые»). И, на первый взгляд, «Прошлой ночью в Сохо» — это уже привычная для поклонников Райта деконструкция, где за основу взят джалло. Но при ближайшем рассмотрении всплывает все больше – выражаясь словами одного из героев «Криминального чтива» — «маленьких различий».

Главное, что выделяет «Прошлой ночью в Сохо» — не отточенный визуальный стиль или отлично подобранный саундтрек, но необычная для Райта плавная смена интонаций – с иронической ностальгии на тревожность и даже токсичность прошлого. В мире, где культура беспрестанно воспроизводит прошлое, фильм Райта выглядит почти контркультурным проектом. «Прошлой ночью в Сохо» — это не пронзительная ода навсегда ушедшей эпохе, но предостережение от романтизации прошлого. Память, говорит нам Райт, очень избирательна: в поп-культуре остается лишь яркое, безобидное и лучшее, в то время как мрачное, тяжелое и дискомфортное стирается из памяти. Прошлое всегда кажется ярче, но это опасная иллюзия: сверкающие огни Сохо вновь и вновь гипнотизируют людей, жаждущих быстрой славы, чтобы превратить их в призраков, потерявших душу в водовороте времени.

Этот акцент на трагическом восприятии прошлого – если не самый мощный, то самый неожиданный компонент в фильме. Да, он не всегда работает так, как мог бы, но без него фильм смотрелся бы лишь очередным упражнением в стиле. Райт делает шаг вперед, оглядываясь назад – и убедительно показывает нам, что счастье – в настоящем: лишь ныне живущие обладают свободой выбирать то прошлое, которое они хотят сохранить. Дмитрий Соколов


Читайте также:

Рецензия на «Прошлой ночью в Сохо»


11. «Дом на другой стороне» / The Night House
(реж. Дэвид Брукнер)

«Дом на другой стороне» для заокеанского вундеркинда Брукнера — кино во многом поворотное: уверенный шаг от междусобойчика с мамблгорщиками к ремейку «Восставшего из ада». Брукнер впервые работает с настолько статусной и талантливой актрисой как Ребекка Холл, способной в одиночку вытащить любой фильм, — и режиссер ее инстинктами активно пользуется.

Редко какой фильм, попадающий в репертуарную сетку, способен предложить что-то еще, кроме вечерней разрядки из джампскейров и плакатного гражданского месседжа, в большинстве случаев спровоцированного современной повесткой. Но Брукнер, во-первых, предлагает кино, которое на корню убивает любую зрительскую претензию к нелогичности и нескладности действия, — просто за счет выстроенной драмы бытового хоррора и невероятно сильного актерского перформанса. Любой эмоции Холл действительно веришь, а ее трагедию воспринимаешь как собственную.

Во-вторых, американец во второй половине картины выходит на территорию трансцендентного и необъяснимого с таким запасом уверенности, что остается только поразиться его возросшими постановочными рефлексами и чувству ритма. Это по меньшей мере уровень работ «Я поймал дьявола» или «Песнь дьявола».

В-третьих и в главных, Брукнер не просто создает ужас человеческого несчастья, не только заглядывает за край и окунается в бездну, снова и снова призывающую вернуться обратно, но и выдает план противодействия: держаться стоит только за эмпатию близких, пусть это и совсем неродные, по сути, посторонние люди. Роман Неловкин


Читайте также:

Рецензия на «Дом на другой стороне»


10. «Цензор» / Censor
(реж. Прано Бэйли-Бонд)

Если сегодня во всех трагедиях винят компьютерные игры, то в 1980-х люди боялись, что какой-нибудь отморозок насмотрится ужасов и попытается повторить любимую сцену. Поэтому в 1984 году Великобритания приняла закон по борьбе с «видеомерзостью»: все фильмы проходили проверку на излишнюю кровавость.

Главная героиня «Цензора» Энид (Нив Алгар) – самая строгая работница в отделе цензуры. К грязным фильмам она относилась так же спокойно, как патологоанатом к мертвецам, пока ей не попалась лента, которая точь-в-точь повторяет ее личную историю. В детстве Энид потеряла сестру и до сих пор надеется, что она жива. В фильмах загадочного режиссера она находит сумрачные сведения о сестре и отправляется на поиски.

Социальные страхи накладываются на травму Энид, пленка – на реальность, а одержимость заботой – на еще большую жестокость. «Цензор» режиссерки Прано Бэйли-Бонд – это детективная «Алиса в стране би-муви» с отсылками к «Убийце с электродрелью», «Зловещим мертвецам» и другим культовым ретро-хоррорам, что нелегально продавались в тэтчеровской Великобритании. Марк Шредер


Читайте также:

Мини-рецензия на «Цензора»


09. «Мы отправимся на всемирную выставку» / We’re All Going to the World’s Fair
(реж. Джейн Шонбрюн)

Что делает интернет таким притягательным сеттингом для жанрового кино, основой целого направления, известного как десктоп-хоррор? Это и лоуфай малопиксильных вебкамер (обычные хоррормейкеры вынуждены под разными предлогами переносить все кульминационное действие в мрак ночи), и задающее напряжение колесо буферизации, зависающее в самые неподходящие моменты (Хичкок, помнится, строил саспенс с помощью такого ламерства, как диалоги и драматургия), и вездесущая анонимность, недостоверность всех идентичностей (куда более естественное явление, чем всевозможные буквальные маски из слэшеров). «Мы отправимся на всемирную выставку», история про тинейджерку, играющую в американского синего кита и ведущая диалог с излишне сочувственным мужчиной средних лет, отключившим вебку, все эти натуральные приемы из онлайн-арсенала использует максимально эффектно.

Стоит заметить, что все вышеперечисленные особенности онлайн-коммуникации вполне могут кануть в лету уже в ближайшие годы: разрешения и скорости достигнут пика, а идентификация по фото и паспорту станет принудительной. Возможно, хоррор-режиссеры будущего еще не раз вернутся к интернету начала XXI века как к идеально стремному месту действия (сейчас эту роль часто выполняют 70-е и 80-е). Ну а пока что можно насладиться золотым веком интернет-хоррора в прямом эфире, благо, Джейн Шонбрюн сняла один из самых аутентичных и эмоционально достоверных фильмов жанра. Никита Лаврецкий


Читайте также:

Мини-рецензия на «Мы отправимся на всемирную выставку»


08. «Титан» / Titane
(реж. Джулия Дюкорно)

Один из самых шумных — спасибо мегаломанскому названию и тому, что под капотом, — фестивальных фильмов года, «Титан» умеренно рассорил критиков и будто оставил равнодушными — как и положено металлу — зрителей. Впрочем, те, кто все-таки дошли до кабинки с кино- или онлайн-проекцией, тоже охотно разделились на новых поклонников Джулии Дюкорно и тех, кто ничего хуже в 2021-м, а то и в жизни не видел. Каннское жюри во главе со спойлерщиком года Спайком Ли записалось в первую группу, но до конца неизвестно, помог ли главный приз «фестиваля номер раз» арт-боди-хоррору, или оказал медвежью услугу.

По линии фильмов ужасов все, казалось бы, идеально. «Сырое» Дюкорно жанровые ценители заглатывали большими кусками, наслаждаясь соками дебюта. Сюжет о девушке, которая после автокатастрофы обрела титановую пластину в голове и жажду убивать (или это апгрейд пубертата?), получает мощный импульс в виде беременности от автомобиля. Кажется, уже от синопсиса у ценителей (не обязательно французского) экстрима должно разыграться нечеловеческое любопытство. Следом, по волнам сарафанного радио, могли подтянуться и те, кто устал от однотипной телесности американского хоррора, слащавого coming of age с ярмом Sundance и нарративов о семье любого масштаба: от блокбастера до мини-сериала и короткометражки.

«Титан» — прибегнем к режиссерской гиперболе и еще одному смыслу названия — слегка не с этой планеты. Ему одинаково родны боги и минералы, люди и металлы, благородное (кроненберговское) ретро и весь ассортимент мира будущего: постгендерное, трансгуманистическое, метамодернистское. Как это все совместить в диптихе о девушке, которая не хочет быть собой, и мужчине в летах, который перестать быть собой боится до одури, — вопрос 108 минут. Алексей Филиппов


Читайте также:

Рецензия на «Титан»


07. «Агнец» / Dýrið
(реж. Вальдимар Йоханнссон)

Мария и Ингвард (Нуми Рапас и Хильмир Сайр Гвюнднасон) занимаются овцеводством на маленькой изолированной ферме. Однажды супруги обнаруживают, что один из новорожденных ягнят похож на собратьев лишь наполовину, точнее – одной головой. Фермеры называют дитёныша Адой и растят как собственную дочь, оберегая от людей, зверей и их гибридов.

В своем дебютном драматическом хорроре «Агнец» Вальдимар Йоханнссон создает зловещую исландскую сказку о родительской любви, овцах и сущностях, обитающих в холодном полумраке белых ночей. «Агнец» (что в целом характерно для молчаливого кино Исландии) воспринимает природу в качестве субъекта коммуникации и наделяет ее жизнью, словно пустынные пейзажи – это отдельный персонаж, такой же таинственный и могущественный, как и в народных легендах. Марк Шредер


Читайте также:

Рецензия на «Агнца»


06. «Земляничный особняк» / Strawberry Mansion
(реж. Кентакер Одли и Альберт Бирни)

Ностальгические виньетки и стилизации уже успели стать моветоном, уделом выросших печальных детей 80-х и 90-х, которые предпочитают нафталиновому миру настоящего безоблачные и радужные воспоминания о прошлом. «Земляничный особняк» вполне мог бы оказаться очередной ретро-зарисовкой о том, что когда-то трава была зеленее, а искусство — искренней, но, к счастью, обошлось. Главный герой, усатый и неловкий сборщик налогов Джеймс Пребл, шастает по чужим снам и пишет отчёты о долгах граждан. Попав в дом к старушке-луддитке, вместо удобного планшета, где обычно хранятся грёзы, он находит целый склад кассет — в этом массиве магнитной ленты содержатся все ночные фантазии клиентки, которые ему нужно будет обработать за несколько недель.

Гиллиамовский маленький человек (равно как и зритель) поначалу не понимает, с чем он столкнулся. Ну зелёные травяные монстры. Ну мёртвые лошади. Ну прекрасная юная девушка. Старые сны старушки ожидаемо сотканы из бессвязного бреда, но если остаться с ним наедине чуть дольше, сам с охотой упадёшь в объятия грёз. «Земляничный особняк», с одной стороны, кино о том, как много тайн скрывает аналоговое искусство: за каждой из кассет спрятан свой уникальный секрет, и разгадать его можно только рискнув и поставив очередной тихий шедевр на «Play». С другой — о силе любви, которая преодолеет пространство и время, реальность и сны. Это не просто эмоциональное признание в чувствах эпохе, а ещё и занятная попытка ответить на вопрос, чем объясняется наша одержимость ретро. Как минимум — тем, что магическое прошлое не дало нам всех желанных ответов, а мы, одинокие и брошенные, их до сих пор жаждем. Влад Шуравин


Читайте также:

Мини-рецензия на «Земляничный особняк»


05. «Иччи»
(реж. Костас Марсан)

К странноватому брату Айсену, живущему на отшибе с мамой и папой, приезжает его брат, Тимир, с женой Лизой и сыном. Приезжает не гостить, а уговорить родителей продать дом, чтобы он смог рассчитаться с долгами. Те против – его братец, похожий на взрослого ребёнка, не приспособлен к жизни за пределами родной земли. Их ссора пробуждает местных духов природы, которые ночью устраивают недружным родственникам весёлую жизнь.

Искренне хочется сказать, что «Иччи» – фильм, на который хотелось бы, чтобы все в России равнялись: образцовая работа с минимальным бюджетом (даже скромная компьютерная графика выглядит достойно), бережное использование национального якутского колорита и, главное, редкий отечественный представитель жанра слоубернер, от которого не хочется заснуть. Режиссёру Костасу Марсану явно интересно жанровое кино, сразу видно, что он умеет с ним работать: знает, как донести историю, не разжёвывая по косточкам, как впечатлить и как напугать. Дайте ему ещё денег, пожалуйста. Иван Афанасьев


Читайте также:

Рецензия на «Иччи»


04. «Злое» / Malignant
(реж. Джеймс Ван)

Визионер Джеймс Ван переворачивал жанр хоррора так часто, что его смело можно окрестить живым классиком. «Злое» – квинтэссенция всего, что он любит: кошмарные чудища, неординарный взгляд на тему семьи, лихо закрученный сюжет, который ближе к середине разворачивается к зрителю самой неожиданной стороной. Это не абсолютный шедевр на все времена – Ван честно признавался, как просто хотел снять что-то «своё» между двумя фильмами про Аквамена и сделал это, как только урвал небольшой бюджет у продюсеров. Опять-таки, из этого вряд ли вырастет такая же долгоиграющая франшиза, как «Астрал» или «Заклятие», но порядочную дозу адреналина в коленки фильм впрыскивает и давним знатокам хоррора. Иван Афанасьев


Читайте также:

Рецензия на «Злое»


03. «В земле» / In the Earth
(реж. Бен Уитли)

«В земле» — вроде бы каноничное кино мастера, своего рода наркотический трип по коллективному бессознательному в декорациях демонического леса, заселённого сумасшедшими учёными и магами. Тут и эпилептический монтаж, и сценарий, будто бы построенный по наитию, и запутавшиеся в самих себе и мире вокруг главные герои — в общем, самое время трубить о славном камбэке жанрового классика.

И всё-таки новый фильм заметно отличается от «Поля в Англии» или «Списка смертников». В свои «золотые» годы Уитли был экстремалом, инди-панком, превращавшим каждую минуту истории в параноидальный кислотный сон. Теперь режиссёр вырос, стал больше внимания уделять паузам и акцентам, а его кино заметно поскромнело: чтобы дождаться знакомых приёмов, новой картине надо перевалить за экватор хронометража. Кто-то назовёт это пресловутым «опопсением», но кажется, что «В земле» — кино именно что гениального дирижёра, а, не как прежде, выдающегося провокатора. Его размеренность и неспешность пугают, бессобытийность заставляет вжиматься в кресло в ожидании настоящей катастрофы, а тишина тревожит даже больше, чем крики и стоны. Влад Шуравин


Читайте также:

Рецензия на «В земле»


02. «Безумный Бог» / Mad God
(реж. Фил Типпетт)

Ещё только погружаясь в историю создания этого полотна, ему уже хочется отдать всю веру и любовь этого мира, как это сделал сам Фил Типпетт. Тем радостнее, что удар соответствует замаху на все сто и даже больше процентов. Когда слышишь про 30 лет стараний, про горы изученной литературы, про опыт работы над главными блокбастерами второй половины ХХ века, ожидаешь чего-то именно такого, как «Безумный Бог».

Дэвид Кроненберг как-то сказал, что дословный перенос «Голого завтрака» на экран обошёлся бы в 400 миллионов долларов и был бы запрещен по всему миру. Что ж, Типпетту удалось гораздо большее, скорее даже Босх, чем Берроуз, как выяснилось, при желании можно ещё и не то экранизировать. Когда кажется, что по-настоящему великое искусство мертво и подвиги невозможны, из домашней студии на краю света выходит пожилой мастер и говорит: «Смотрите, я всё сделал».

Разумеется, соответствующий этому полотну текст должен состоять не из пары абзацев и даже не из пары десятков, это должна быть хорошая научная монография. Хочется верить, что хотя бы за океаном кто-то уже за неё взялся. Ну а нам остается только восхищаться гением и вновь и вновь пересматривать его шедевр. Владимир Бурдыгин


Читайте также:

Статья о «Безумном Боге»


01. «Кошмары» / Come True
(реж. Энтони Скотт Бёрнс)

Признание редакции c одной стороны удивительно, с другой скорее закономерно. В этом году однозначных фаворитов на жанровых берегах ужаса не было, но фильм Энтони Скотта Бернса выделяется среди прочих. И довольно сложно однозначно сформулировать чем именно, не прибегая к трюизмам и лощеным штампам: кино о сновидениях вышло сновидческим и гипнотизирующим, а разве могло быть иначе? Бернс вторую картину подряд пытается поженить метафизику с алгоритмами, при этом лишая ужас математического расчета. Одномоментный испуг заменило общее состояние тревожности, а в твои сны теперь может пробраться не только Фредди Крюгер, но и любой проходящий мимо. Маньяк с перчаткой упомянут здесь не случайно, фильм Бернса вполне может утрамбоваться в титул «Кошмара на улице Вязов» эпохи слоубернера. Возможно, эта вывеска и скудновата для многоярусной картины, но она фиксирует суть изменений жанровых конвенций и понятий страшного. Плохой сон едва ли может тебя убить, но что делать с рожденным им не проходящим беспокойством? Настасья Горбачевская


Читайте также:

Рецензия на «Кошмары»


Специальные упоминания:

Настасья Горбачевская: «Невинные»
Никита Лаврецкий: «Нули и единицы», «Бета-тест»
Анна Романюк: «She Will», «Люцифер»
Алексей Свирский: «Сатор»
Дмитрий Соколов: «Узники страны призраков»«Армия мертвецов»
Роман Неловкин: «Убийство двух любовников»
Алексей Филиппов: «Грязный рай»
Иван Афанасьев: «Свинья», «Черный снег»
Марк Шредер: «Псих-расчленитель»
Влад Шуравин: «Без резких движений»

Денис Сапранов: «Пустой человек»

Владимир Бурдыгин: «Холодный расчет»
Дмитрий Шиллс: «Надругательство», «Звук насилия»


Читайте также:

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter
RussoRosso

Автор:

Уважаемые читатели! Если вам нравится то, что мы делаем, то вы можете
стать патроном RR в Patreon или поддержать нас Вконтакте.
Или купите одежду с принтами RussoRosso - это тоже поддержка!

ПАРАНОРМАЛЬНЫЕ
  • Александр

    Спасибо за подведение итогов. Будем смотерть, то что не видел. А таких фильмов немало.

WordPress: 39.45MB | MySQL:129 | 1,078sec